+9oC
$352.54=
415.15=
rub_icon5.31=

16.05.2012 236 1

ЗКО Картина дня

Из зала суда в Актау: Адвокаты доказывают невиновность нефтяников

«Республика».  Процессуальные нарушения, допущение в ходе следствия громкого уголовного дела нефтяников, будут занесены в анналы отечественной юриспруденции, говорят в кулуарах суда в Актау адвокаты рабочих. В своих выступлениях на прениях некоторые защитники выложили настоящие «бомбы».

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шарипа ИСКАКОВА

Напомним, что предыдущие части репортажа с прений вы можете прочитать на портале: «Раз не было заявлений, значит, и пыток не было!», «Прокуроры строят обвинение на показаниях ментов» и «Нефтяники не монстры. Это простой народ!».

Нарушения УПК, допущенные в ходе «расследования» уголовного дела в отношении 37 нефтяников — уже основание для прекращения почти двухмесячного судебного разбирательства об организаторах жанаозенских беспорядков. Все адвокаты заявили: вина их подзащитных не доказана, и в отношении подавляющего числа подсудимых должен быть вынесен оправдательный приговор.

Из 12 выступлений адвокатов мы выбрали те, которые наиболее точно и полно отражают суть происходящего на этом скандальном процессе.

Подсудимых должны оправдать!

— Уважаемый суд, сторона обвинения не смогла собрать никаких доказательств вины подзащитных! — начал свою речь Ережеп Тилеукулов адвокат подсудимых Шабдола Уткилова, Ислама Шамилова, Ануарбека Тадженова и Карла Бекжанова.

Адвокат цитировал нормы закона, которые игнорировались на этом процессе: «доказательствами по уголовному делу являются законно полученные фактические данные, на основе которых дознаватель, следователь, прокурор, суд устанавливают наличие или отсутствие деяния, предусмотренного Уголовным кодексом РК…», «фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела, устанавливаются показаниями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, а также заключениями эксперта, специалиста, вещественными доказательствами, протоколами процессуальных действий и иными документами…»

— Орган предварительного следствия не пользовался требованиями этого закона, более того — вообще не принимал его во внимание, — заявил Тилеукулов. — Проведя расследование односторонне, с обвинительным уклоном, незаконно и на основе ложных документов, орган уголовного преследования направил дело в суд! Например, не нашло никакого подтверждения обвинение в организации массовых беспорядков, выдвинутое против подсудимого Уткилова.

Далее защитник перешел к деталям.

— Вызывает удивление тот факт, что орган следствия заявил: Уткилов исполнял роль прямого организатора, — продолжал адвокат. — Но ведь Уткилов никогда не был на какой-либо высокой должности, то есть он не обладает необходимым потенциалом для организации массовых беспорядков. Он простой рабочий, и не мог строить предварительные планы, успевать указывать каждому участнику беспорядков на его роль и контролировать ход выполнения этих указаний. Не оказалось также свидетеля, прямо указывающего на него, как на организатора этих беспорядков. Ну, а подсудимые Шамилов и Бекжанов вообще к нефтяной отрасли не имеют никакого отношения. Они безработные, простые жители города. В их семьях нет людей, работающих в нефтянке. Для них нет разницы, применяется или нет коэффициент 1.8. Тадженов также не имеет отношение к «Озенмунайгазу». Он работает в ТОО «Мунайфилдсервис».

Тилеукулов сообщил суду: 16 декабря 2011 года Шамилов и Тадженов пошли на центральную площадь Жанаозена, чтобы принять участие в праздничных мероприятиях.   Там были ранены полицейскими. Те грубо нарушили правила использования огнестрельного оружия, установленные в МВД РК. Ну а Карл Бекжанов в тот день вообще не ходил на алан.

Адвокат высказался о причинах незаконных действий работников следствия:

— Целью было увеличение числа обвиняемых и сокрытие тяжелых преступлений, связанных с умышленной стрельбой в безоружных людей. Подсудимых незаконно заключили под стражу, незаконно обвинили, — сказал адвокат.

Защитник напомнил: ни один из потерпевших не указал на Уткилова, Шамилова, Тадженова, Бекжанова как на погромщиков и поджигателей. Наоборот, одна из потерпевших — Жанат Конысбаева рассказала в суде, что ее юрта пропала с алана в ночь на 17 декабря. Женщина точно знает это, потому что юрта была видна с балкона ее дома, расположенного рядом с центральной площадью. Но она не винит в этом ни одного из 37 подсудимых. Жанат уверена, что это дело рук ОМОНовцев, которые были в тот момент на площади. «Простые люди боялись выходить из дома, а не то чтобы ходить на алан — был объявлен комендантский час», — процитировал слова женщины адвокат.

— Другие владельцы юрт давали схожие показания, — продолжал Тилеукулов. — Убедившись, что эти 37 человек не могли крушить, жечь, портить юрты и здания, люди  отказались в письменном виде от предъявления иска.

Подсудимым предъявлено несостоятельное обвинение, уверен защитник.

— Следствие не имеет свидетелей, прямо указывающих на Уткилова, Шамилова, Тадженова и Бекжанова как на разрушителей, поджигателей акимата, гостиницы Аруана, ОМГ и других объектов в городе, — сказал Тилеукулов.

Адвокат напомнил и о заявлениях подсудимых о жестоких издевательствах, которыми их подвергали: «Сотрудник правоохранительных органов Рашид Кулбаев и другие получали ответы от подсудимых незаконно, подвергая их избиениям и жестоким пыткам».

— Нет доказательств вины моих подзащитных и на представленных видеоматериалах, — продолжал Ережеп Тилеукулов. — Нигде не показано, как Уткилов, Шамилов, Тадженов и Бекжанов крушили, жгли здания, сопротивлялись полиции или призывали к беспорядку.

Адвокат проанализировал и ход действий следователей: за основу обвинения его подзащитных они взяли показания Розы Тулетаевой, добытые после жестоких пыток и издевательств над ней. Прикрепив к ним и показания свидетелей под псевдонимами «Марат» и «Арман». Свидетель «Марат» в суде сказал, что не учился с Шамиловым в одной школе. На этапе предварительного следствия, наоборот, говорил: хорошо знает Шамилова — учился с ним в одной школе. На суде отрицал, что утверждал последнее.

— Одно это говорит, что ответы свидетеля «Марата» ложные, — сказал адвокат. — И свидетель «Арман» на суде не смог ответить на вопрос о дате рождения, месте работы, месте жительства. А на этапе предварительного следствия он называл и адрес, и дату рождения, и место работы. Он даже назвал, по какой статье раньше судили Тадженова. И это также является доказательством ложности его показаний.

Защитник также указал  на незаконные следственные действия в применении 100-й статьи УПК — «защита свидетеля».

— Статья 99 УПК РК гласит: «Орган, ведущий уголовный процесс, обязан принять меры безопасности подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, обвиняемого, других лиц, участвующих в уголовном процессе, а также членов их семей и близких родственников, если в связи с производством по уголовному делу имеется реальная угроза совершения в отношении их насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния», — процитировал адвокат. — Но оснований говорить о реальной угрозе для свидетелей не было. Шамилов и Тадженов длительное время находятся под стражей, они никогда не совершали опасных для общества преступлений. И оба были ранены в результате незаконного применения оружия со стороны полицейских.

Адвокат продолжал вышибать кирпичи из фундамента обвинения, цитируя статьи уголовно-процессуального кодекса:

— Статья 116 УПК РК: «Фактические данные, недопустимые в качестве доказательств». 1. Фактические данные должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательств, если они получены с нарушениями требований настоящего Кодекса, путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса или нарушением иных правил уголовного процесса при расследовании или судебном разбирательстве дела повлияли или могли повлиять на достоверность полученных фактических данных, в том числе:

1) с применением пытки, насилия, угроз, обмана, а равно иных незаконных действий;

5) с существенным нарушением порядка производства процессуального действия;

7) с применением в ходе доказывания методов, противоречащих современным научным знаниям.

В нормативном постановлении Верховного Суда № 4 от 20.04.2006 года также говорится о недопустимости признания подобных данных в качестве доказательств.

— В речи обвинения прозвучало: подсудимые Шамилов и Тадженов во время массовых беспорядков нанесли легкие телесные повреждения сотрудникам полиции Жанабаеву, Молдагулову, Токсанову, — продолжал адвокат. — Но на заседании суда 4 апреля эти полицейские сказали: подсудимые никаких насильственных действий против них не применяли. Это ясно показывает: обвинения против моих подзащитных ложные.

Далее Тилеукулов сослался на часть 1 статьи 206 УПК РК: «При наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого».

— Следователь предъявил моим подзащитным незаконные и безосновательные обвинения, нарушив их конституционные права, — заявил адвокат. — И в ходе судебного разбирательства эти нарушения подтвердились.

Тилеукулов обратился к недавнему просмотру видеоматериалов уголовных дел:

— На этих кадрах ясно видно — полицейское оцепление не пускало бастовавших нефтяников к сцене. Люди обращались к полицейским: «Мы тоже граждане Казахстана, так не пойдет». Полицейские отвечали им грубыми словами, оскорбляли, провоцировали их. После начала беспорядков они незаконно стреляли в безоружных людей, избивали упавших раненых. Гражданка, наводившая порядок в юрте, на этом видео засвидетельствовала: «Все произошедшее — дело рук пришлых молодых людей». Нужно прислушаться к этим словам, они доказывают невиновность подсудимых.

Защитник также отметил: полицейские, признанные потерпевшими по «делу нефтяников», заявили, что на алане 16 декабря люди в руках держали обрезы. Но ни один из полицейских не пострадал от выстрелов из обрезов! Ни один полицейский не задержал ни одного жанаозенца, стрелявшего из обреза или ходившего с ним по центральной площади города.

— На мой вопрос, почему они не получили ранения из обрезов, если в них стреляли, они ответили: «Видно, Бог нас хранит». Разве это не подтверждает ложность их показаний? — спросил Ержан Тилеукулов.

Адвокат добавил: «10 мая свидетель Закария Сейдахметов в суде признался, что его показания данные 20 февраля 2012 года получены следователями после его избиений и пыток, что он оговорил Уткилова. Его показания должны быть признаны незаконными, как и показания свидетелей «Марата», «Армана», Сейдахметова и исключены из состава доказательств.

Закончил свою речь Ержан Тилеукулов словами: «Прошу суд вынести в отношении подсудимых Шамилова, Тадженова, Уткилова оправдательные приговоры и освободить в зале суда. В отношении Бекжанова применить закон об амнистии. Также прошу вынести частное определение в отношении сотрудников органа уголовного преследования и органов прокуратуры за грубое нарушение статьи 24 УПК РК, за грубое попрание конституционных прав моих подзащитных».

Следователи ввели ноу-хау в УПК

О бездоказательности обвинений в адрес подсудимых заявила и Гульнара  Жуаспаева — адвокат Семейской городской юридической консультации Восточно-Казахстанской областной коллегии адвокатов. Она выступает защитником подсудимых Розы Тулетаевой, Максата Досмагамбетова, Муратбая Джумагалиев, Сисена Аспентаева, Самата Койшибаева, Жанайдара Утебекова и Кайрата Эдилова. Каждому предъявлено обвинение по статье 241 УК РК (организация массовых беспорядков) и статье 321 УК (применение насилия в отношении представителя власти).

Жуаспаева заявила: преследование по 321 статье считает полностью незаконным, попросив прекратить уголовное преследование ее подзащитных.

— Я полностью поддерживаю позицию своих коллег и хочу обратить внимание на процессуальные моменты, — включившись в прения, адвокат сразу взяла быка за рога. — Следствие разделило подсудимых на организаторов, активных участников, исполнителей и грабителей. Понятий «активистов, или активных участников» нет в статье 28 УПК РК, которая классифицирует виды соучастников преступлений. Это исключительно ноу-хау  следствия, работающего по этому делу.

Адвокат напомнила о ходатайстве, с которым выступали ее коллеги, и которое судья Нагашибаев так и оставил открытым, а именно — о признании незаконным соединения уголовных дел, подписанном одним из следователей.

— В соответствии с требованиями статьи 199 УПК РК соединение дел должно было  производиться только руководителем следственной группы. Если процессуальное действие проводиться лицом, не имеющим право осуществлять производство по данному делу, то  постановление не может считаться законным, — напомнила стороне обвинения азбучные истины юриспруденции Жуаспаева. — Значит, предъявленные обвинения по статье 321 УК   в отношении моих подзащитных незаконны. Прошу прекратить преследование по этой статье.

Всю трагедию — на плечи 37 подсудимых?

Речь защиты адвокат Гульнара Жуаспаева начала с подсудимой Розы Тулетаевой. По версии следствия, 46-летняя женщина, мать троих детей совершила преступление по статье 241 части 1,2,3, УК РК: организовала группу  людей, руководила ими, отправляла призывы, разжигающие преступные намерения, не уменьшала организаторскую роль, а, напротив, принимала непосредственное участие в беспорядках, вдохновляла ее участников. В результате применения силы, разбоя, поджогов, разграбления имущества заместитель акима города Жанаозена Боранбаева получила якобы тяжелое телесное повреждение (к слову, чиновница около 10 утра 16 декабря предупреждала знакомых о поджогах зданий, советовала выносить ценые вещи и не появляться на городской площади), исполнительный директор СП АО «Казмунайгаз» Хитуев получил легкое телесное повреждение, и 20 сотрудников полиции — телесные повреждения различной степени тяжести. 14 человек потерпели моральный вред, а государству был нанесен материальный ущерб в размере 308 852 662 тенге.

На суде Роза свою вину не признала: она находилась в шоковом состоянии, не отдавала отчета своим действиям, не помнит, кому отвечала по телефону, и не смогла вспомнить все детали трагедии, произошедшей 16 декабря. На суде женщина трижды не смогла вспомнить дату своего рождения, не могла вспомнить сцену на площади — у нее провал в памяти из-за сильнейшего шока, потрясения после жестоких пыток, которым она подвергалась.

Женщина предоставила суду вырванные волосы, за которые ее подвешивали к потолку комнаты, где проводились допросы. Но на ее обращение о пытках прокуратура Актау ответила формальной проверкой — волосы не были изъяты, но не была назначена экспертиза. 8 мая ею обжаловано постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в областной прокуратуре.

— Показания Розы Тулетаевой, данные на следствии, должны быть исключены из  числа доказательств. Это не подлежит сомнению, — сказала Жуаспаева.

Адвокат подкрепила свое заявление выдержками из законов: ч.4 ст.24 УПК РК и ст.14 нормативного постановления Верховного суда РК «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по соблюдению личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким и унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания». А также Конвенцией ООН против пыток, которую  ратифицировал Казахстан.

-Мы выяснили, что подсудимую допрашивали без перерыва, — продолжила адвокат. — Это подтверждается датами и временем протоколов допросов, подшитыми в 5 томе уголовного дела. Она днями подвергалась длительным допросам, а учитывая, что в отношении нее применялись пытки, не вполне понимала, под каким текстом подписывалась, и подписывала протоколы без адвоката.

К слову, после рассказа на суде Розы Тулетаевой о пытках, родственники разыскали одного из адвокатов, который был предоставлен женщине сразу после задержания, и потребовали у него ответа: почему, зная, что делают с его подзащитной, он ничего не предпринимал? Тот не отрицал, что был в курсе истязаний над Розой. Свое молчание объяснил так: «Я дал им подписку о неразглашении…»

— Мною было внесено ходатайство о проведении СПЭК (судебно-психологической экспертизы — авт.), — напомнила адвокат Жуаспаева. — Но оно так и осталось открытым. А сомнения, не устраненные в ходе суда, должны истолковываться в пользу подсудимой. Роза боролась лишь за свои трудовые права, требовала только достойную оплату за свой труд.

Обвинение против нее построили только на показаниях подсудимых Калиева и Сактаганова, которые также давали их под давлением. Эти показания в ходе процесса не подтвердились.

По мнению адвоката, в качестве доказательства вины ее подзащитной не может быть использовано и заявление о раздаче ею листовок: на суде не был определен источник этих сведений. Защитник сослалась на нормы УПК: в соответствии с п. 6 ч.1 ст. 116 доказательство не может быть признано допустимым, если оно поступило от неизвестного источника или от источника, который не может быть установлен на суде.

— Тулетаева пыталась решить возникшую проблему. Как и многие другие, она подавала судебный иск о восстановлении на работе. Но иск был оставлен без рассмотрения. На суде выяснилось: было указание не принимать иски от нефтяников, — сообщила адвокат. — На вопрос чем бы вы занимались, если бы оказались на свободе, моя подзащитная ответила, что она, прежде всего, мать. И ее дети остались одни. Им угрожали;  угрожали и ей расправой над детьми. Родственники вынуждены были увезти их подальше от Жанаозена. «Я очень раскаиваюсь, что такое случилось, эту ситуацию (16 декабря) создали другие люди, не нефтяники». Вопрос, почему эти 37 человек сидят на скамье подсудимых, волнует всех. Где те, кто решил воспользоваться длительной забастовкой нефтяников и на самом деле устроил массовые беспорядки?

Адвокат заявила, что осталось открытыми много вопросов по поводу предъявленного обвинения и причиненного вреда здоровью потерпевшим.

— Если действия подсудимых были направлены не только против полиции, но и против мирных жителей, то почему потерпевшими по телесным повреждениям признаны только работники полиции? Где же мирные жители? — спрашивала адвокат. — Обвинение в «разрушении, сжигании, уничтожении имущества» должны быть конкретизированы к действиям подсудимых и подтверждаться вещественными доказательствами. Ведь и по версии государственного обвинителя Дузельбаева забастовкой воспользовалась третья сторона. Кто же эти третьи силы, если следствие до сих пор не может установить эти лица, и почему за их действия должны отвечать 37 рабочих?

Жуаспаева, так же, как и ее коллеги, подвергла сомнению показания засекреченных «сотых» свидетелей: «Они рассказали суду, что их опрашивали в здании ДВД на 3 этаже, в присутствии прокурора, полицейского. Это недопустимо по закону. В соответствии с требованиями части 7 статьи 351 УПК РК допрос должен проводиться в условиях, исключающих визуальное наблюдение другими участниками процесса. Само нахождение свидетеля в здании ДВД уже говорит о моральном давлении. Поэтому говорить об объективности показаний свидетелей не стоит».

Адвокат сообщила: она ознакомилась с анкетными данными засекреченных свидетелей для выяснения их соответствия с требованиями статьи 82 УПК РК.

— Я дала расписку о неразглашении  и не могу огласить анкетные данные указанных лиц. Но хочу обратить внимание суда, что мне не удалось проверить законность требований ч. 2 ст. 82 УПК РК, так как в анкетных данных засекреченного свидетеля по имени «Мурат» не указано место работы и его должность. Нельзя быть уверенным, что свидетель не является судьей, присяжным заседателем, арбитром, защитником подозреваемого, обвиняемого, представителем потерпевшего, представителем гражданского истца или ответчика, адвокатом или медиатором.

Не выдерживает критики, по мнению адвоката, и обвинительный приговор. Он подготовлен по шаблону, без конкретных действий того или иного лица, — там меняются только фамилии обвиняемых.

— Никто не обязан доказывать свою невиновность, — напомнила базовые нормы   адвокат. — А неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, согласно закону, толкуются в его пользу. В пользу обвиняемого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении уголовного  и уголовно — процессуального законов. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Он должен быть подтвержден достаточной совокупностью достоверных доказательств. Я считаю, суд даст    оценку доказательствам и их отсутствию в соответствии с законом.

Заинтересовалась Гульнара Жуаспаева и тем, почему не сработали слова президента страны о невиновности нефтяников.

— Мы знаем, во время визита в Жанаозен 22 декабря 2011 года елбасы оценил требования нефтяников как законные, — сказала адвокат. — Он подчеркнул: главной причиной возникновения массовых беспорядков, стали действия группы хулиганствующих лиц — они воспользовались затянувшимся трудовым конфликтом между уволенными сотрудниками и руководством компании «Озенмунайгаз». Президент подчеркнул — необходимо отделить требования нефтяников от событий 16 декабря. Интересно, почему следствием это требование было проигнорировано, а всю ответственность за массовые беспорядки  все равно возложили на плечи 37 нефтяников и раненных 16 декабря жанаозенцев?

Изложила Жуаспаева позицию защиты и по гражданским искам потерпевших. Напомним, по версии следствия, государству нанесен материальный ущерб в размере 308 852 662 тенге. Юридическим лицам, предприятиям малого и среднего предпринимательства и гражданам — на общую сумму 2 641 083 738 тенге. Проанализировав документы следствия адвокат выяснила: при определении суммы ущерба следствием не доказана причинная связь между действиями подсудимых и наступившими последствиями, не разграничена сумма ущерба владельцев недвижимости и арендаторов, сумма ущерба от кражи, погромов, грабежа. Также не дана правовая оценка бездействиям пожарной службы, охранной организаций и частных охранников.

-Ущерб документально не доказывается: нет оценки ущерба, документов, подтверждающих фактические наличие ТМЦ, — сообщила суду адвокат. — Предварительным расследованием одностороннее проведено и расследования по фактам погромов. По всем эпизодам подсудимым вменено обвинение по статье 241 УК РК, тогда как по многим эпизодам присутствуют признаки кражи (тайного хищения имущества), а по эпизоду в отношении Уразова Нурлана имеет место грабеж и умышленное причинение вреда имуществу. Односторонне проведено расследование по фактам погромов ломбарда «Гарант кz», хозяин которого заявил во время следствия иск на сумму 7 579 062 тенге. Следствием не разграничена сумма ущерба владельца ломбарда и сумма залогового имущества клиентов ломбарда. Не истребованы документы с клиентов ломбарда, и они не признаны потерпевшими. Не дана правовая оценка бездействию охранной организации, с которым ломбард состоял в договорных отношениях и по условиям его должен нести материальную ответственность за его исполнение.

Кстати ходатайства адвокатов по этим вопросам так и остались открытыми.

— Но, я думаю, суд все-таки даст этому правовую оценку, — подчеркнула Жуаспаева.

Адвокат заодно ответила на вопрос, ответ на который искали в процессе суда сами потерпевшие: для установления точной причины возникновения ущерба и суммы ущерба потерпевшим, необходимо выделить иски отдельно — для рассмотрения их в гражданском судопроизводстве. Затем разъяснить лицам, получившим ущерб, следующее: после того, как будут установлены виновные лица и приговор суда вступит в законную силу, в соответствии со статьями 178 и 181 ГК РК в течении трех лет они имеют право обратиться в суд за возмещением ущерба.

— Данная позиция по ущербу касается и всех моих подзащитных. Поэтому прошу суд отменить аресты на недвижимость подсудимых, — завершила  адвокат.

— Хочу остановиться на личности Розы Тулетаевой, — сказала Гульнара Жуаспавеа. — Она вдова. Одна подняла и воспитала троих детей, на ее иждивении 6-летний внук. Тулетаева находится под стражей с 13 января 2012 года — почти пять месяцев. Во время предварительного следствия состояние ее здоровья резко ухудшилось, обострились все хронические заболевания. Ее состояние сейчас критическое (у Розы Тулетаевой крайне низкий уровень гемоглобина в крови, она страдает головокружениями, головными болями и бессонницей — авт.). Дальнейшее содержание под стражей грозит ей ухудшением здоровья. Но за четыре месяца нахождения под стражей женщина не сломалась, не упала духом. Она продолжает доказывать: никаких противоправных действий не совершала.

Адвокат не согласна с мнением государственных обвинителей о том, что в действиях Розы Тулетаевой есть состав преступления по части 1 статьи 241 УК.

-Государственный обвинитель Акпаев в прениях упрекнул подсудимых, мол, никто из них не признал вину, не раскаялся и не извинился. За что они должны принести извинение и в чем каяться, если они не совершали преступлений?! — спрашивала Жуаспаева. — Обязанность доказать вину в соответствии с требованиями статьи 124 УПК лежит на обвинителе. Желая услышать от подсудимых слова раскаяния, прокурор, по сути, признал отсутствие доказательств стороны обвинения. Считаю, предъявленное Тулетаевой обвинение не нашло на суде подтверждения. Я крайне не согласна с тем, что ни один из гособвинителей не затронул и вопрос о процессуальных ошибках, выявленных стороной защиты.

Прокурорам досталось и по другим позициям.

— Государственные защитники вообще не упомянули о неразрешенных ходатайствах адвокатов, как будто судебное следствие прошло гладко, лишь подтвердив обвинение следствия, — с возмущением перечисляла адвокат Жуаспаева. — Такое же поведение было у обвинителей, и когда ходатайства выносились на обсуждение. Свое мнение они излагали лишь по незначительным, несущественным ходатайствам, игнорируя главные вопросы в ходатайствах защиты. Думаю, суд даст правильную оценку ходатайствам защиты, которые остались открытыми, и вынесет справедливый приговор.

По тем же основаниям адвокат попросила суд исключить и прекратить уголовное преследование в отношении подзащитных Досмагамбетова, Джумагалиева, Аспентаева, Койшабыева и Утебекова, и вынести им оправдательный приговор.

В целом адвокат смогла аргументировано доказать: рассмотрение обращения ее подзащитных о пытках провели  формально, ко всем показаниям работников полиции необходимо отнести критически, так как они заинтересованы в исходе дела, чтобы в отношении подсудимых был вынесен обвинительный приговор, дабы оправдать свои незаконные действия по применению оружия. Что подсудимый Максат Досмагамбетов  в течении более трех месяцев находился под стражей незаконно. Что к уголовной ответственности привлекались преимущественно люди, получившие огнестрельные ранения. И, наконец, что совокупность выявленных нарушений, говорит, как минимум, о халатности со стороны руководителей следственных групп, а также работников Жанаозенской прокуратуры, надзиравших за процессом расследования.

Так можно любого засудить!

Каржалбай Таскымбаев, защитник подсудимых Саламата Исакова, Жениса Бапилова, Айжан Дюсембаевой и Адильбека Шамова был не менее возмущен выступлением прокуроров. Например, в отношении Исакова не оказалось ни одного свидетеля, которые бы доказали, что именно он совершал преступления, в которых его обвиняют. Вина подсудимых не доказана, уверено заявил выступающий, и попросил судью вынести в отношении его подзащитных оправдательный приговор.

-У меня сложилось впечатление, что сотрудники полиции специально привлекли одного из свидетелей, чтобы оговорить подсудимых, — сказал Таскымбаев. — А главное, чтобы скрыть свои незаконные действия по использованию огнестрельного оружия, которые повлекли за собой трагические последствия. Как мы тут поняли, полиция использовала право на 100 статью, чтобы привлечь к свидетельским показаниям именно полицейских. При этом на важные вопросы адвокатов они неизменно  отвечали: «Не помню», «Не буду отвечать». Если бы в судах использовали показания только секретных «сотых» свидетелей, то можно было бы обвинить и засудить всех граждан страны!

Например, адвокат не сомневается: сотрудники полиции, привлеки секретных свидетелей «Армана» и «Куаныша», чтобы закрыть пробел в доказательной базе обвинения против Айжан Дюсембаевой.

Адвокат также обратил внимание судьи на то, что ответы во время предварительного следствия свидетелей полицейских, выступивших против подсудимого Адильбека Шамова,  идут под копирку — запятая в запятую, точка в точку.

— Если верить показаниям полицейских то получается, они видели, как магазин «Сулпак» грабили около 20—30 человек. Среди них — мужчины, женщины, дети. Но поймали  только 15 человек, и доставили их в ГУВД Жанаозена. Следственные органы по 178 статье УК РК привлекли только 6 человек. При этом в целом по городу, во время грабежа, как заявил, например, полицейский Койланов, было доставлено очень много людей.

Адвокат задал суду резонный вопрос: почему следственные органы привлекают по 178 статье (грабеж) к уголовной ответственности только 6 человек? А именно: Аминова Марата — за две бутылки якобы украденного вина. Аманжолова Жигера, который ничего не воровал, Мунайпашева Айбека, который, якобы, нанес повреждение недвижимости на сумму 66 тысяч тенге, а так же Бекжанова Карла, Шамова и Абдрахманова.

— Получается, было ограблено и уничтожено множество зданий, а судят только шестерых! — говорил Каржалбай Таскымбаев. — Где же тогда остальные пойманные на месте преступления преступники? Кто снял с них обвинения? Получается, сотрудники полиции допустили беззаконие, и здесь четко видна коррупционная составляющая. Может они договорились с настоящими преступниками?

Адвокат предложил суду еще раз рассмотреть все заявление полицейских, но уже… под микроскопом.

— По всему городу происходили ограбления, воровали магазины, вытаскивали компьютеры, сотовые телефоны, другие дорогих вещи, — продолжал адвокат. — А полицейские нам предъявили только грабителей, один из которых украл 2 бутылки вина и никому не нужные сковородки и ножи!

Адвокат также обратил внимание суда на любопытную деталь: «Юрист одного из торговых центров на суде сказал, что ограбление было записано на видеокамеру, и кассету они сразу передали сотрудникам полиции. Но это видео не было приобщено к делу»!

— Если бы подсудимые Шамов и Абдрахманов действительно входили в тот магазин, то были бы зафиксированы на видео, а органы следствия в обязательном порядке использовали бы его, — с аргументами защитника нельзя было не согласиться.

Где третьи силы?!

— Из моих семерых подзащитных пять нефтяников и два студента. До сего дня мы так и не получили ответа: кто поджигал и ломал здания? — начала речь адвокат Венера Сарсембина. — Прокурор Дузелбаев в прениях сказал: в столкновении людей друг с другом во время такого важного государственного праздника, как День Независимости Казахстана, виноваты так называемые третьи силы, которые противопоставили казахский народ друг другу. Если в этом виноваты какие-то «третьи силы», то почему за эти шесть месяцев, не установлено кто они. Что мешало следствию выяснить это и привлечь виновных к ответственности? Все эти месяцы следствие по каким-то «третьим силам» не проводилось. Почему прокуроры не подчеркнули это, это же вопрос к размышлению?

Далее адвокат изложила свою точку зрения на то, как заводились уголовные дела подсудимых и готовились следственные материалы.

— Когда было заведено уголовное дело по массовым беспорядкам, нужны были ответчики по нему. В качестве ответчиков следственные органы в первые ряды кандидатов поставили тех, кто получил ранения. И эти люди не только не получили должного медицинского лечение, но стали еще и подсудимыми. Я считаю, что это факты грубого нарушения прав и свобод человека.

Думаю, полицейские специально пошли на площадь в форме, но учтите — ни один человек не будет кидать камни в сторону человека, одетого в полицейскую униформу. Если бы нефтяники действительно кидали в них камни, то они бы попали и в простых граждан — это закон физики. Но почему-то именно от этого пострадали одни полицейские, — продолжила выступающая. — Криминалист, который снимал все на видеокамеру, случайно заснял полицейского, который совершал противоправные действия, но фиксирует он это не полностью. Или, например, мой подзащитный Саламат Исаков, наверное, не ответил бы полицейскому, если бы тот сам не толкал его и не провоцировал. На видео много таких кадров. Видно, как одного гражданина, одетого в форму нефтяника, полицейский хватает за шею и начинает толкать. Ну, а если остановиться на семерых моих подзащитных и задаться вопросом: была ли здесь доказана их вина, то я могу сказать: вина подсудимых полностью не доказана, а обвинения предъявлены по одному шаблону.

Адвокат перешла к конкретным примерам:

— Например, все подсудимые, стояли на забастовке. Но Койшыбаев и Аманжолов никогда не стояли вместе с нефтяниками, они даже ими и не являются. Если взять подсудимого Жарылгасинова, то если бы у него действительно было желание организовать какие-то противоправные действия, он бы подготовился бы тщательнее. Но я заявляю: у моего подзащитного в области менеджмента и организации нет никаких способностей! У него даже неполное среднее образование — он окончил только 7 классов. А 16 декабря 2011 года он с деверем решил отметить праздник, выпил  и пришел на площадь. Он признался, что разбил окно автобуса, что сделал это в пьяном состоянии, а на полицейского напал, потому что разозлился на него за то, что тот все снимал на видеокамеру.

Жарилгасинов, Бесмагамбетов, Акжигитов, Исаков семь месяцев стояли на площади. Единственным их требованием была выплата заработанных потом и кровью денег. Никто из них не предъявлял государству каких-либо политических требований, не выступал против государства или народа.

В качестве примера сомнительных показаний свидетелей — полицейских Венера Сарсембина привела судебную историю подсудимого Жанбыра Ергазева.

— Сначала, во время следственных мероприятий, по делу Ергазева не было пострадавших, которые бы получили телесные повреждения от его действий, — напомнила суду Венера Сарсембина. — Один из пострадавших — полицейский Баржиков, так и не указал на Ергазева, что именно он кидал палки, камни, в его сторону. Но при этом заявил: когда он стоял возле акимата, то Ергазев в сторону полицейских кидал камни, и что, якобы, именно в тот момент Жанбыр получил огнестрельное ранение. Но во время суда выяснилось: Ергазев получил ранение возле фонтана. Баржиков так же заявил, что из обреза в него стрелял парень, а в деле Ергазева по этому поводу этого нет никакого упоминания. И поэтому я прошу уважаемый суд на показания Баржикова посмотреть очень критично. Он является заинтересованной стороной следствия — он непосредственно принимал участие в следственных мероприятиях!

Один комментарий
  1. Тамара Искак says:

    …………….. по версии следствия, государству нанесен материальный ущерб в размере 308 852 662 тенге. Юридическим лицам, предприятиям малого и среднего предпринимательства и гражданам — на общую сумму 2 641 083 738 тенге. При таких та явных убытках они еще смеют доказывать невиновность, как только совесть не мучает??

    0
    0
x
2018-09-23
Утром9 ℃
Днем9 ℃
Вечером9 ℃
Ночью9 ℃
Влажность44 %
ДавлениеhPa 1024.16
Скорость ветра3.71 м/с
2018-09-24
Утром9.92 ℃
Днем21.09 ℃
Вечером16.78 ℃
Ночью14.14 ℃
Влажность43 %
ДавлениеhPa 1020.6
Скорость ветра6.51 м/с