Погода +3oC
$330
390.72
5.65
Опубликовано: Ср, Фев 15th, 2012

В Жанаозене погибли как минимум 73 человека

«Новая газета»    —  В Москве в Независимом пресс-центре состоялась пресс-конференция делегации общественных организаций из Казахстана и российских правозащитников

«Сейчас в Жанаозене помимо генпрокуратуры, — рассказал сопредседатель Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов, — работают три общественные комиссии, которые обмениваются информацией. На данный момент есть список из 73 фамилий, сейчас они дополнительно проверяются. Это люди, которые были похоронены на 6-й день после расстрела на площади и в последующие дни, активисты разговаривали с их родственниками и записали фамилии. Когда умирает человек, во дворе ставится юрта. По этим юртам мы их и находили. Многие тела даже не были в морге — их забирали родные прямо с площади».

Юрист профсоюза «Защита труда» Юрий Виньков отметил, что все еще остается много людей, пропавших без вести: «Только на столбах развешаны объявления об 11 пропавших после расстрела. Но людей, разыскивающих своих родных, гораздо больше. Кроме того, до сих пор не все тела из городского морга отдали родственникам».

Юрий Виньков рассказал, что в Жанаозене до сих пор находят тела: четыре дня назад тело Жусита Андамасова найдено в подвале жилого дома (свидетели утверждают, что его, еще живого, принесли в подвал сотрудники полиции). Сейчас активисты пытаются установить имена десяти человек, чьи тела были найдены в городском коллекторе две недели назад, и двух мужчин, найденных в степи. Кроме того, на городском кладбище обнаружены свежие анонимные захоронения. По данным «Новой газеты», также два неопознанных тела со следами пыток были найдены в подвале жилого дома 6 января. Наталья Глаголева, руководитель Всесоюзного движения в защиту политзаключенных, сообщила, что в жанаозенском морге три недели находились два неопознанных тела — девочки 13 лет и мальчика 15 лет: «Сотрудники морга говорят, что за ними никто так и не пришел. Либо они сироты из детского дома, которых также указом акима выгоняли на праздничную демонстрацию на площадь, либо их родители убиты».

По словам общественников, особая ситуация складывается с правительственными компенсациями. «Когда раненый либо его родственники обращаются в акимат за компенсацией, сотрудники акимата вызывают полицию, которая забирает этого человека в ГОВД. Там его допрашивают — и, как правило, он становится подозреваемым в участии в массовых беспорядках, — говорит Айнур Курманов. — На данный момент только четыре очень упорных семьи получили компенсацию за раненых».

В данный момент количество арестованных жанаозенцев превышает сто человек — притом что около 60 арестованных были отпущены после 31 января. Более 300 людей были осуждены по административным статьям.

Более подробную информацию — в том числе поименные списки погибших — общественные комиссии намерены обнародовать к началу судебных процессов над задержанными нефтяниками — примерно через две недели, после тщательной проверки.

13 комментариев
  1. Алма says:

    Зато компенсацию получают родственники тех, кто виноват в этой трагедии. И страховки они тоже получают.

    0
    0
  2. Uak says:

    «Время»
    У Калмуханбета КАСЫМОВА спросили корреспонденты:
    — В Жанаозене висят объявления о пропадающих без вести жителях…
    — Я первый раз такое слышу. Ни одного объявления не видел. Ни одного неопознанного трупа мы не находили. Пусть к нам придут люди, у которых пропали дети, — выпалил на бегу глава МВД. — Мы же анализ тоже делаем. Это все бредни и сказки! Я вам честно скажу: все корреспонденты — там, все правозащитники — там, пусть хоть одну семью покажут, у кого пропали, а мы нашли детей…

    0
    0
  3. ferik says:

    предлагаю этого коррупционера к растрелу и c конфискации имущества которые награбили у государства.

    0
    0
  4. Алма says:

    На прошлой неделе в ЖО приезжал «Акаман», он же Аманжан Рыскали, «авторитет», а ныне сенатор. Говорят, провокаторами на площади были люди из его бригады. Очень много вопросов возникает по поводу его приезда. Особенно начинаешь верить в то, что преступника тянет на место преступления. Кстати, он сенатор от Атырау, а не Мангистау. УН, вы-дотошные, может стоит вам провести журналисткое расследование?

    0
    0
  5. Uak says:

    А за кого «Акаман» играет за Мусина? По-любому кто-то из браков хорошо поплескал бензина на тлеющие угли протеста нефтяников и сыграл в одну игру с силовыми органами, расстрелявшими жанаозенцев. Вот, у васв Уральске «контора» всех хозяев транспортных компаний перешерестила, выясняла, их ли шараны 14 -го декабря автокараванам, по 5 — 7 машин, из Уральска въехали в Актау, а 17-го вечеров вернулись обратно. Их номера, говорят, камеры зафиксировали. Такк что ваши уральские кое что знают, что тым в Жанаозене было

    0
    0
  6. Алма says:

    «Акаман»-человек Мусина, вроде даже родич. Он брат Бергея Рыскалиева. В Атырау практически весь бизнес-под ними. Про автокараван тоже разные слухи. Некий Ондаганов -человек «Акамана», он вроде и организовал уральских.

    0
    0
  7. Тамаре says:

    Тамара, а почему бы не опубликовать статью Аллы Злобиной «Город усопших сохранит свои тайны до весны» (на сайте республики). Хотя бы в усеченном варианте. Это нужно и для местной власти и для оппозиционно настроенных. Отрезвляет, тех кто считает страница по жанаозену уже закрылась (в смысле законченной). Оказывается все впереди, и это понятно, потому что истинные причины вызвавшие трагедию упорно не хотят изучать и устранять. Видимо, причины глубинные, затрагивают основы СИСТЕМЫ. А основы трогать небезопасно, для всех. Нужно тщательно разобраться и только хорошо подготовившись приниматься изменять.

    0
    0
    • Tamara says:

      Просьба — пришлите этот материал. Сайт республики не открывается

      0
      0
  8. Алме says:

    Аманжан Рыскали не сенатор, а мажилисмен от партии Акжол. Походу Нур Отан щепетильным стал, однако…
    Впрочем, суть от этого нисколько не меняется.
    Атырау в части сенаторства «авторитетов» несколько поотстал от Уральска. От нас скоро и в сенате и в мажилисе одновремено будут два «авторитета». Ондаг…в уже на «подходе», созрел так сказать. Теперь в парламенте как враз спрос именно на эту категорию граждан.
    Надеемся не подведут наши, покажут свой «нордический характер».

    0
    0
  9. Сергей says:

    Да что вы со своей жанаозенью, использовали жанаозенцев, Ибо хотели и хотят они все даром получать, все время в рот заглядывают.

    0
    0
  10. Алма says:

    Вот что выдал Интернет http://www.dialog.kz/site.php?lan=ru&id=93&pub=896:
    «Неизвестный 26.03.2008 11:49:18
    Бергей Рыскалиев — бизнесмен, учредитель водочной компании . Родом из Маката, но вся сознательную жизнь крутил деньги в Актобе, активно помогал тогдашнему акиму Мусину (спонсорство и патронаж госпроектови т.д.). Когда тот стал Акимом Атырауской области он перешел в госслужбу. Рыскалиев сначала стал советником Мусина. Потом он прошел в обламаслихат и стал его секретарем — практически вторым человеком в области. Говорят, что на нем замыкается отмывка бюджетных денег.
    Мусин очень активно раскручивал Бергея (члена Атырауского исполкома партии , затем «Отана»), везде таскал с собой, на официальные приемы и в Астану.
    Родной брат Бергея — Аманжан Рыскалиев, (его еще называют Акаман). Приблатненный тип, с замашками мафиози, спортивный меценат, охранные структуры. Этот человек выполняет всю черновую работу команды: бюджетные деньги отмываются в его подставных фирмах, он же обналичивает финансовый поток. За Акаманом ходит слава Мусина, якобы у него под ружьем целый эскадрон смерти, который расправляется с противниками акима, неугодными бизнесменами и журналистами. Он имеет обширные связи в организованном преступном мире. По некоторым данным Акаман находится в оперативной разработке у гэбэшников. Его фирма <Аман" арендует кабинеты облакимата на 3 этаже Атырауского облакимата, а сам Рыскалиев-младший был советником акима. Сейчас Акаман депутат облмаслихата, рулит госпрограммой жилищного строительства (мкр-н Алмагуль строят его фирмы) и муниципальным хозяйством города (перевозки, коммуналка

    0
    0
  11. КУ-КУ says:

    http://algadvk.org/ru/wencountry/4502/

    Город усопших сохранит свои тайны до весны

    17 февраля 2012 года

    Автор: Алла Злобина

    До сих пор остается неясно, сколько людей на самом деле погибло в Жанаозене. Цифра, которую тут передают из уст в уста, больше заявленной официально в разы. Но почему казахстанские власти скрывают правду? За ответом на этот вопрос наш корреспондент поехала на кладбище. Мы продолжаем свое журналистское расследование того, что произошло в Мангистау 16—18 декабря прошлого года.

    После серии интервью с жителями Жанаозена стало ясно — погибших было гораздо больше, чем говорит официоз, поэтому я решила съездить в пригородный поселок с многообещающим названием Тенге, расположенный примерно в двадцати минутах езды от города. Именно там находится кладбище, где местные жители по традиции хоронят своих близких. И именно там, по рассказам, после 16 декабря горожане находили изуродованные трупы людей.

    Много людей в тот день хоронили»

    Кладбище вблизи Тенге — это целый город усопших. От основной дороги до него около двух километров. За две последние недели здесь все основательно занесло снегом — такой зимы, говорят жанаозенцы, здесь не припомнят. Но мы все-таки надеялись проехать до кладбища и посмотреть новые захоронения. Однако, свернув с центральной дороги, тут же застряли и вскоре вообще оставили попытки двигаться дальше — снежная колея дороги хоть и была хорошо накатана, но оказалась совершенно непригодна для легковушек.

    Но все-таки приехали мы сюда не зря. Вскоре к кладбищу подъехала машина, из которой вышел мужчина средних лет и встал в снег на колени — прочитать короткую молитву. Через минуту мы подошли, чтобы спросить его: слышал ли он о случаях массовых захоронений людей? Он молча кивнул и добавил: 18 декабря от кладбища до дороги, на которой мы находились, стояла огромная вереница машин.

    — Оттуда, — он показал вдаль, на верхушки минаретов, — до этой дороги все было забито машинами. Много людей хоронили в тот день — тех, кто погиб после стрельбы в городе. Но вы не скоро узнаете всю правду. Вам ничего рассказывать сейчас не будут — людей сильно запугали. У нас говорят, что в те дни в моргах выдавали тела под расписку — люди подписывались под текстом, что никаких претензий не имеют. Только на таких условиях выдавали тела. Чтобы забрать своих близких и вовремя их похоронить, люди соглашались. (Кстати, об этом журналистам «Голоса республики» не раз говорили и другие очевидцы декабрьских событий).

    Мы спросили нашего собеседника, знает ли он о случае, когда на кладбище обнаружили захоронение трех изуродованных тел.

    — Слышал, и об этом у нас тоже все говорят: в приготовленной для похорон могиле нашли тела одной женщины и двух мужчин, — ответил мужчина.

    Эту историю нам рассказали в Жанаозене. Пожилая женщина умерла накануне декабрьских событий — ее похороны планировали на 16 декабря. Но смогли провести обряд только 18-го. Приехав сюда, родные обнаружили, что приготовленная для погребения могила зарыта. Стали раскапывать и обнаружили сначала тело женщины, затем — тела двух мужчин. «Братскую могилу» трогать не стали.

    — Еще рассказывают, что в канализации (так здесь называют мусорный котлован на окраине города) те, кто после 16 декабря не могли найти своих близких, нашли их там, — добавил мужчина. — Там четыре или пять тел нашли.

    — Об этом все говорят, повторил наш случайный собеседник, — очень много людей хоронили…

    Мы возвращались в город молча, нисколько не сомневаясь в искренности рассказа жанаозенца: об этом в городе перешептываются все. Но казалось странным, что люди молчат и не говорят открыто о том, что их родственники погибли в мирное время, что погибли они не от пуль бандитов, а от пуль полицейских. Даже обещание властей выплатить компенсацию семьям 17 официально погибших (хотя и крайне небольшую, как известно, всего миллион тенге) не объясняет этого молчания. Может, дело в страхе? Но это не в характере местных жителей, гордо именующих себя адайцами.

    Встреча с депутатами

    Истории о пропаже людей и нахождении тел на кладбище и в канализации хорошо известны и местным властям. В этом можно не сомневаться. Даже на городских остановках висят объявления о поиске людей.

    В одном из них, например, сообщается, что родственники ищут главу семейства Джалгасбая Узакбаева — бывшего работника компании «Бургылау». Пропал он 17 декабря около 19.00, после того как вышел в магазин.

    Его жена (мы встречались с ней раньше, но имя свое она попросила не называть) почти два месяца тщетно пишет письма в акимат, прокуратуру, ГУВД и КНБ. Но 58-летний Джалгасбай исчез бесследно.

    А на прошлой недели Жанаозен посетили два мажилисмена — Камал Бурханов, Аманжан Рыскали и представитель «Нур Отана» Муханбет Жунбасов. Встреча с народом была организована в кинотеатре «Жалын». Главной темой были заявлены не декабрьские события, а разъяснение ежегодного послания президента страны народу Казахстана. Однако жанаозенцы сломали сценарий и, выходя к микрофону, рассказывали, как потеряли своих близких, как сейчас добиваются освобождения арестованных нефтяников, как возмущены тем, что сегодня происходит в Жанаозене.

    Акмарал Чувакбаева просила депутатов найти и наказать виновных в гибели ее мужа и посодействовать в получении обещанной материальной помощи. Ее супруг, 32-летний Юсуп Андамасов, не был участником забастовки, но погиб от рук ОПОНовцев. Акмарал рассказала, что есть свидетели, которые видели, как за ее мужем бежали «люди в форме», а потом Юсуп исчез. Его обезображенное тело нашли спустя 13 дней — перед самым Новым годом.

    — В тот день он шел со своим другом из гостей, — плача рассказывала женщина. — Это было в 4-м микрорайоне. Все это происходило уже возле нашего дома. Друг, который был рядом, успел убежать от ОПОНовцев, а Юсупа задержали. Есть свидетели, которые могут подтвердить: его избивали дубинками. Его убили и спрятали в подвале дома №39. Мы его нашли, когда тело стало уже разлагаться…

    Судмедэксперты, по словам женщины, выдали им заключение, что причина смерти ее мужа… не ясна. Акмарал уверена: так делали, чтобы свести к минимуму число погибших.

    — Мой отец тоже не участвовал в митингах, — рассказала Кулкен Атабаева. — Я 17 декабря приехала со своей дочерью к родителям, а 18-го отец предложил отвезти нас обратно. Но в его машине были неисправности со сцеплением. Он сказал: «Вы меня подождите, а я съезжу на СТО и вернусь». Отца мы больше не видели. Тело нашли спустя несколько дней со следами от пуль: одна пробила скулу, другая — грудь. Когда мы сдали документы на получение компенсации, нам отказали, сказав, что наш отец был среди зачинщиков беспорядков. Как это может быть, если он никогда не работал в «нефтянке»? Зачем мертвого человека оговаривать?

    «Почему наши ребята там сидят?»

    Выступлению жительницы Жанаозена Венеры Поповой аплодировали все, кто пришел на эту встречу (она длилась около двух часов). Не поддержали ее выступления только работники бюджетной сферы, которые заполняли половину зала. В середине встречи они группами стали покидать помещение.

    — Почему «Нур Отан» предлагает молодым людям работу за 26 тысяч тенге? — начала свое выступление Венера Попова. — Если бы это было в 1995 году, то такой размер заработной платы был бы понятен.

    — Сейчас же такие цены на рынках — не подступишься. У нас нужно построить завод и учкомбинат — пусть молодые учатся и работают на этом заводе. Нам срочно здесь что-то нужно строить — у нас очень много безработных людей и очень много социальных проблем.

    Большие деньги выделяют на частные плантации, а мы сидим без воды. В жару нам воду подают по часам. «Озенмунайгаз» выделил 70 миллионов на социальное обеспечение малоимущих людей, но эти деньги отдали частникам, которые выращивают арбузы. Их потом втридорога нам же и продают. У нас дорогие и некачественные лекарства. У нас очень большая смертность. Наши дети учатся в школах и ничего не знают. Эти проблемы нужно решать немедленно! До каких пор все это будет продолжаться? Мы как ехали на той кобыле, так и едем до сих пор.

    Почему наш прокурор остался на прежней должности после декабрьских событий? Почему он работает до их пор? Почему начальник полиции, где избивали людей, работает? Вы не думайте, что я сейчас перед вами одна стою. За мною — полгорода. Я была за день до этой трагедии на площади, и мы говорили всем: ожидается провокация с поджогами. Чиновники и полиция обязаны были принять меры, но никто мер не принял!

    Это сделали не нефтяники, потому что я с ними тоже стояла. У них все спецовки были грязные, а вот кто организовывал тот дебош и разбои, на них все спецовки были новые. Правоохранительные органы обязаны были этот факт зафиксировать, но вместо этого они наших нефтяников обвиняют в организации беспорядков! У них в мыслях не было что-то подобное организовать. Они честно, спокойно стояли и ждали решения своих проблем. Почему наши ребята теперь там сидят?

    Вы поверьте мне: это все так и есть. Я этот город строила, я здесь не случайный житель. Я всей душой переживаю за наших людей. Я прошу, чтобы вы немедленно вмешались и вопрос этот тюремный решили! Пусть выпустят всех ребят, они не виновны! А к прокурору и начальнику ГУВД примите меры. Они не соответствуют занимаемым должностям! — с возмущением закончила свое выступление Венера Попова.

    …Выступающих мажилисмены слушали, опустив голову и делая заметки в своих блокнотах. Заявления от пострадавших на имя генерального прокурора брать отказывались (многие не знали, как передать свои заявления в Астану в Генеральную прокуратуру), уверяя, что они не почтальоны. Когда атмосфера накалилась, депутаты заявили, что не все могут, потому что они всего лишь депутаты.

    Пикет у акимата

    А буквально за день до приезда депутатов жены и матери тех, кто задержан по подозрению в организации беспорядков в Жанаозене, несколько часов пикетировали городской акимат. Со слезами на глазах наперебой они рассказывали журналистам свои истории: у кого-то задержан сын, у кого-то — муж, брат… Женщины уверены, что их близкие невиновны.

    — Мы требуем, чтобы освободили заключенных: нефтяников и горожан, случайно оказавшихся под следствием, тех, кто был на площади 16 декабря, — сказала журналистам жена арестованного нефтяника Тамара Ергазева (интервью с ней читайте в прошлом номере газеты). — Тогда вышли жители всего города. Второе требование — прекратить преследование бастующих, потому что в тот день провокацию с поджогами организовали чиновники, а не нефтяники и мирные жители.

    Женщины объявили, что в конце февраля проведут митинг на центральной площади. «Мы подали заявку и будем ждать десять дней», — сообщили они журналистам.

    Людей не разогнали, но приехавший начальник ГУВД Амангельды Досаханов посоветовал женщинам с журналистами не общаться.

    — А с вами мы вообще разговаривать не будем и представляться тоже, — ответил на просьбу корреспондента «Голоса республики» назвать свою должность Амангельды Досаханов.

    Главный полицейский города отводил женщин в сторонку, внимательно выслушивал их рассказы и предупреждал.

    — Если вы будете этим людям давать интервью, — махнул рукой в сторону корреспондентов «Голоса республики», «Стан ТВ» и блогеров Амангельды Досаханов, — вы вообще не дождетесь, что ваших мужей и сыновей выпустят.

    Чуть позже женщин принял аким города Серикбай Трумов. Он попросил не устраивать пикетов, а вместо этого писать заявления на его имя, рассказали нам сами женщины.

    На допросе в КНБ

    Сразу после пикета Тамару Ергазеву пригласили на опрос к прокурору города Марату Тойжану: в прокуратуру женщина отнесла заявку на пикет. Заявку регистрировать там отказались, сославшись на то, что подавать ее нужно было раньше, но прокурора заинтересовало ее интервью, вышедшее в последнем номере газеты «Голос республики». После возращения из прокуратуры она рассказала, о чем именно велась беседа.

    — Тамара, о чем Вас спрашивали в связи интервью, которое вы дали газете «Голос республики»?

    — Представитель прокуратуры из Алматы мне сказал, что в интервью я утверждаю, что видела 300 трупов убитых. Я ответила: такого не может быть. Но он настаивал. Говорил, мы сейчас пригласим этого журналиста для очной ставки. У них была копия последнего номера газеты, но сначала мне ее посмотреть не давали. Потом я все-таки взяла эту копию, прочитала и возмутилась: «Вот же, я не утверждаю точно! Вы хотите меня запутать, у вас не получилось. Я знаю немного законы». Он рассмеялся.

    — О чем еще Вас спрашивали?

    — Что я знаю о пропавших людях. Я рассказала, что видела женщину в прокуратуре, которая подавала заявление о пропаже своего мужа. Потом спросили про поджоги юрт.

    — О полицейских, которые их поджигали?

    — Да, о том, кто поджигал, кого я видела. Я действительно ходила в тот день, 16 декабря, вокруг юрт, и не я одна. Мы уговаривали ребят не поджигать юрты, говорили, что это грех большой, что юрта — это святое. Спрашивали, видела ли я в лицо полицейских, которые поджигали юрты, могу ли я их опознать? Ответила, что лично видела двух людей в полицейской форме, то, как они поджигали последние две юрты, но лиц их не видела — они стояли спиной. Мне возразили, что там не две юрты были установлены, а больше. Я им ответила: к тому времени почти все юрты убрали и только две остались. Еще я им сообщила, что мне начали угрожать по телефону.

    — Когда и кто Вам угрожал?

    — Вчера был анонимный звонок на мой сотовый телефон. Мужской голос сказал, чтобы я ходила осторожнее и вела себя тихо, иначе моему мужу будет плохо. Номер сразу исчез из сотового телефона (то, что на территории города чудесным образом появляются и исчезают номера на сотовых телефонах, могут подтвердить и журналисты, на сотке которых появились несколько неизвестных имен и даже даты звонков). Муж на днях мне тоже позвонил — ему дали сотку для этого звонка, он попросил, чтобы я вела себя потише…

    — А что Вам сказали, когда закончился опрос?

    — Сначала говорили, что «закроют», так как я — организатор пикета, потому что принесла заявку в прокуратуру, там моя подпись и ответ будет на мое имя. Я ответила: «У вас нет основания». Говорили: то, что я рассказала в интервью о количестве погибших, может быть расценено как клевета, что это подсудное дело.

    — Как Вы думаете, работники прокуратуры заинтересовались Вашим интервью, потому что оно может помочь следствию, или тон был другим?

    — Мне показалось, что хотят припугнуть, чтобы я никому ничего не говорила. Прокурор из Алматы сказал примерно так: «Вы же тоже учились в Алматы, вы знаете, мы стараемся все честно делать». Я ответила, что и нашему прокурору не верю, и ему — тоже. Справедливость была только при Союзе, а сейчас нет. В это время как раз я написала СМС о том, что меня задержали для опроса.

    — Как на это отреагировали прокуроры?

    — Сначала просили показать то, что я пишу. Я отказалась. Тогда они сказали: мы же все равно читаем все, что вы пишете по сотовым телефонам.

    — То есть, получается, они признались, что нарушается право на тайну личной переписки и сотовые телефоны в Жанаозене прослушиваются?

    — Да, так и сказали.

    …Уже во вторник вечером пришли наконец и хорошие новости. Муж Тамары Ергазевой Жанбыр отправлен в актаускую больницу. Об этом ей сообщили в прокуратуре города Жанаозен. Во вторник же Тамара Ергазева получила официальное уведомление из городского акимата о том, что ее заявление на получение компенсации в размере 500 тысяч тенге все-таки рассматривается.

    — Вчера я еще получила и письмо из акимата. Там написано, что мое заявление о выдаче компенсаций рассматривается. Хотя до этого нам сказали, что денег не будет, пока мой муж не будет «чист», то есть пока он под следствием. Если правда, что моего мужа повезли в больницу, значит, не зря мы говорим обо всем и к нам все-таки прислушиваются, — с оптимизмом сказала Тамара Ергазева.

    В прокуратуре женщине также пообещали, что на следующей неделе ей разрешат встретиться с мужем.

    …Кстати, возвратившись из поселка Тенге, мы стали обзванивать участниц пикета — они просили позвонить им, чтобы подробнее рассказать истории своих арестованных сыновей, мужей и братьев. Однако теперь они наотрез отказывались общаться с журналистами и просили их больше не беспокоить. «Мы почти весь следующий день провели в КНБ. Нам сказали: не общайтесь с журналистами… Мы устали от всего этого… Правды нет…» — отрывисто сказала нам по телефону пожилая женщина, чей сын был тоже арестован.

    0
    0
  12. КУ-КУ says:

    OPERA поможет

    0
    0
x
2017-11-24
Утром3 ℃
Днем3 ℃
Вечером0.92 ℃
Ночью-2.02 ℃
Влажность99 %
ДавлениеhPa 1022.23
Скорость ветра4.71 м/с
2017-11-25
Утром-2.82 ℃
Днем-2.01 ℃
Вечером-4.43 ℃
Ночью-4.86 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1033.33
Скорость ветра2.62 м/с