Погода +3oC
$332.21=
391.74=
5.57=
Опубликовано: Пн, Апр 9th, 2012

Из зала суда в Актау: Туберкулез не болезнь, а пожарные не спасатели

«Республика»    Сегодня на заседании суда в Актау по жанаозенскому делу пожарные объяснили, почему не тушили горящие здания, а прокуроры выступили против изоляции подсудимого с открытой формой туберкулеза. Признаны также недействительными следственные мероприятия в отношении Талгата Сактаганова, но судья отказался освободить его из-под стражи.

Десятое заседание суда — 9 апреля —  началось с опроса юриста Департамента Мангистауской области по ликвидации и тушения пожаров Кайрата Измуханова.  Он заявил суду: решение не тушить здания 16 декабря 2011 года были приняты в целях безопасности пожарных. 

— Машины из пожарных частей № 6 и №12 выехали тушить городской акимат, гостиницу «Аурана» и здание офиса «Казмуйнагаза», но были подвергнуты нападению неизвестных лиц, которые закидали их камнями. Сотрудникам пришлось убежать. Они не смогли подъехать к объектам,  — объяснил Кайрата Измуханов.

В результате  здания  сгорели, а у пожарной службы подпортились две машины: были разбиты лобовые, боковые и задние стекла.  Ущерб составил 74 000 тысячи тенге. Представитель департамента попросил суд заявление об ущербе удовлетворить, так как «эти машины государственные».

— Судя по фотографиям, машины не так сильно повреждены. Почему все-таки вы их не использовали для тушения пожаров? — настаивали адвокаты.

— Пожарные объяснили: не было никакой возможности тушить пожары.  По словам командира отделения Тажмуханова, когда в его сотрудников начали кидать камни, он принял решение уйти и не рисковать их жизнью и здоровьем. Я считаю, это было правильное решение.

— А сколько пожарных машин в Узене?

— В тот день было только две, а всего четыре. Сейчас, конечно, уже больше: автопарк пополнили еще несколькими машинами.

— Нет, мы спрашиваем: 16 декабря, почему не послали другие машины? Ведь горело столько объектов?

-В тот момент, когда горел акимат, пожарные сами испугались туда ехать…

— Вас спрашивают: почему машины не поехали на другие горевшие объекты или вы   выезжаете, только когда горит акимат? — допытывались адвокаты.

— Ну почему …выехали машины…

— Перечислите, какие машины?

—  Сейчас я вам это не могу сказать — не помню.

В ходе опроса выяснилось, что пожарная часть вовремя не подала и заявление о страховом случае.

— Подали его позже, поэтому компенсации не получили.  У нас тогда не было возможности…

— Почему ваши сотрудники вернулись в часть, вместо  того, чтобы выполнить свой профессиональный долг? —  настаивали адвокаты.

— Мы тушим пожары, а тут шла забастовка и беспорядки, и мы  не обязаны были быть там. Мы никого не спасали и не тушили пожары. У нас не было такой возможности.

Юрист департамента сообщил: по ущербу и действиям сотрудников проведено служебное расследование, с пожарных взяты объяснительные. Адвокаты решили: не плохо бы пригласить в суд пожарный в качестве свидетелей. Судья ходатайство удовлетворил.

Большим  достижением в перерыве заседания назвала адвокат подсудимого Талгата Сактаганова  решение судьи признать следственные действия в отношении ее подзащитного недействительными.

— Это большое достижение, — сказала  журналистам Ардак Батиева. — В нем нет противоречий: нарушения УПК РК были.  Надеюсь, признание недействительным уголовного расследования  в дальнейшем положительно повлияет на решение суда в отношении моего подзащитного.

Напомним, на одном из предыдущих заседаний следователь, который вел дело  подсудимого нефтяника Талагата Сактаганова, выступил в суде в качестве пострадавшего, а второй следователь, который принял эстафету, следственные мероприятия, как это полагается, повторно не провел.

Судья удовлетворил Батиевой частично: расследование и собранные факты  признал недействительными, то есть они не будут использованы в качестве доказательств, но в просьбе изменить меру пресечения и освободить Сактаганова из-под стражи отклонил.

На этом заседании стал также известен и возмутительный факт: один из нефтяников, сидящих на скамье подсудимых, болен открытой формой туберкулеза.  Есенгельды Абдрахманов заразился опасной болезнью в СИЗо, где по этой причине его держали в одиночной камере. Но с начала суда посадили вместе с остальными подсудимыми. За время проведения уголовного расследования болезнь прогрессировала и перешла в открытую форму.

Адвокат Есенгельды Алибиев попросил суд изменить меру пресечения на домашний арест и дать возможность его подзащитному подлечиться.

— У него сейчас сильные боли в груди, — объяснил защитник. —  Это небезопасно и для  остальных 36 подсудимых. У нас есть медицинское подтверждение: прежде туберкулезом мой подзащитный не болел.

Ходатайство сразу поддержали и подсудимые, и адвокаты. Но стражи законности  проявили совершено неуместное  в данном случае упорство: они предложили оставить ходатайство без рассмотрения, апеллируя лишь тем,  что подсудимый обвиняется сразу по двум статьям УК.

От прокуроров, конечно, ждали другого ответа: всем понятно, что уголовные статьи не лишают подсудимых права на качественное лечение и  безопасность. При всей серьезности ситуации не продемонстрировал ясности в понимании проблемы и судья Аралбай Нагашибаев. Этот вопрос, как и туберкулез у подсудимого, остался открытым.

x
2017-11-19
Утром3 ℃
Днем3 ℃
Вечером1.21 ℃
Ночью1.62 ℃
Влажность93 %
ДавлениеhPa 1033.93
Скорость ветра5.37 м/с
2017-11-20
Утром1.19 ℃
Днем3.39 ℃
Вечером1.55 ℃
Ночью1.18 ℃
Влажность78 %
ДавлениеhPa 1028.78
Скорость ветра5.62 м/с