+16oC
$359
420.1
rub_icon5.41

13.05.2012 33 3

Картина дня

Из зала суда в Актау: Новые сенсации

«Голос Республики».  Сенсаций на двух прошедших праздничных неделях в суде по «жанаозенскому делу» было хоть отбавляй. Например, два главных действующих лица — экс-акимЖанаозена Сарбопеев и экс-глава«Озенмунайгаза» Ишманов — заявили, что знали о готовящихся в День независимости беспорядках, и обвинили во всех грехах активистов политической оппозиции и журналистов. Зато видеоматериалы оперативных съемок полностью опровергли аргументы обвинения и показали шокирующую картину событий 16 декабря.

Юрты на камни не ставят

Бывший аким Жанаозена и экс-глава«Озенмунайгаза» (первый выступил свидетелем, второй — пострадавшим) — личности в Жанаозене, надо сказать, легендарные. Их планировали опросить в числе первых. Но появились они в суде лишь тогда, когда уже прошел первый шок после рассказов нефтяников о зверствах следователей и не менее скандальных заявлений ряда свидетелей и потерпевших о том, что они тоже давали свои показания под пытками.

Об Ораке Сарбопееве, который сегодня находится под следствием по подозрению в финансовых махинациях, в народе гуляет немало любопытных историй. Например, как бывший аким увековечил имена народных целителей, распорядившись выгравировать их на почетной стене Аллеи выпускников его родной школы №12. На недоуменные вопросы горожан аким отвечал: «Когда хозяевами тут будут китайцы, они узнают, что и у нас были великие целители».

О35-летнемКийкбае Ишманове, уроженце пригородного жанаозенского села Шетпе, рассказали на суде сами подсудимые: например, как он угрожал устроить «второй Кыргызстан», если нефтяники будут настаивать на его освобождении с должности руководителя компании.

Начнем с Сарбопеева. Ждали, что к микрофону выйдет человек, как минимум ощущающий груз своей ответственности, но перед залом предстал40-летнийхоленый дорого одетый мужчина, отвечающий на вопросы со спокойствием уверенного в себе человека. Что интересно: Сарбопеев, прежде публично критиковавший трудовые требования нефтяников, вдруг выступил в их поддержку и даже рассказал о своем предложении пригласить специалистов со стороны, чтобы помочь разрешить конфликт.

Но особенно внимательно зал слушал рассказэкс-акимао подготовке города к празднованию20-летиянезависимости Казахстана, вылившемуся в жестокую кровавую бойню: были надежды, что он прольет свет на тайны жанаозенской трагедии:

— Я вызвал в акимат владельцев юрт, чтобы они поставили их на площади. Они спросили: «Какую дадите гарантию?» Один мужчина сказал: «Дайте нам гарантию на два миллиона» (на предыдущих заседаниях, во время опроса, владельцы юрт в один голос утверждали: расписку на два миллиона им предложил самэкс-аким). После этого я написал расписку и передал помощникам.

— Почему вы юрты поставили на камни? Это былочье-тораспоряжение? — спросилиэкс-акимаЖанаозена адвокаты. (По традиции юрты принято ставить только на землю, поэтому прежде, до 16 декабря, в дни праздников свои «дома» жанаозенцы ставили за городом.)

— Это был мой приказ. Мы не придали значения тому, что Алан — каменное место. Хотя эти парни говорили: «Это же камни…» Они говорили: «Лучше не стоит этого делать». Но я подумал: поставим только на праздник.

— А зачем въехал УАЗ? — спросили Сарбопеева.

— Он привез продукты.

— Как вы считаете: требования нефтяников были законными? — спросили свидетеля.

— Считаю, были законными, — поддержал нефтяников Сарбопеев.

Слова чиновника вызвали в зале одобрительный шум. Он также признался: «Что намечаются массовые беспорядки, слышал, но что их будут организовывать нефтяники, — нет».

Сарбопеев отвечал на вопросы в течение почти трех часов. В процессе опроса выяснилось: сто полицейских дополнительно прибыли в Жанаозен еще 14 декабря. Разместили их в городских гостиницах, а питание обеспечивала компания «Озенмунайгаз».

— Как вы считаете, кто может быть виновен в произошедших событиях? — спросилиэкс-акима.

— Наверное, нет невиновных людей. Я сам виноват, не углядел, надеялся, вопрос решится…

У 37 подсудимых тоже были вопросы к бывшему акиму их города: почему во время забастовки власти трактором сносили палатки, почему нефтяников заставили перейти из пригорода, где они стояли прежде, на центральную площадь города, почему во время голодовки им отказывали в медицинской помощи… На часть вопросов Орак Сарбопеев пожимал плечами, на другие — о тракторе и медиках — отвечал примерно так: власти пытались остановить забастовку.

Завершился опросэкс-акимаЖанаозена потрясающим по своей простоте вопросом подсудимого Парахата Дюсембаева: «Вы выплачиваете за юрты по два миллиона тенге, а за погибших во время расстрела людей — по одному миллиону. Жизнь людей стоит дешевле юрт?»

— По два миллиона тенге мы выдаем по просьбе одного из владельцев юрт. А компенсацию в один миллион за погибших выплачивает государство… — ответил Сарбопеев.

«Спасибо, что рядом были такие парни…»

Примерно в том же репертуаре выступал на суде и экс-глава«Озенмунайгаза» Кийкбай Ишманов. На голубом глазу он заявил: забастовку раскачивали оппозиционные силы и журналисты, а чиновники… всячески пытались помочь рабочим.

Свои показания Ишманов читал с листка, и в целом его складная речь рисовала образ чуткого и заботливого руководителя.

Кийкбай Ишманов сообщил суду: когда начались беспорядки, он отправил свою семью в Акту, сам поехал в пригородный поселок Жетыбай: «Все-такия глава «Озенмугайгаза» и должен был находиться ближе к своему городу».

В город вернулся только после того, как в Жанаозен заехали БТРы. Стрельба еще продолжалась, и он в компании акима Сарбопеева, Айткулова и Кабылова прятался в ГУВД.

Тут бы услышать вопрос: что видели там чиновники и почему не пытались прекратить зверские избиения жанаозенцев? Ведь не заметить ад, который там устроили для задержанных, было невозможно. Но Сарбопееву этот вопрос никто так и не задал. Зато прозвучал другой вопрос: «Как руководитель компании, из которой увольняли нефтяников, что вы предприняли для разрешения трудового спора?»

— Мы увольняли по 30—50 человек, документы рассматривали по отдельности, проверяли каждого, — рассказал Ишманов. — Перед увольнением советовались с техническими инженерами. Потом начали обходить оставшиеся 15 предприятий, потому что нам стали поступать заявления: если не решится их вопрос, они остановят работу всех предприятий. Со мной были несколько ребят, и вроде я им все объяснил (что именно и кто были эти «ребята», выступающий не уточнил). Я даже радовался: «Господи, спасибо, что возле меня такие верные парни!..»

Но Бог благодарность руководителя компаниипочему-тоне услышал: работа на предприятиях все равно остановилась.

— После этого у нефтяников начался каждый день сходняк, — перешел на сленгг-нИшманов. — Каждый день собрания, выступления… Я всегда старался найти решение этого вопроса. Я очень болел за них…

Адвокаты спросили Ишманова:

— В своих показаниях подсудимый Талгат Сактаганов рассказал, как группа спортсменов вывезла в степь несколько бастующих и жестоко избила их. При этом спортсмены объяснили причину своего «недовольства»: нефтяники не должны выступать против вас. Что на это скажете?

— Я оказывал им спонсорскую поддержку, но для того, чтобы они могли только тренироваться. Никто из них не участвовал в противозаконных действиях, — уверенно ответил Ишманов.

Адвокат Таскынбаев тоже засомневался в показаниях Ишманова:

— А вы сами, случайно, не подливали масла в огонь в этом трудовом споре? Потому что есть показания нефтяников о том, что вы даже лично снимали их детей с автобусов, которые ехали в лагерь отдыха?

— Согласно новому договору нефтяники не имели права принимать участие в забастовках, — признал Ишманов. — Пришел приказ из «РД»: детей нефтяников, принимающих участие в забастовке, не отправляли в лагеря отдыха.

— Вы также говорили, что устроите нефтяникам «второй Кыргызстан», если они вас скинут с должности? — продолжали спрашивать адвокаты.

Вопрос вызвал такой шквал эмоций у зала и подсудимых нефтяников: «Это правда!», что судье пришлось прервать опрос и даже удалить одного из жанаозенцев из зала.

— В народе сейчас говорят много того, чего не было, — отвечал Кийкбай.

В процессе опроса еще выяснилось: оценив свой сожженный коттедж в 41 миллион тенге, пострадавший снизил размер ущерба до… 10 миллионов. «Ваш дом из мрамора, что ли, построен?» — поинтересовались адвокаты. «Из кирпича и дерева, — возразил Кийкбай Ишманов. — Мой дом скромный».  «Тогда почему вы его оценили аж в 41 миллион тенге?» — «Там помимо внешней стороны была повреждена и внутренняя часть дома: вещи, мебель…»

У Ишманова спрашивали: сколько раз он посетил Алан за семь месяцев. Он отвечал: «Сам туда не ходил, посылал своих сотрудников». На вопрос: «А почему не сам?» — ответил, что ему сказали: «Это бесполезно».

— Какая, по вашему мнению, была роль печатных изданий на тот момент? Тех журналистов, которые связывались с нефтяниками? — вдруг спросила адвокат Батиева.

— Я считаю: оппозиционные силы нагнетали ситуацию, — не моргнув глазом ответил Ишманов.

Скандальное видео

Сразу после первомайских выходных суд начал просмотр видеоматериалов уголовного дела. Показанные оперативные видеосъемки еще больше пошатнули доказательную базу обвинения. «Злую шутку сыграла безалаберность при подготовке видеоматериала для просмотра или у кого-топроснулась совесть?» — гадали те, кто наблюдает за этим громким процессом.

За полтора дня суд просмотрел более 30 видеофайлов. Почти все, что было снято полицейскими 16—17 декабря, свидетельствовало об участии в беспорядках неизвестных групп людей и демонстрировало… провокационные действия самих полицейских.

Зал суда оглашали разрывающие душу крики людей, выстрелы, паника, плач… Показали плотное оцепление полицейских: они с натиском идут на бастующих нефтяников. Во всю мощь орут динамики музыкальных колонок: несмотря на явно чрезвычайную ситуацию, праздник на площади продолжается. Видно, как нефтяников оттесняют к краю площади, а за спинами полицейских расхаживают молодые люди в гражданской одежде. Затем они начинают толкать полицейских в сторону нефтяников: толкают дружно — на раз-два-три, и полицейские не сопротивляются.

Сменяющиеся на мониторе зала суда кадры не продемонстрировали ни одного (!) примера нападения нефтяников на полицейских. Наоборот, именно полицейские хватают мужчин за ворот курток, тыкают в лицо им пальцами, кричат… Нефтяники огрызаются, свистят, возмущаются, но полицейских не трогают — только призывают их к справедливости.

На одном из видео был показан парад детей. Их далеко не «около 200 человек», как рассказывали на суде их педагоги: школьников разных возрастов и студентов очень много — плотная длинная колонна… Дети идут под конвоем полицейских, и видно, что этот конвой злит нефтяников, они начинаютчто-токричать детям.

Следующий фрагмент: полицейский делает прицельные выстрелы. Но это видео сразу сворачивают. А вот полицейские собираются возле ГУВД Жанаозена, выстраиваются плотной колонной по три человека. Камера ловит детали их экипировки: щиты, каски, бронежилеты… Около колонны носится полицейский Мылтыков (интересное совпадение, «мылтык» в переводе с казахского означает «ружье»). Он выстраивает их, словно сейчас они выйдут на военный парад, кричит — за кадром слышен мат. Наконец колонна двигается в сторону площади…

Еще один кадр: выстрелы. Появляются молодые люди — они машут белыми платками. («Сигнальщики», — делают вывод присутствующие в зале суда.) Полицейские бегут мимо. Раненный в ногу парень падает на землю. К нему подбегают полицейские, но он вдруг вытаскивает белый платок и начинает им махать. Полицейские уходят, оставляя его лежать на земле. Парень корчится от боли, не может даже ползти, но помощи ему никто не оказывает.

В видеоматериалах не оказалось кадров, где нефтяники нападали бы на полицейских с палками, дубинками, арматурой, кидали бы в них зажигательные смеси или катили в их сторону газовый баллон, как это утверждалось в ходе судебного процесса. Видно только, как люди, пытаясь защититься, беспомощно кидают в сторону полицейских камни.

На экране мелькали люди в черной одежде, но их лица закрыты. Увидев камеру, они отворачиваются. Совсем юные подростки проникают в акимат города и офис «Озенмунайгаза»: лиц их тоже не видно — они закрыты капюшонами.

Затем на экранах появились сюжеты телеканала «К-плюс». Кадры из жанаозенской больницы — нескончаемым потоком туда доставляют раненых. Журналисты берут интервью у жительницы города Нагимы Аспентаевой: «Почему они стреляют в мирных людей? Стреляли даже в тех, кто просто шел в магазин…»

Следующий кадр — говорит женщина по имени Шолпан: «Я сама видела трех убитых людей… Была убита женщина — пулей в шею. Она искала своего сына. На площади лежала маленькая девочка с разбросанными мозгами. Это как страшный сон…»

Следом появились кадры домаэкс-главы«Озенмунайгаза». Камера берет план внешней части сгоревшего дома Ишманова, затем переходит внутрь здания: в доме беспорядок, на полу валяются вещи, но ничего не сгорело. Хотя Ишманов утверждал обратное.

Благодаря видео выяснилась наконец история с УАЗом. Оперативные съемки поставили точку в многочисленных спорах: был ли наезд автомашины на нефтяников? Оказалось, был.

На мониторе было видно, как плотная колонна полицейских наваливается на бастующих нефтяников, а затем внезапно появляется УАЗ и врезается в рабочих. Автомашина въезжает именно в группу нефтяников, хотя стоят они у края площади. Трудно не назвать это провокацией: неожиданно появившийся УАЗ стал последней каплей, и рабочие с яростью кидаются на автомашину, начинается драка… Камера полицейского показывает крайнюю растерянность на лицах рабочих: они не знают что делать, не понимают — что происходит.

Следующие кадры оперативной съемки — расстрел людей — журналистам не показали, и они были вынуждены наблюдать реакцию людей в зале. На их лицах был ужас, одна из адвокатов закрыла лицо руками. Кадры расстрела вернули на мониторы только спустя несколько минут на фрагменте, где полицейские добивают раненых дубинками. Камера тут же отворачивается в сторону, но за кадром слышен истошный крик парня, которого бьют полицейские.

В залах суда во время просмотра этого видео стояла гробовая тишина.

Затем судья объявил: «Видео и фотоматериалы просмотрены. Суд приступает к рассмотрению 93 томов уголовного дела».

Галопом по европам

Суд оглашал материалы уголовного дела буквально галопом. Показания 15 пострадавших полицейских и полицейских-свидетелей. Показания граждан, получивших пулевые ранения. Ответы родственников подсудимых. Свидетельские показания хозяев юрт и частных предпринимателей. Список детей и учителей, которые участвовали в параде, посвященном20-летиюнезависимости Казахстана. Во время следствия было опрошено две тысячи свидетелей.

— Большинство из этих свидетелей не имеют отношения к этому делу, — вдруг заметил судья Аралбай Нагашибаев.

— Зато они были допрошены, возможно, запуганы и с них можно было взять «отступные», — тут же съязвили в зале.

Адвокаты на замечание судьи лишь покачали головой. Прокуроры промолчали.

…Еще четыре тома (32-й,33-й,34-й,35-й) посвящены результатам следственных мероприятий: протоколы обысков, результаты экспертиз… Целый том (36-й) — расследованию поджога музыкальных усилителей. Далее список номеров сотовых телефонов, таблицы: кому они принадлежат, кто с кем разговаривал на площади 16 декабря 2011 года. Один том посвящен предметам, собранным полицейскими на следующий день после расстрела: гильзы, остатки бензина, металлические предметы, дымовая шашка…

— Здесь есть видеоматериалы в минутах и секундах, — сообщал Аралбай Нагашибаев. — Но кто именно проводил опознания, не известно. Этого в материалах нет.

Пять томов (38-й,39-й,40-й,41-й,42-й) посвящены погибшим людям: заключениясудебно-медицинскойэкспертизы, баллистической экспертизы. На деталях этих материалов останавливаться тоже не стали.

Затем коротко зачитали документ44-готома — результатысудебно-медицинскойэкспертизы трупа погибшего Бекежана Дюсембаева. Его дети — Парахат и Айжан сейчас сидят на скамье подсудимых: «Погиб в результате попадания пули в голову… В результате сквозного ранения поврежден головной мозг…»

Адвокат Венера Сарсембина просила суд признать незаконными следственные мероприятия по опросу 15 потерпевших полицейских, которые проводил следователь Исмаилов, и перечислила нарушения: следователь не представил оператора, ведущего видеосъемку показаний потерпевших, не обеспечил качество звука — шум ветра и ремонтные работы на площади Жанаозена перекрывали голоса участников следственного действия, не зачитывая тексты протоколов, следователь давал их на подпись потерпевшим и понятым.

— Прошу не принимать ходатайство Сарсембиной, — встала с места адвокат Ардак Батиева. — На одном видео пострадавшие полицейские заявили, что моих подзащитных они не видели на площади. Поэтому просьба идет вразрез с интересами моих подзащитных. — А мы поддерживаем Сарсембину, а не Батиеву, — тут же заявили подсудимые. — А мы — Батиеву. Все было сделано в соответствии с нормами закона. Этот вопрос нужно обсудить в совещательной комнате, — включились прокуроры. Судья оставил оба ходатайства открытыми и завершил очередное заседание словами: «Итак, наш суд походит к концу. Прошло полтора месяца, мы рассмотрели все дела, выслушали почти всех свидетелей и пострадавших… Суд переходит к прениям». …В четверг, 10 мая, суд опросил нескольких свидетелей и перешел к прениям сторон. На каждое выступление шести адвокатов и пяти прокуроров негласно отведено не более получаса. Заметим, у каждого адвоката по нескольку подзащитных. Тезисные прения, как говорят адвокаты, планируют завершить в течение всего пары дней. Оглашения приговора ждут уже на следующей неделе. ОТ РЕДАКЦИИ: в связи с тем, что судебные процессы в Актау по жанаозенским событиям пошли не так, как планировалось первоначально, появились слухи, что в администрации президента начали подбирать «козлов отпущения». Якобы «под нож» правосудия могут быть пущены не только уже арестованные чины мангистауского областного и жанаозенского городского акиматов и бывшие топ-менеджеры «Озенмунайгаза», но и министр внутренних дел. Говорят, что именно Касымова могут сделать ответственным за стрельбу боевыми патронами по мирным гражданам, тем более что буквально на следующий день после трагедии он заявил, что готов отдать приказ своим подчиненным стрелять снова.

3 комментария
  1. Айс says:

    Каждая новость с суда по жанаозеновским событиям, все страшнее и страшнее.

    0
    0
  2. Za spravedlivost says:

    это страна где нет правды и прекрасного будущего, я сама за границей и пытаюсь вывезти своих детей, мне реально страшно за них,,,,

    0
    0
  3. ворчун says:

    а у них дети давно по европам распиханы, пока схемы они здесь как стрельба они к деткам в швейцарию и от туда причитать будут «бедный наш казахстан»

    0
    0
x
2018-09-20
Утром16 ℃
Днем16 ℃
Вечером13.18 ℃
Ночью9.03 ℃
Влажность48 %
ДавлениеhPa 1019.44
Скорость ветра6.46 м/с
2018-09-21
Утром12.04 ℃
Днем17.71 ℃
Вечером14.88 ℃
Ночью6.76 ℃
Влажность75 %
ДавлениеhPa 1020.76
Скорость ветра4.27 м/с