Погода -3oC
$332.21=
391.74=
5.57=
Опубликовано: Ср, Апр 4th, 2012

Адвокат обвиняемых в участии в беспорядках в Жанаозене: «Допросы были проведены без участия адвокатов»

«Guljan» Если на процессе в Актау будут допрошены зашифрованные свидетели, то это станет настоящей бомбой

Она настаивала на явке в суд всех 33 полицейских, фигурирующих в деле о беспорядках в Жанаозене и Шетпе 16 и 17 декабря в качестве потерпевших, якобы пострадавших от действий подзащитных. Она добилась того, чтобы все подсудимые находились в равных условиях без каких-либо исключений. Корреспондент «j» встретился с адвокатом Гульнарой Жуаспаевой.

Гульнара Рымгалиевна, на фоне некоторых полуспящих адвокатов вы производите впечатление наиболее адекватного, который приехал сюда не отсиживаться втихомолку, а конкретно заниматься делом.

– Да, мои местные коллеги, как это ни странно, готовы сидеть допоздна, лишь бы дождаться, когда процесс поскорее закончится приговором. Якобы в интересах обвиняемых. Некоторые из них даже высказывают такое мнение, что мы делаем себе рекламу! Как будто наши общие цели не соответствуют друг другу – добиться более мягкого или вовсе оправдательного приговора.

Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего хода процесса, судя по тем нескольким дням, в течение которых в стахановском темпе допрошены фактически все потерпевшие?

– Процесс продолжается вторую неделю, и пока неизвестно, чем закончится, но хочется пока только одного: чтобы соблюдались все процедуры закона, принципы равенства сторон, презумпции невиновности. Мы же, спустя пару дней после начала процесса, стали замечать, что судья начал нас перебивать, отклонять все ходатайства, после чего я несколько раз возразила: «Давайте будем соблюдать процессуальный порядок! Вопрос задается, выслушивается до конца, заносится в протокол, потом, если хотите его снимать – снимайте». Но перебивать на ходу – это неэтично как минимум.

Вот об этом мы со своей коллегой Сарсенбиной с самого начала заявляли ходатайства в отношении своих подзащитных, которые страдают хроническими заболеваниями или получили огнестрельные ранения, чтобы мера пресечения была изменена в связи с состоянием здоровья. Но со стороны местных адвокатов наши действия поддержки почему-то не получили. Более того, нас обвинили в том, что мы хотим затянуть процесс. Однако то, что вчера суд удовлетворил мое ходатайство в отношении Калиева, находившегося в более привилегированном положении по сравнению с остальными, я считаю большой подвижкой в положительную сторону. Так же как и изменение меры пресечения одного из подсудимых на домашний арест в связи с состоянием здоровья.

Что касается потерпевших работников полиции, которые якобы получили телесные повреждения?

– Здесь интересное только начинается! Вчера один из них был допрошен. Мы надеялись, что сегодня продолжится допрос остальных. Конечно, сейчас они любыми путями пытаются избежать этого суда, написали заявление, чтобы дело рассматривалось без их участия, и они поддерживают все показания, данные ими в ходе предварительного следствия, но ведь это попросту незаконно! Суд не связан с предварительным следствием по доказательствам, все должно быть заново перепроверено, и только тогда какие-то доказательства могут лечь в основу обвинительного приговора. А если нет этих потерпевших, тогда нет и преступления в их отношении. Поэтому их явка обязательна – в УПК все черным по белому ясно расписано. Если бы это был, допустим, какой-то единичный случай, но здесь дело громкое, присутствуют наблюдатели и журналисты, процесс идет в онлайн-режиме, поэтому, я думаю, суд не допустит столь грубых нарушений.

Правозащитники говорят, что активистка уволенных нефтяников Роза Тулетаева находится не в том физическом состоянии, чтобы адекватно реагировать на происходящее.

– Она проходит в качестве подозреваемой по 164 статье, и это расследуется Комитетом нацбезопасности. В предварительном следствии я не участвовала, но сама неоднократно видела, что она сидит в здании КНБ на допросе без адвоката, которая участвовала до меня, и в отношении нее проводятся длительные следственные действия – более восьми часов. По закону же они должны проводиться в течение 4 часов с перерывами на обед и отдых. Тот прессинг, та огромная нагрузка, что легли на ее плечи, все это, конечно, сказалось на ее состоянии. В первый день судебного заседания при уточнении анкетных данных она несколько раз неправильно сказала дату своего рождения, что подтверждает мои догадки о том, что она все-таки психологически очень устала. Но вопрос о Тулетаевой все-таки преждевременный, ведь еще не закончен допрос потерпевших. Правда, сейчас у нас фактически остались только работники полиции, чьи показания во время следствия уже были противоречивы.

О каких-то других ошибках или нарушениях уже можно говорить?

– Я приехала участвовать в предварительном следствии еще 22 февраля, однако следователь меня каждый день отфутболивал: прихожу утром – документы не готовы, прихожу после обеда – необходимо разрешение начальства. В итоге я пять дней проходила впустую, и в результате выяснилось, что следствие закончилось, и я вынуждена была знакомиться с 93 томами, когда дело уже поступило в суд. Можно ли за столь короткий срок переварить столь огромный объем информации? Так что мне пришлось все перефотографировать, и сейчас в ходе процесса мы все это внимательно изучаем и приходим к выводу, что из 93 томов больше половины документов – ненужных. Какие-то трудовые контракты, приказы о принятии, увольнении, но ведь это не трудовой спор! Очень много документов по банковским кредитам. Какая была необходимость все это истребовать и приобщать к делу? В первых двух томах очень много протоколов допросов подозреваемых, которые вообще не включены в список и не признаны подозреваемыми, и в отношении которых не принято процессуального решения, то есть нет постановления о прекращении уголовного дела. И их допросы были проведены без участия адвокатов. Мы подсчитали, что 77 подозреваемых были допрошены в самом начале уголовного расследования. Соответственно, к протоколам допросов должно было прилагаться такое же количество адвокатских ордеров. Даже если бы они отказались от адвокатских услуг, то все равно в деле по закону должен быть подшит ордер адвоката и письменный отказ подозреваемого. Ни одного такого ордера мы не нашли. И таких процессуальных ошибок в ходе предварительного следствия было очень много. Потом по многим эпизодам получается не участие в массовых беспорядках, а где-то единичный угон или кража. То есть предварительным следствием не дана надлежащая правовая оценка – им дали указание сгрести всех под одну статью, с чем они успешно справились.
Что касается свидетелей, зашифрованных по сотой статье. Забегая вперед, я уже могу точно сказать, что нам известно, кто они, и мы будем требовать, чтобы они были допрошены в суде. И вот тогда это будет бомба!

x
2017-11-17
Утром-3 ℃
Днем-3 ℃
Вечером-3 ℃
Ночью-2.11 ℃
Влажность91 %
ДавлениеhPa 1032.94
Скорость ветра3.6 м/с
2017-11-18
Утром-2.75 ℃
Днем2.28 ℃
Вечером1.09 ℃
Ночью-0.88 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1036.48
Скорость ветра4.29 м/с