Погода +7oC
$339.68
401.13
5.9
Опубликовано: Пт, Мар 30th, 2012

Разрешить нельзя запретить

Санкционированный митинг — это когда власть, с одной стороны дает разрешение на его проведение, а с другой — пускается на мелкие подлости, чтобы он не состоялся.

19 марта. 17.15 ч. 
— Здравствуйте. Лукпан Сайлауович? Это вас из акимата города беспокоят. Вы не могли бы прийти за ответом на вашу заявку?
— А что там ответили? Смысл есть идти? Вдруг опять отказали?
— Ну… вы придите. Увидите.
Прибыв в акимат, узнал, что митинг разрешили. Если в январе, чтобы отказать в проведении митинга, акимату потребовалось пять дней, то на этот раз акимат морщил умы больше двух недель, чтобы разрешить его. Логика была понятна: раз нельзя отказать, с ответом тянули до последнего, чтобы оставить нам как можно меньше времени на подготовку.
19 марта. 20.00 ч. 
Экстренно собрали планерку организаторов митинга. В орггруппу вошли активисты партии «Алга» Аскар Шайгумаров, Максат Айсаутов, блоггер Дмитрий Щелоков, житель города Исатай Утепов и журналисты газеты Алексей Юмашев, Рауль Упоров, Талгат Умаров и автор этих строк. Стали думать, как за такой короткий срок информировать максимальное количество горожан. Решили, что нужно напечатать афиши с приглашением на митинг. Подсчитали расходы. Печать афиш форматом А3 тиражом 600 экземпляров – 51600 тенге, транспорт – 15 тысяч тенге, оплата труда людей, расклеивающих афиши, – 16 тысяч тенге, аренда звукоусиливающей аппаратуры (микрофоны, колонки, пульт) – 40 тысяч тенге. Итого: 127100 тенге. Так как таких денег ни у кого не было, решили собирать их всем миром.
20 марта. 11.00 ч.
— Лукич, меня в КНБ вызывают. Что им сказать?
— Скажи им, что без повестки никуда не пойдешь. А что им надо?
Выяснилось, что чекисты вызвали Талгата Умарова из-за того, что он в январе перечислял собранные нами деньги в фонд помощи пострадавшим в Жанаозене.
В этот же день в КНБ вызвали Исатая Утепова. Он тоже перечислял деньги пострадавшим в Жанаозене. А меня пригласили в Управление внутренней политики.
20 марта. 15.00 ч. 
Начальник Управления внутренней политики Тлеккабыл Имашев встретил меня вполне дружелюбно. Поздоровался за руку и спросил:
— Лукпан, я надеюсь, у вас там будет всё мирно и спокойно? – при этом тон у него был как у заботливого отца, который отдает ключи от своей машины сыну-подростку для покатушек с друзьями.
— Ну, если вы не поможете, то всё пройдет нормально, — съязвил я.
Отеческие нотки в его голосе пропали и глаза Тлеккабыла Имашева стали холоднее стали.
Через пару минут я уже покидал кабинет начальника управления внутренней политики.
В тот же день в управление вызвали Исатая Утепова. Он так же, как и я, почувствовал отеческую заботу власти: ему ласково, но твердо дали понять, что негоже такому хорошему парню дружить с такими плохими ребятами, как мы.
21 марта. 16.00 ч. 
Первый повод для нервного срыва: в уже отпечатанных афишах увидели ошибку – вместо 24 марта людей приглашали на митинг 4 марта. Пришлось всей редакцией экстренно приписывать маркером «двойку».
22 марта. 14.00 ч. 
Разбили город на секторы и начали расклеивать афиши. Талгат Умаров со своими друзьями расклеивал афиши на автобусных остановках по улице Кутякова. Когда группа клеила афиши на остановке «Жигули», рядом с ними остановилась снегоуборочная машина ГК «ДЭП». Из кабины высунулся водитель и крикнул парням:
— Парни, хорош клеить! Я уже запарился за вами ездить и срывать ваши афиши.
По словам водителя, руководство ГК «ДЭП» поручило своим рабочим следовать по маршруту расклейщиков афиш и срывать объявления.
В кабине «ЗиЛа» Талгат увидел стопку сорванных афиш. Едва он стал доставать мобильник, чтобы сфотографировать это, как водитель захлопнул дверцу и уехал.
22 марта. 17.30 ч. 
Позвонила коллега Замира Космурзиева и сообщила, что полиция задержала двух девушек, которых мы наняли для расклеивания афиш. Нарушив все мыслимые правила дорожного движения, я за несколько минут примчался на место происшествия. 5-6 полицейских окружили девушек. На стене висела недоклеенная афиша.
— Вот, — Замира показала пальцем на сержанта полиции. — Его фамилия Мырзахметов. Сказал, что ему начальство приказало следить за теми, кто будет расклеивать афиши митинга и срывать их.
— Кто вам приказал? Как фамилия начальника? – стал я наседать на сержанта.
В это время к нам подошел офицер полиции, представился заместителем начальника Абайского отдела полиции. Офицер проявил свою осведомленность и стал уверять, что произошло нелепое недоразумение.
— У вас же разрешенный митинг – значит, имеете право расклеивать афиши. Никто вам не запрещает, — офицер растянулся в очаровательной улыбке.
— Только что ваш сотрудник сказал, что есть приказ начальства о том, чтобы срывать именно наши объявления. Он же не выдумал это?! – возразил я.
— Какой приказ?! – офицер артистично удивился. – Кто сказал вам такое?! – офицер глянул на сержанта Мырзахметова так, что тот буквально на глазах растворился в воздухе.
Заверив нас, что впредь таких недоразумений не будет, офицер сел в машину и уехал. Я поискал глазами сержанта Мырзахметова. Тот стоял на противоположной стороне улицы и делал вид, что внимательно рассматривает проезжающие машины.
Через час я проехал мимо этого места. Мырзахметова на месте не оказалось, впрочем, как не было на стене и самой афиши. Сорванная и скомканная, она валялась на тротуаре рядом с мусорной урной.
22 марта, 20.30 ч. 
Я вместе с Талгатом Умаровым расклеиваю афиши на самой оживленной автобусной остановке «Революция». Рядом на площади Сырыма Датова гремит концерт. К нам подходит здоровенный детина в полицейской форме.
— Та-а-ак. Кто такие? Что за листовки?
— А вы кто такой? Представьтесь, пожалуйста, — спрашиваю я, не прекращая своего дела.
— А какая разница, кто я такой? – парирует служивый.
— Ну, если разницы нет, тогда проваливай, — я начинаю откровенно грубить, надеясь, что полицейский вытащит свою корочку. – Когда представишься, как положено, тогда и буду с тобой общаться.
Полицейский молча разворачивается и топает прочь.
22 марта. 21.40 ч. 
Сделав круг, вернулись на угол Батурина и проспекта Достык. В темноте трое полицейских срывают наши афиши. Наскоро припарковавшись, побежали к ним.
— Стоять! Не двигаться! – гаркнул я во всю глотку.
Двое полицейских моментально испаряются, а один, самый молодой, растерявшись, застыл на месте. Я хватаю его за рукав, чтобы он не убежал, и начинаю допытываться, почему он срывал афиши.
— Агай… я это… это не мое… Мне начальство приказало… — опешив, полицейский даже не потрудился спросить, кто я такой.
— Где твой начальник?
— Там, — полицейский показал в сторону сцены, где гремел праздничный концерт.
— Вызови его по рации!
Через несколько минут на месте происшествия собирается представительная компания – несколько офицеров полиции в ранге от капитана до подполковника, двое людей в штатском, заместитель начальника отдела внутренней политики акимата города Валентина Юртаева. Один из офицеров вырывает из рук Талгата Умарова сотовый телефон, на который велась съемка происходящего. Я хватаю за руку офицера и отбираю у него «сотку». Разговор начинается с того, что другой офицер начинает уверять меня в том, что никто мои афиши не срывал. Еще через полминуты все дружно начинают твердить о том, что задержанный мною полицейский не срывал афишу, а всего лишь поднял уже сорванный плакат с земли. Другой офицер просит меня представить доказательства.
— У вас есть видео или фото?
— Есть! – нагло вру я. – Я снял это на видеорегистратор в своей машине.
Всей компанией пошли к машине. Нужного видео не нашли, и полицейский, не скрывая радости, произнес:
— Ну, как найдете видео, сразу обращайтесь. Разберемся.
— Лукпан, ну такой праздник сегодня. Давайте не будем ссориться. Дайте вашу руку, я хочу поздравить вас, — Валентина Юртаева, как может, пытается разрядить напряженную атмосферу.
Через несколько минут, убедившись, в том, что разговор с полицейскими ни к чему не приведет, я уезжаю.
23 марта. 10.30 ч. 
Мы с Талгатом Умаровым объезжаем остановки, где накануне развесили объявления. Все наши объявления сорваны и валяются скомканными на земле. Видимо, власти снарядили целую команду для этого, так как афиши сорвали даже в Деркуле.
24 марта. 12.00 ч. 
Начинается митинг. Улица Гагарина пустеет. На мою «сотку» приходит СМСка от знакомой: «Еду в «двойке». Менты улицу перекрыли и автобусы пустили в объезд. Здесь в автобусе люди тебя матерят. Они подумали, что всё из-за тебя».
24 марта. 13.45 ч. 
Дождавшись, пока с митинга уедут все организаторы, полицейские задержали водителя «Газели», которую мы наняли для того, чтобы использовать ее как сцену. Повод для задержания – у водителя нет разрешения для проезда на территорию сквера…
15 комментариев
  1. Лана says:

    тяжела судьбина опозициоэров, а вы как думали?почти революционеры

    0
    0
  2. Mariya says:

    Я видела как 23 марта на остановке «Юбилейная» в сторону вокзала которая, срывали ваши афиши 2 молодых парней азиатской национальности. Народ не отреагировал никак на это, только когда они бросили афишу на дорогу, одна пожилая бабушка сказала: «Что ж ты мусоришь, сынок».Молодые люди без комментариев пропали из виду.

    0
    0
  3. CCCP says:

    с таким бюджетом 127100 тенге запрещай не запрещай большей аудитории не наберёте

    0
    0
  4. Samanai says:

    «с таким бюджетом 127100 тенге запрещай не запрещай большей аудитории не наберёте»
    Лукпан не проводит набор аудитории для себя. Он для людей это сделал, единственный человек во всем ЗКО, который может в этом плане обидеться — Имашев, он ему слова не дал, да и то чисто по субъективным мотивам (как признается сам Лукич).

    0
    0
  5. yevgeniy says:

    Надо было сделать маленькие листочки,чуть больше визиток и просто раздавать их в местах скопления людей,в автобусах..Типа-.Берите и себе и знакомым-друзьям…

    0
    0
    • eroxa says:

      Евгений правильно мыслит, в торговых центрах раздавать листовки-приглашения. только менты опять что нибудь придумают.

      0
      0
    • областной says:

      отличная идея — и отобрать не отберут и народ проинформирует! Лукпан примите к рассмотрению плиз

      0
      0
  6. Жанна says:

    «В это время к нам подошел офицер полиции, представился заместителем начальника Абайского отдела полиции.»
    «««««««««««««««««««««««««««««««««««««««

    знал бы Абай, что его именем полицию назовут…

    0
    0
  7. Albert says:

    каз. Абай «внимательный», «осторожный» )))
    В этом случае читать как «заместитель осторожного отдела милиции»)

    0
    0
  8. SA says:

    В след. раз установить видеонаблюдение за листовками и выкладывать ссылки на видео сюда

    0
    0
  9. Mariya says:

    Так где ж столько им финансов взять??

    0
    0
  10. Lukich says:

    каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны

    0
    0
    • ъ says:

      Все правильно. Но, почему вы не пригласили принять участие в расклейке листовок еще кого нибудь, например меня, я бы не отказался, с нетерпением жду следующего раза.
      Еще хотел бы сказать вот что:
      1) Лукич вы подали заявку на митинг ?
      2) НЕсогласные если мы так и будем собираться на митинге в виде горстки людей то шансов у нас мало, зовем друзей, братьев, сестер, коллег и вообще нужно быть ДРУЖНЕЕ, с кем не заговори, считают что пришло время перемен, но………..СТРАХ.
      3) Нужно сделать что нибудь, чтобы люди перестали бояться выйти на площадь, многие хотят, но свой врожденный СТРАХ пересилить не могут, доведите до людей то, что никто их там не тронет и не будет ни каких дальнейших преследований.
      4) Если во время митинга будет солнышко, многие придут спрятав свой страх под солнечными ОЧКАМИ.
      5) В Уральске очень много дерзких и свободолюбивых парней, где вы братцы, почему спите, где ваше Я, или ваша воля надломана…….

      0
      0
      • Lukich says:

        организацией следующего митинга несогласных занимаюсь не я. Заявку подал Аскар Шайгумаров, его легко можно найти в «Мой мир» и на «Фейсбуке». что касается вашей помощи, то мы будем только рады. оставьте свой координаты, чтобы мы могли с вами связаться и воспользоваться вашей помощью. Кроме того, каждый желающий может пожертвовать деньги для формирования бюджета следующего митинга. Можете деньги отдать лично Аскару или мне. Будем рады любой помощи.

        0
        0
x
2017-09-26
Утром7 ℃
Днем7 ℃
Вечером7 ℃
Ночью5.21 ℃
Влажность48 %
ДавлениеhPa 1033.17
Скорость ветра4.91 м/с
2017-09-27
Утром5.35 ℃
Днем11.78 ℃
Вечером9.55 ℃
Ночью5.24 ℃
Влажность46 %
ДавлениеhPa 1036.72
Скорость ветра6.67 м/с