Погода -3oC
$332.21=
391.74=
5.57=
Опубликовано: Ср, Дек 11th, 2013

Серик Караманов: «Силовые методы противодействия экстремизму результатов не дадут»

1386756439_1
Об этом ИА Zakon.kz рассказал прокурор Западно-Казахстанской области Серик Караманов.
— Я бы не стал связывать распространение радикализма с наличием на западе страны нефтяных месторождений. Во-первых, в Западно-Казахстанском регионе небольшая плотность населения, ЗКО не исключение, она подвержена миграции, через нее проходят все пути. Много «вахтовиков», работающих в нефтегазовой сфере. Очень развита инфраструктура частного извоза между городами не только на Западе Казахстана, но и сопредельных стран. Кроме того, территориальная близость с Кавказом. Во время чеченской войны влияние эмиссаров салафизма и вахаббизма усилилось. Они начали мигрировать в Казахстан, где у многих проживали родственники. Небезызвестный Саид Бурятский — один из идеологов вахаббизма в СНГ. Он длительное время находился на лечении в Западном Казахстане. Он посетил Актюбинскую, Атыраускую и Западно-Казахстанскую области. В каждой семье, где он останавливался, впоследствии изымались видеодиски с его проповедями, хотя он — русскоязычный. Эмиссары ездят по аулам и пропагандируют радикальные исламистские течения. Общение строят на бытовом уровне, поэтому и восприятие казалось бы чуждого для нас радикального ислама, с использованием различных проблем социального и бытового характера, таких, как неустроенность, отсутствие работы, жилья и т.д. Все это влияет на сознание людей.
— Серик Садвакасович, как государство противостоит распространению радикальной идеологии в регионе?
— Когда я был назначен на должность прокурора ЗКО, я в первую очередь как гражданин задумался, что могу сделать для этих молодых ребят, которые сами не осознавая этого, попадают в сети эмиссаров.
Профилактическая работа проводится совместно с местными исполнительными и правоохранительными органами.
Когда мы начинали свою работу весной этого года, у нас было 28 осужденных, отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях области за совершение преступлений по религиозным мотивам. Работу строим с семьями осужденных за совершение террористических преступлений. У нас был такой случай, когда мать приезжает с больными малолетними детьми к сыну, осужденному на 10 лет, сноха находится в тяжелом состоянии в больнице, угнетенная всеми происходящими событиями. Сотрудники пошли на встречу и дали длительное свидание. Мать сказала: «Я оставлю этих детей здесь, воспитывай их сам!» Всем миром уговаривали женщину не бросать внуков и дождаться сына из мест лишения свободы. Осужденный, осознавая, какую неподъемную ношу оставил двум женщинам, на коленях вымаливал прощения у самого близкого человека. После долгих слез и разговоров с матерью осужденный отказался от своих крайне радикальных взглядов. Есть случаи, когда жены и сестры бывших «радикалистов» добровольно снимали никаб. Обычно радикальные исламисты не водят детей к врачам, зачастую их дети не посещают школу, т. е. не признают устои светского государства. Мы, в свою очередь, протянули руку помощи семьям, чьи отцы и сыновья находятся в местах лишения свободы, помогли приобрести все необходимые школьные принадлежности и форму, поставили на медицинский учет в поликлиниках. Все, кому положены государственные пособия, стали их получать, оказали помощь в получении необходимых документов, трудоустройстве. Людям важно осознать, что они не брошены. Сейчас из 28-ми осужденных за радикализм, терроризм, участие в террористической группе, участие в незаконном финансировании террористических групп, 12 отведены от радикальных идей и адаптированы к традиционному мазхабу, идеи остальных осужденных состоящих на учете уже являются не устойчивыми. Это очень трудная, кропотливая рутинная и ежедневная работа. Ведь много из тех кто исповедует нетрадиционный ислам, кто едет за рубеж, там участвует в организации подрывной деятельности, а родственники находящиеся в Казахстане не зная истинных намерений помогают им материально. В колонии отбывает срок гражданин, который прошел обучение и умеет изготавливать самодельное взрывное устройство (СВУ), то есть бомбу, он был лидером одной из группировок Западного региона, сегодня он сам призывает своих приверженцев отойти от заблуждений.
Серик Караманов привел примеры плодотворной работы противодействию экстремизму.
— К примеру, осужденный Байткен Р. уроженец Атырауской области, получив теологическое образование в Египте принял участие в боевых действиях в Пакистане. На сегодняшний день в результате проведенных профилактических мероприятий осужденный отошел от радикальных идей и адаптирован на традиционный мазхаб.
 
 — В обществе бытует мнение, что на начальном этапе распространения радикального ислама государство проиграло идеологическую войну. Ваше мнение по этому поводу?
— Был момент, когда мы действительно не поняли вообще, что произошло. Надо признать, что государство, поднимало в первую очередь экономику, немного не уследило за огромным потоком наших граждан, которые выехали на учебу для получения теологических знаний, а получили то, что получили. Они же все думают, что обучались традиционному исламу. А теперь к нам везут тот ислам, которому их научили. Получив теологические образования в Египте, они начали завозить нам египетский вариант, если учились где-то в Пакистане, в Афганистане или Саудовской Аравии — они везут их течения ислама. Ведь не секрет, течения ислама разные, но то, что нам пытаются навязать, несовместимо с существующим у нас в Казахстане. Наш ислам имеет массу отличий: уважение к старшим, почет женщине, послушание, дань памяти предкам – все эти каноны рушатся. Представители радикальных течений совершенно по-другому смотрят на обряд погребения, на взаимоотношения между родственниками – это все разрушает наши ценности, веками формировавшиеся у казахов.
— Совсем недавно в СМИ много шума было по поводу документального фильма, показанного европейскими каналами, о казахстанцах, воюющих на стороне сирийских боевиков. Были ли среди этих людей жители Западно-Казахстанской области?
— Да, в этом ролике были замечены жители, проживавшие в ЗКО. С ними ведется работа по их возврату, уже принято ряд мер. Но отсутствие каких-либо законодательных ограничений позволяют им беспрепятственно выехать за пределы республики. Вообще трудно объяснить, почему они едут умирать в другую страну, за неизвестно какие ценности. Причем, как нам известно, деньги для выезда им дают их близкие родственники. На их содержание там -в чужой стране — по 15-20 тыс. тенге отправляют наши граждане. Кроме того, они вывозят свои семьи, подвергая опасности близких, и не думают об этом. Есть факты, когда наши граждане по разным причинам скончались там.
— Какие меры необходимо предпринять, чтобы наши граждане не попадались в сети «вербовщиков»?
— Я считаю, что, во-первых, нужно предпринимать какие-то ограничительно-запретительные меры. Если гражданин состоит на учете и склонен к радикальным идеям, он не должен выезжать за пределы РК. Тем более мы знаем, что пути разные, по которым они попадают туда. А во-вторых — проводить с ними разъяснительную работу. Правительством уже утверждена государственная программа по противодействию экстремизму и терроризму. Профилактическая работа должна состоять из двух направлений: первое это работа с самим осужденным, и второе усиленная работа с несовершеннолетними детьми, которые могут пойти по их же стопам, через влияние педагогов, психологов, школьных участковых, врачей и т.д. Это огромный фронт работы.
— Серик Садвакасович, как распознать первые признаки того, что близкого человека вовлекают в радикальное религиозное течение?
— Помимо внешних признаков: одежды и прочего. Те, кто встает на радикальный путь, они начинают «кучковаться», закрываться, проводить какие-то свои тайные встречи, обсуждать свои проблемы. Затем «закрываются» от родственников, начинают вести асоциальный образ жизни, отрицая все атрибуты светского общества.
— Как быть с несовершеннолетними детьми, родители которых являются последователями деструктивных течений?
— У нас есть факт, когда 12-летняя девочка возмутилась против поведения отца и матери, которые хотели одеть ее в никаб. Мы привлекли их к административной ответственности, девочка не желает дальше жить со своими родителями. Сейчас ставится вопрос об изменении ее статуса. И это тема к размышлению для педагогов. Они должны работать в этом направлении.
Серик Караманов рассказал, что в Турции на протяжении 30 лет работает специальная государственная структура по профилактике и противодействию терроризму.
— В Турции есть специальное подразделение с штатной численностью порядка 4 тыс. человек. Они работают со своими гражданами, попавшими под влияние деструктивных религиозных течений. Также их деятельность направлена на профилактику и противодействие терроризму и координацию работы всех государственных органов в этом направлении. В Казахстане этим занимаются сотрудники отделов по работе с экстремизмом и терроризмом в областной прокуратуре каждого региона. Такие же подразделения есть в МВД и КНБ.
По словам Серика Караманова, опыт Западно-Казахстанской области — пока первая ласточка для казахстанских силовиков.
— Мы должны не противодействовать, а предпринимать меры по профилактике терроризма. Это же не раз было сказано: «мы не можем стрелять пушками по комарам, мы должны осушать болото». Мы всем миром должны предпринять все усилия, прежде всего это наши граждане, чтобы они поняли и отошли от чуждых нам течений, и они отойдут – это временное заблуждение. Только лишь силовые методы: привлечение к уголовной ответственности – это ничего нам не даст! И в этом процессе немалая роль отводится СМИ.
По инициативе и при поддержке прокуратуры Западно-Казахстанской области был снят фильм «Жат ағыммен арбалысқандар» (Обманутые чужим течением). В 25-минутном проекте рассказывается о том, что в истории казахов не было религиозных войн, а также повествуется о судьбе молодых людей, осужденных за терроризм, о нелегкой доле их семей, временно оставшихся без кормильца.
[youtube]
[/youtube]
zakon.kz
2 комментария
  1. Уралец says:

    Спасибо за правильное разъяснения.Желательно проводить такие беседы и лекции на эту тему во всех учебных заведениях ЗКО.Молодёжь наиболее подвержена и идёт на поводу таких вербовщиков.

    0
    0
  2. Уральцу says:

    «такие беседы и лекции на эту тему во всех учебных заведениях ЗКО.Молодёжь наиболее подвержена»
    ————————————————
    Не надо думать, что прокуроры такие глупые, что сами бы не догадались.
    Они бы рады в рай, да грехи не пускают.
    Загнать на лекции молодежь можно, да толку какого?
    Вы же хорошо помните, когда всю молодежь, подчистую со всех учебных заведений собирают на площадь скандировать «Нурсултан-Казахстан». Но почему-то больше всего власть очень боится эту самую, казалось бы поддерживающую, любящую их, скандирующую за них молодежь.
    Почему? Потому что точно знают, что молодежь на самом деле не за них. Власть делала вид, что заботится о молодежи, а молодежь делала вид, что благодарна власти за это.
    Но на самом деле обе стороны прекрасно знают цену друг другу, когда наступает час «Х».
    Какое же отношение это все имеет к прокурорам?
    А все очень просто.
    С молодежью нельзя нечестно. Коль пошел к ним, то надо честно сказать, кто позволял Онбаганову беспредельничать, кто стоит за громкими хищениями бюджетных денег разными Жаркеевыми, Нурушевыми и т.д. Прокуроры не могут, типа не знаем пока, расследование покажет и прочую чепуху, потому что это даже детям ясно. Вот тут они начинают «терять лицо».
    Молодежь такое не прощает, иначе честного, доверительного разговора не получится.
    Поэтому не надо прокурорам ради галочки ходить читать лекции, которые никакой пользы не принесут. Молодежь не будет верить и доверять, пока на вопросы похожие на вышеприведенные не будет честного, откровенного ответа.
    Но это сегодня для прокуроров просто не возможно. Они люди военные, приказы начальства исполняются и обсуждению не подлежат.

    0
    0
x
2017-11-17
Утром-0.46 ℃
Днем1.38 ℃
Вечером3.56 ℃
Ночью0.33 ℃
Влажность0 %
ДавлениеhPa 1026.91
Скорость ветра5.04 м/с
2017-11-18
Утром-4.04 ℃
Днем1.01 ℃
Вечером1.09 ℃
Ночью-0.88 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1036.48
Скорость ветра4.29 м/с