Погода +5oC
$330.29
387.27
5.56
Опубликовано: Вт, Июн 4th, 2013

В Уральске состоится детский благотворительный праздник


Мы, рекламное агентство «Логос», редакция газеты «Уральская неделя» — волонтеры благотворительного фонда «Жулдыз», 8 июня 2013 года организовываем детский праздник в парке им. Кирова . Начало в 10.30.

Мы позаботились о том, чтобы праздник стал по-настоящему запоминающимся событием для всех детей, которые придут к нам. В программе праздника: детский Арбат с работами народных умельцев и художников, сказочные персонажи, конкурс для родителей «Самая увлекательная и интересная игра с детьми», призы и подарки, сладости и аквагрим, от которого в восторге все дети. А в конце праздника для всех наших гостей состоится запуск тысячи воздушных шаров.
Мы хотим, чтобы ваши дети разделили с нами радость этого события и окунулись в сказочную атмосферу, и поэтому приглашаем ваших детей и детей всех ваших сотрудников. Цель праздника для детей — сбор средств на организацию семинара в Уральске 22 июня американского невропатолога Божены Бейнар Славов для лечения детей, страдающих ДЦП.

24 комментария
  1. Казак says:

    Время начала?

    0
    0
    • Айнура says:

      Интересно, а все ли чисто в вашем фонде «Жулдыз»? или у вас 3 в уме, пишем 1? надо проверить куда это вы эти денежки направляете!

      0
      0
      • Tamara says:

        Проверяли. 4 раза за полтора года. Полиция, финпол и прокуратура. По всем проверкам выдано заключение, что нарушений не обнаружено. Кроме того, ежегодно финансовая деятельность фонда проверяется независимым аудитором. Вся финансовая отчетность на сайте фонда Жулдыз. В фонде никто — ни один человек, не получает зарплаты. Все волонтеры.

        0
        0
      • проверяльшики!!!язык то как поворачивается вы хоть палец о палец стукнули ради деток чтоб проверять.реально взбесило!

        0
        0
        • Айнура says:

          А вы Мото Мото, особо не нервничайте и не температурьте, я всегда стараюсь по мере возможности оказывать материальную помощь нуждающимся. Что же касается фонда «Жулдыз», то у меня очень, ну очень большие сомнения по поводу прозрачности. Да оказывается помощь, да собираются деньги. Но я бы предостерегла граждан от сомнительных фондов типа «Жулдыз», тем более связанных с такими одиозными личностями, крутящимися вокруг политики. Лучше отдавайте деньги непосредственно нуждающимся и никто никогда не обвинит вас в финансировании экстремизма. а так кто его знает!

          0
          0
          • Tamara says:

            «… финансирование экстремизма» мне особенно понравилось. «Экстремисты» в данном проекте более 60 детей с ДЦП и другими тяжелыми поражениями мозговой деятельности.

            0
            0
            • Айнура says:

              Тамара: пожалуйста не переиначивайте мои слова — я призываю добрых людей оказывать помощь напрямую нуждающимся без всяких посредников с сомнительной репутацией.

              0
              0
              • Tanyabomba says:

                сама приношу деньги в редакцию. Все мои поступления при мне же регистрируются. Я знаю,на какого именно ребёнка в этом месяце я отдаю деньги. Отчёты по перечислениям регулярно публикуются. Так что Ваши нападки безосновательны и смотрится эта попытка очернения поистине жалко. Остаётся лишь попросить Вас не утруджать себя попытками «открыть глаза» людям, унижая себя откровенной ложью

                0
                0
  2. Марина says:

    Во сколько начало?

    0
    0
  3. Дарига says:

    Начало детского праздника в 10.30.

    0
    0
  4. 318 says:

    жизнь — тлен, в глазах ребенка на фото…

    0
    0
  5. марина says:

    айнура. вы бы уж промолчали,какжды помогает так как может.
    а фонд просто работает на совесть,не дай бог что бы близкий и родной человек болел и нужны были деньги на лечение. вы видели когда-нибудь панику которая стоит в глазах людей,когда они думают что бы им продать,для того что бы оплатить ту или иную процедуру,в результате которой у них может появится всего лишь маленький шанс на выздоровление?
    очень чато нужны просто огромные суммы,и один человек их не осилит,а вот если собраться и с миру по копейке. вот именно для этого нужны такие фонды!!!

    0
    0
    • Айнура says:

      Марина: такие вот фонды и создаются для того, чтобы через боль людей и частичное оказание им помощи реализовывать свои грязные политические цели, в том числе финансирование своей экстремистской деятельности.

      0
      0
      • Саида Папшева says:

        очень интересно, какие у вас основания обвинять фонд в экстремистской деятельности? вы можете ответить за свои слова?

        0
        0
      • Tamara says:

        Анониму под ником «Айнура». Я вполне могу привлечь вас за клевету. И вам не спрятаться за ником. И речь не о моем имени и репутации, мне нечего беспокоиться за них. Вас стоит заставить ответить за грязную и намеренно лживую клевету потому, что вы, аноним, наносите ущерб больным детям, их мечте выздороветь. Тамара Еслямова

        P.S. Я создавала этот фонд и для того, чтобы в Уральске развилась культура благотворительности. Это когда в обществе начинают ощущать чужую боль как свою и люди начинают выходить за рамки собственного выживания и помогают другим людям. Добрыми делами сплачивать общество. Реализация этой цели — развитие культуры благотворительности — требует от фондов прозрачности в действиях и финансовой отчетности. Это мы, команда волонтеров, и обеспечиваем.
        И спасибо прокуратуре, которая держит нас под своим особым вниманием, заставляя ДВД и финпол проверять нас по два раза в год. Благодаря им мы имеем бесплатный аудит. Знаю, что НИ ОДИН фонд в ЗКО не имеет такого внимания со стороны «правоохранителей».

        0
        0
        • Айнура says:

          Тамара: Мое мнение, которое вы обозвали лживым и грязной клеветой надо уважать, потому что это мнение определенной части общества (если хотите народа). Если не верите, проведите опрос общественного мнения в вашей газете по поводу отношения к благотворительным организациям (только, прошу, не надо тянуть цифры за уши в свою сторону). Ваш метод угрозы в мой адрес меня не переубедил. Так как я физически не могу видеть весь ваш процесс получения денег и их расходования. интересно, кто у вас кассир, бухгалтер, кто входит в наблюдательный совет и т.д.? короче куча вопросов!
          :
          Российская газета. 18 апреля 2003.
          «Под видом благотворительных фондов и организаций сегодня функционируют разнообразные экстремистские и террористические группировки. Так, телевизионная программа ТВС 4 января 2003 г. сообщила в последних известиях, что американские власти наложили арест на счета международной благотворительной организации «Бениаволенс Интернешинл», которая обвиняется ими в распределении денежных средств международным террористическим организациям, в том числе действующим в Чеченской Республике. Власти считают доказанным, что руководство этим фондом осуществляется «Аль-Каидой». По утверждениям американцев эта организация перевела со счета своего отделения в Латвии на счета чеченских сепаратистов деньги в сумме 2 миллиона долларов. Американскими властями были указаны два адреса, по которым в России значится зарегистрированной благотворительная организация «Бениаволенс Интернешинл».

          0
          0
          • Айнура says:

            Письмо Центрального банка Российской Федерации от 17 августа 2004 г. N 100-т «Об отчете ФАТФ по типологиям отмывания преступных доходов и финансирования терроризма за 2003 — 2004 гг.»:

            Среди преступлений, совершаемых под видом благотворительной деятельности, одно из наиболее распространенных — мошенничество. Наше изучение свидетельствует, что в настоящее время, злоупотребляя доверием граждан, преступники-«благотворители» в ряде случаев причиняют потерпевшим значительный материальный и моральный ущерб. Нередко объектами обмана становятся граждане, у которых в силу стечения обстоятельств возникает необходимость найти поддержку у специалистов, однако средств на оплату услуг последних у них очень мало. Такие люди, узнав, что некие благотворительные организации оказывают различные услуги бесплатно, с готовностью обращаются к ним, не зная, что «бесплатность» и «благотворительность» являются лишь приманкой, за которой скрывается хорошо отлаженный механизм обмана. Нередко сегодня обману подвергаются граждане, чьи родные и близкие, совершив преступления, ожидают суда или, будучи осуждены, должны быть направлены для отбытия наказания в места лишения свободы.
            По нашему мнению, внимания практических работников заслуживают некоторые особенности расследования уголовных дел по фактам обмана граждан под видом оказания им помощи в облегчении судьбы их родственникам, совершившим преступления. Особенность таких мошенничеств состоит в том, что преступники нередко намекают или даже открыто заявляют о наличии у них «хороших», то есть фактически коррумпированных, связей с сотрудниками правоохранительных органов, наличие которых позволяет им решать «нерешаемые» проблемы. Такие заявления в условиях распространения коррупции среди должностных лиц не должны преждевременно отбрасываться, их необходимо тщательно проверять, устанавливая, являются ли такие заявления элементом обмана потерпевшего или же действительно в правоохранительных органах трудится взяточник. Необходимость объективного проведения такой проверки в ряде случаев приводила к тому, что с определенного момента расследование по уголовному делу проводилось следователем прокуратуры, который в дальнейшем заканчивал уголовное дело, несмотря на то что расследование мошенничеств отнесено к подследственности следователей органов внутренних дел.
            Чаще всего поводом для возбуждения такого уголовного дела по признакам ст. 159 УК РФ служат заявления граждан, которые, столкнувшись с обманом и не получив переданные под предлогом оплаты услуг деньги, сочли необходимым обратиться в правоохранительные органы, как правило, в органы внутренних дел.
            В современных условиях, когда грань между гражданско-правовой и уголовно-правовой ответственностью не столь ярко выражена, как прежде, в органах внутренних дел нередко предпочитают выносить по итогам проверки таких заявлений постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, мотивируя эти решения тем, что стороны не отрицают факта перехода денег из рук в руки и спор сводится лишь к выяснению того, в полном ли объеме одной из сторон были выполнены принятые на себя обязательства. Так, по одному из уголовных дел, возбужденному против генерального директора одной из благотворительных организаций по признакам ст. 159 УК РФ, прокурору трижды пришлось отменять постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, выносившиеся органом дознания.
            Уже на первоначальном этапе расследования следователю необходимо получить четкие представления о следующих обстоятельствах:
            — имела ли группа лиц, называвшая себя благотворительной организацией и принявшая на себя обязательство оказать помощь гражданам, руководители которой или отдельные ее представители, подозреваемые в совершении мошенничества, полномочия на осуществление благотворительной деятельности;
            — имела ли благотворительная организация, принявшая на себя обязательство оказать помощь гражданам, практические возможности выполнить таковые;
            — действительно ли имеют лица, подозреваемые в совершении мошеннических действий, необходимый профессиональный опыт, квалификацию, а также поддерживают ли на самом деле контакты с государственными учреждениями и отдельными должностными лицами, наличие «связи» с которыми приводилось в качестве убедительного довода во время беседы с потерпевшим.
            Эти сведения уже на первоначальном этапе достаточно явно позволяют оценить степень дерзости в действиях мошенников, наличие «профессионализма» в их поведении и на этом основании выдвинуть версию о том, что потерпевший, обратившийся в прокуратуру или орган внутренних дел с заявлением об обмане, может быть не единственным потерпевшим от противоправных действий подозреваемых.
            Как свидетельствует изучение, механизм введения в заблуждение потерпевших в действиях мошенников, прикрывающихся благотворительной деятельностью, достаточно стереотипен: это утверждение о наличии у них тесных контактов с работниками Минюста России, СИЗО, а также территориальных учреждений уголовно-исполнительной системы.
            На этом основании они, бесплатно высказывая свое сочувствие, тут же предлагают разнообразные платные «услуги», например по ускоренному «адресному» переводу из СИЗО в желательное учреждение УИС, где осужденный будет отбывать наказание, минуя промежуточные уголовно-исполнительные учреждения, ускорение рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, написание различных документов на стадии кассационного производства и др. Характерной особенностью является то, что мошенникам особенно нет необходимости выдумывать какие-то услуги, поскольку потерпевшие, принимая их за добросовестных благотворителей, как правило, сами обращаются к ним с различными просьбами, которые затем мошенники обещают исполнить.
            Так, по одному из уголовных дел Н., возглавлявший благотворительную организацию, заключил несколько договоров с лицами, обратившимися в эту организацию за социально-правовой помощью. Предметом договоров было оказание услуг по решению вопросов, которые не входили в компетенцию общественных объединений, в том числе этапирование осужденных и условно-досрочное освобождение от отбытия наказания. Не имея на то полномочий и практической возможности, Н. преднамеренно вводил в заблуждение лиц, обращавшихся в благотворительную организацию. Деньги, в том числе и иностранная валюта, передаваемые ему клиентами, заключавшими договор, никакими бухгалтерскими документами не оформлялись и не приходовались. После этого Н. присваивал полученные деньги, а взятые на себя обязательства не выполнял.
            Поскольку благотворительная деятельность по своему смыслу уже изначально предполагает бесплатность услуг, мошенники для извлечения выгоды, как правило, навязывают намеченным жертвам обмана дополнительные платные «услуги», которые якобы необходимы для успешного осуществления бесплатной деятельности. К числу таких услуг они относят, например, сканирование и ввод в компьютер текста приговора суда или обвинительного заключения, приглашение специалистов, якобы необходимых для дополнительного правового анализа и «справедливой» оценки обстоятельств, нашедших отражение в приговоре суда или в обвинительном заключении, навязывание собственных услуг в качестве адвоката или представителя в суде и т.п. В ходе допроса заявителя необходимо тщательно выяснять мнимые услуги мошенников, с помощью которых они вынуждали выплачивать им деньги, поскольку такие факты их поведения в дальнейшем смогут свидетельствовать не только о размерах ущерба, причиненного потерпевшему, но и конкретизировать механизм обмана. Так, в одном из случаев мошенники за ввод в ЭВМ с помощью цифрового фотоаппарата текста обвинительного заключения дополнительно потребовали с потерпевшей в виде оплаты за «необходимую» услугу 400 долларов США, которые были им выплачены. В другом случае, когда суть просьбы состояла в ускорении этапирования из СИЗО в учреждение уголовно-исполнительной системы, гражданину была навязана «услуга» в виде ввода в компьютер материалов уголовного дела и их распечатки.
            В ходе допроса заявителя необходимо тщательно зафиксировать обстоятельства передачи денег, поскольку обычно мошенники предпочитают их получать из рук в руки. В этой связи следует учитывать, что любая передача денег в благотворительных организациях, как и в любом учреждении, должна оформляться только через кассу и сопровождаться выпиской соответствующих квитанций и приходных ордеров. Важность отражения этих обстоятельств состоит в том, что благотворительные организации обязаны периодически представлять в налоговые инспекции соответствующие документы, составляемые на основе бухгалтерских документов, в том числе и приходных денежных ордеров.
            Разбирательство с финансовой деятельностью благотворительной организации — один из важных этапов расследования, ибо он позволяет установить одно из важнейших обстоятельств — нежелание его учредителей заниматься благотворительностью. Если целью учредителей было стремление личного обогащения, то анализ финансовых документов позволит выявить факты присвоения денежных средств, обнаружить иные действия, грубо нарушающие установленный порядок обращения с денежными и иными средствами. Внимание должно уделяться соотнесению доходов и расходов, определению порядка найма помещения и механизма расплаты с его хозяином, порядку выплаты заработной платы, наличию штатного расписания и др. Так, в частности, при проверке законности аренды помещения необходимо выяснить, регистрировался ли договор субаренды в территориальном подразделении Федерального агентства по управлению федеральным имуществом. Можно рекомендовать назначение проведения совместной проверки силами территориального подразделения государственной налоговой службы для анализа хозяйственно-финансовой деятельности благотворительной организации.
            Нужно отметить, что в современных условиях следователю достаточно сложно ориентироваться в тонкостях действующего законодательства, особенно регулирующего различные вопросы финансово-хозяйственной деятельности благотворительных организаций, в связи с чем привлечение сотрудников налоговых инспекций можно рассматривать как привлечение специалистов для предварительного анализа такой деятельности и при необходимости решения в последующем вопроса о назначении ревизии и бухгалтерской экспертизы.
            Так, по одному из уголовных дел, возбужденному по заявлению обманутого лица, следователь направил в налоговую инспекцию письмо с просьбой рассмотреть вопрос о проведении этим учреждением проверки финансово-хозяйственной деятельности благотворительной организации на предмет выявления возможных нарушений налогового законодательства, определения правильности обращения с денежной наличностью, в том числе с иностранной валютой, а также установления иных фактов, которые свидетельствовали бы об иных допущенных фактах, влекущих уголовную ответственность. В документе, поступившем к следователю по итогам такой проверки, подписанному руководителем местной госналогслужбы, отмечалось, что в действиях руководителей имелись многочисленные нарушения порядка обращения с деньгами. Несмотря на обязанность вести бухгалтерский учет, таковой фактически отсутствовал. Хотя руководители благотворительной организации неоднократно получали от граждан деньги, их они не приходовали, документально не оформляли и в отчете, представлявшемся в ГНИ, их не отражали, в результате чего уклонялись от уплаты налогов.
            Помимо письма о проверке финансово-хозяйственной деятельности следует поручить подразделению юстиции, осуществившему регистрацию, провести проверку соответствия деятельности благотворительной организации ее уставу. Перед специалистом, которому будет поручено проанализировать содержание устава, нужно будет поставить такие вопросы:
            1. Соответствует ли устав благотворительной организации, в первую очередь отраженные там цели и задачи благотворительной организации, требованиям, установленным законодательством Российской Федерации?
            2. Соответствуют ли уставу конкретные действия руководителей благотворительной организации?
            3. Соответствуют ли требованиям законодательства и уставу иные документы, оформленные в результате благотворительной деятельности данной организации, в частности различные договоры с гражданами?
            На первоначальной стадии расследования необходимо уделить особое внимание изучению порядка регистрации обращений граждан в благотворительную организацию и изъятию документов, которые в дальнейшем позволили бы установить в полном объеме преступную деятельность мошенников. В этой связи необходимо изучить делопроизводство благотворительной организации, произвести осмотр документов и изъять те из них, которые могут являться доказательствами по уголовному делу. Следует учитывать, что составление документов позволяет мошенникам создать видимость своих намерений активно вмешаться в ход судебного разбирательства и тем самым «решить» все проблемы обманываемых ими лиц, а потому они либо требуют от потерпевших предоставления им различных доверенностей на осуществление действий от имени заявителя, например осуществлять защиту, подписывать документы, связанные с этой деятельностью, либо предлагают оформить специальные договоры, либо прибегают к составлению иных «документов» для придания убедительности своим словам.
            Так, по одному из уголовных дел гражданам, обращавшимся в благотворительную организацию, предлагалось заполнить заранее разработанный бланк Заявления клиента, в котором предлагались на выбор такие «стандартные» услуги, как предоставление специалиста для решения вопроса об ускорении судебного рассмотрения, ускорение этапирования в ИУ, досрочное освобождение и др. Одно лишь перечисление этих «услуг» позволяет прийти к выводу, что авторы этого «заявления», разрабатывая его текст, прекрасно понимали, что ни ускорить ход судебного разбирательства, ни обеспечить быстрейшее этапирование в учреждение УИС, ни досрочное освобождение в рамках действующего законодательства они не имели и права.
            В ряде случаев с гражданами от имени благотворительной организации оформлялся специальный документ, называвшийся «Договор на осуществление действий», по которому «заказчик» доверял свои права, предоставленные ему законодательством, «исполнителю», который мог пользоваться ими во всей полноте их объема во всех государственных и негосударственных организациях по собственному усмотрению.
            Особого внимания заслуживает устав благотворительной организации, изучению которого следует уделить особое внимание. В частности, необходимо сопоставить даты регистрации благотворительной организации и дату «принятия обязательств» мошенником, поскольку имеют место факты, когда мошенническая деятельность начинается еще до того, как прошла регистрация организации, хотя свои действия преступник изображал как акт благотворительности от имени несуществующей благотворительной организации.
            В ходе изучения устава нужно также обратить внимание, не является ли действующая благотворительная организация продолжательницей деятельности иной подобной организации, сменив при перерегистрации свое наименование и реквизиты. Если подобные обстоятельства будут установлены, необходимо тщательно изучить обстоятельства деятельности организации, прекратившей свое существование, ибо не исключено, что появление новой благотворительной организации было вызвано потерей доверия граждан к прежней или необходимостью ее исчезновения как таковой в связи с многочисленными претензиями со стороны «облагодетельствованных» ею людей. Как показывает изучение, как правило, во главе таких благотворительных организаций стоят одни и те же лица и появление новой подобной организации представляет собой только своеобразную смену ширмы для продолжения обмана граждан.
            Нужно обратить также внимание на такой документ, как свидетельство о регистрации общественного объединения, поскольку в нем фиксируется адрес последнего. В соответствии с действующим законодательством при изменении адреса учредитель благотворительной организации обязан поставить в известность орган Министерства юстиции, где он проходил регистрацию. Практика свидетельствует, что добросовестные благотворители при изменении адреса организации своевременно сообщают об этом в органы юстиции. Несовпадение реального и зарегистрированного адресов само по себе не является прямым доказательством наличия намерения заниматься обманом граждан под видом благотворительной деятельности, тем не менее оно может свидетельствовать о нежелании по каким-то причинам своевременно уведомить орган, осуществивший регистрацию, об изменении своего адреса. В ходе следствия как раз и необходимо проверить, не является ли такой причиной желание заниматься мошенничеством.
            Поскольку преступники, вводя граждан в заблуждение, нередко особо подчеркивают наличие у них особых отношений с руководителями и рядовыми сотрудниками учреждений уголовно-исполнительной системы и ГУИН Минюста России, о факте возбуждения уголовного дела необходимо уведомить подразделение собственной безопасности соответствующего подразделения системы УИС и поручить ему как органу дознания провести проверку на предмет выявления наличия и характера каких-либо отношений между администрацией уголовно-исполнительного учреждения и конкретной благотворительной организацией. Кроме того, в территориальном управлении (отделе) службы исполнения наказаний Минюста России следует запросить информацию о возможности реализации благотворительными организациями тех обязательств, которые их руководители брали на себя перед гражданами, с которыми заключали договора.
            По одному из расследованных уголовных дел следователю на его запрос из ГУИН Минюста России поступил ответ, что согласно действующему законодательству порядок и сроки этапирования лиц, в отношении которых приговор вступил в законную силу, не могут изменяться в зависимости от наличия или отсутствия каких-либо обязательств, принятых на себя перед гражданами какими-либо организациями, в том числе и благотворительными. В этом ответе указывалось также, что «с учетом проведенного анализа и сложившейся практики оказания правовой помощи гражданам договорные отношения между клиентом и благотворительной организацией сопряжены с существенным ущемлением прав клиента. Этот вывод подтверждается тем, что благотворительная организация по роду своей деятельности не имеет права заключать договоры на этапирование, так как это находится в компетенции УИС, тем более получать за эти действия вознаграждение. Из вышеизложенного можно сделать вывод, что благотворительная организация преднамеренно вводит клиента в заблуждение».
            В процессе расследования следует уделить особое внимание изучению личности учредителей благотворительной организации, характеру их взаимоотношений, наличию родства между ними, что может охарактеризовать степень их взаимного доверия. Кроме того, следует установить всех наемных работников, поскольку среди последних, особенно уволенных в связи с возникновением конфликтных отношений с учредителями, могут быть выявлены свидетели, способные дать существенно важные показания. Так, в ходе расследования одного из уголовных дел следователем была выявлена женщина, работавшая бухгалтером благотворительной организации, уволенная оттуда незадолго до возбуждения уголовного дела, которую руководители характеризовали как человека, склонного к конфликтам. В ходе допроса эта женщина показала, что вынуждена была уволиться ввиду несогласия с постоянной практикой нарушения порядка обращения с деньгами, которые, как правило, передавались из рук в руки и надлежащим образом не оформлялись. Ею были названы несколько потерпевших, ранее неизвестных следствию, обращавшихся к ней с требованием о возврате им денег, которые они заплатили руководителям благотворительной организации, избегавшим с ними встреч.
            Особое внимание следует уделить допросу лиц, подозреваемых в совершении мошенничества. Перед их проведением следователь должен достаточно тщательно ознакомиться с действующим федеральным законодательством, регулирующим благотворительную деятельность, предоставляющим благотворительным организациям определенные налоговые льготы, а также изучить нормативные правовые акты, принятые на уровне субъекта Федерации, которое допускает определенные льготы материального и нематериального характера для стимулирования благотворительности. Знание этих «тонкостей» должно позволить следователю отделить в показаниях подозреваемого правду от вымысла, с помощью которого он будет стараться скрыть факты обмана, выдавая их за «нормальную практику» или действия, допустимые законом.
            В ходе допроса подозреваемого необходимо отразить подробные ответы на такие существенно важные вопросы:
            — Каким образом он собирался организовать выполнение разнообразных благотворительных услуг, зафиксированных в договоре, заключенном с клиентом, и какие конкретные шаги для этого он уже предпринял (если, например, в договоре подозреваемым было взято на себя обязательство осуществить перевод осужденного (например, его этапирование) из одного учреждения УИС в другое, то следует подробно записать ответы допрашиваемого о том, куда и к кому он обращался, куда и какие направлял письма и запросы и т.п.)?
            — Какие должностные лица из уголовно-исполнительной системы ему должны были содействовать в организации осуществления действий, указанных в договоре (например, в осуществлении перевода осужденного из одного учреждения УИС в другое)?
            — Каким образом им была определена стоимость услуг и каков был порядок передачи денег; отражалась ли эта передача в бухгалтерских документах и отчетности перед налоговыми органами?
            Нередко для показа значимости собственной благотворительной деятельности преступники предъявляют потерпевшим, а в дальнейшем и следователю различные благодарственные письма разных облагодетельствованных ими учреждений, из которых следует, что данной благотворительной организацией был «внесен крупный вклад», «оказана значительная помощь» и т.п. Эти письма нельзя оставлять без внимания, ибо они, являясь одним из элементов введения в заблуждение, нередко выдумываются мошенниками и фальсифицируются ими или же «организуются» с использованием неделовых связей, нередко коррумпированных.
            В отдельных случаях для того, чтобы затруднить потерпевшим поиск и установление лиц, получивших у них деньги, мошенники, навязывая платные «услуги», не сами предлагали свои услуги, а использовали для этого своих соучастников, представляя их «адвокатами», «экспертами», «консультантами» и т.п. Такое разделение преступных обязанностей, с одной стороны, позволяло руководству благотворительной организации утверждать, что оно не причастно к создавшейся ситуации, так как «адвокат» не имеет формального отношения к бесплатно работающим благотворителям, а с другой — заявлять, что возникшие недоразумения — частное дело клиента и «адвоката».
            Быстрое установление всех членов группы мошенников — одна из важнейших задач следствия, которая решается достаточно традиционными способами, тем более что, чувствуя свою безнаказанность за фасадом «гражданско-правовых отношений», преступники иногда сознательно демонстрируют свою «доступность» и «открытость», при необходимости отговариваясь «недобросовестностью» консультантов, адвокатов, экспертов и иных «сторонних» лиц. Значительно больше специфики в выявлении очевидцев, способных дать показания о таких действиях «благотворителей», которые будут прямо указывать на наличие в их действиях обмана. В этой связи важно обратить внимание на механизм рекламирования благотворительной деятельности.
            По одному из уголовных дел благотворительная организация рекламировала свою деятельность в следственном изоляторе, развешивая в помещении, где проводилась приемка продуктовых передач, специально издававшийся бюллетень, в котором описывались различные факты успешной помощи осужденным и подследственным. На этом издании были указаны выходные данные типографии, в том числе тираж издания — 1500 экземпляров. Проверка правдоподобности приведенных данных, проведенная следователем, показала, что на самом деле это издание было изготовлено не в типографии, а в кустарных условиях, а тираж составил только 10 экземпляров. Как оказалось, большинство из «успешных» благодеяний также были придуманы издателями.
            Выше нами были изложены лишь некоторые особенности расследования мошенничеств, совершаемых под видом осуществления благотворительной деятельности, которые указывают не только на определенную специфику такой категории уголовных дел, но и на многообразие форм обмана граждан под видом коммерческой и некоммерческой деятельности, используемых преступниками в современных условиях для обогащения.

            0
            0
          • Саида Папшева says:

            какой парадокс, вы ссылаетесь на одно издание, но не верите тому, на котором отписываете ваши посты. а ведь вы даже не знакомы ни с одним волонтером фонда, вы не видите, как каждый из них пропускает боль детей через себя. согласна с Надией — вас очень жалко!

            0
            0
            • Айнура says:

              хотелось бы верить…

              0
              0
              • Саида Папшева says:

                ну так придите и убедитесь! как вы можете в чем-то так рьяно убеждать, не будучи в этом уверенны?! вы такие примеры привели, как будто все в мире благотворительные фонды занимаются преступной деятельностью! я уважаю чужое мнение, когда оно может быть обоснованным. вы же просто сидите и обвиняете незнакомых вам людей.

                0
                0
          • Айнура, не вижу связи между двумя событиями,нет никакой логики,абсолютно.Разные страны,разные по масштабу и уровню фонды,да и временной отрезок в 10 лет.

            0
            0
      • марина says:

        боюсь что у вас мания преследования….

        мммм,даже и ответить нечего….

        0
        0
      • Айнура, не смогла пройти мимо Ваших комментариев….
        Вы хотели привлечь к себе внимание и у Вас это получилось!
        Хочу Вам сказать, что фонд «Жулдыз» помог спасти жизнь нашему сыну Темирлану. У него врожденный порок сердца несовместимый с жизнью, но благодаря финансовой поддержке фонда врачи успели сделать операцию, чтобы СПАСТИ ЕМУ ЖИЗНЬ.
        Если Вам действительно интересна деятельность фонда, Вы пойдите к ним, они Вам все расскажут, скольким детям жизнь удалось спасти и скольким семьям помочь, сколько денег поступило и куда они были направлены. Только я уверенна, что Вашей смелости хватит только на то, чтобы сидеть за своим компьютером и очернять людей, которые действительно ДЕЛАЮТ ДЕЛО!

        0
        0
  6. Надия says:

    Жалко вас, Айнура. Помоями поливаете благое дело, а сами пачкаетесь. Чего добиваетесь? Приходите в фонд, я вам о каждом ребенке расскажу, заодно и распределение средств посмотрите.
    К нам каждый месяц приходит бабушка и приносит для детей от 500 до 2000 тенге со своей мизерной пенсии. Не думаю, что вы на такое способны. У вас другое назначение…

    0
    0
x
2017-11-22
Утром5 ℃
Днем9.44 ℃
Вечером8.72 ℃
Ночью7.3 ℃
Влажность73 %
ДавлениеhPa 1011.88
Скорость ветра6.46 м/с
2017-11-23
Утром5.82 ℃
Днем5.11 ℃
Вечером1.4 ℃
Ночью-2.36 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1011.83
Скорость ветра5.46 м/с