Погода +16oC
$340.11=
407.93=
5.91=
Опубликовано: Чт, Апр 17th, 2014

У каждого своя «Правда»

1

 Уставшие от отсутствия нормальной питьевой воды и газа и возмущённые невниманием властей, жители села Тоганас (бывший совхоз имени газеты «Правда») вышли на народный сход. Нюанс в том, что далеко не все жители Тоганаса согласны с протестующими, не говоря уже о действующей власти. «УН» выехала разбираться в ситуации на место.

 

Пятница, 11 апреля, 10:30

Если уральские чиновники, отчитываясь о состоянии дорог, когда-нибудь скажут фразу «Бывает и хуже», то в качестве примера им можно будет привести двенадцать километров, ведущие от трассы Уральск-Актобе по направлению к селу Тоганас, или бывшему совхозу имени газеты «Правда». Мелкие ямки, словно оспины на лице, рассыпаны по всей проезжей части, и редакционный водитель решительно сворачивает на просёлочную дорогу рядом. Становится несколько легче, но на черепашью скорость «ГАЗели» это никак не влияет.

Первая живая душа (за исключением нас троих, но мы-то бездушные агенты Госдепа, так что всё нормально) встречается нам километра за полтора до въезда в центр посёлка. В бывших откормочных цехах, где раньше выводили знаменитую белоголовую породу, теперь выпасает коров с разноцветными башками мужичок не самого опрятного вида, представившийся при знакомстве Бауыржаном. Он стреляет у нашего фотографа сигареты, а потом, когда тот отходит, интересуется:

— Слушай, а какой день недели сегодня? А число?

3

От этих вопросов становится как-то не по себе. Неужели Тоганас находится в таком отрыве от цивилизации? Рассказ Бауыржана о селе вперемешку с личными подробностями не добавляет оптимизма.

— Здесь раньше знаешь, как хорошо было? Ни одна скотина (речь, видимо, о животных – прим. авт.) по селу не могла ходить, а теперь разгуливает где попало. Совсем разруха стала. Молодёжи заняться совсем нечем в плане работы. Если только кому-нибудь забор починят или вскопают что-нибудь. Пьют, конечно. Магазины тут только частные, из домов прямо продают. Я вот тут подвизался пасти скот у одного… Платит 15 тысяч в месяц. Но это разве деньги? В город съездить на попутке туда-обратно – уже тысяча. Денег не хватает. Ну, зато кормёжка и ночлежка – от хозяина.

Сам Бауыржан – детдомовский, и своего жилья у него, судя по всему, нет (а ещё вряд ли имеется сменная одежда). Но к властям Шолаканкатинского округа за помощью он не обращался – не отвечает, почему. Стрельнув ещё несколько сигарет, Бауыржан с грустной улыбкой прощается с нами. Мы едем дальше – и ещё метров через триста видим, как два человека копошатся вдалеке в тех же самых откормочных цехах. Кажется, они собирают кирпичи.

2

Совхоз имени газеты «Правда», по воспоминаниям, в советское время гремел на всю страну. Во-первых, это был совхоз-миллионер. Помимо развитого животноводства, здесь было в почёте и животноводство. Местные жители рассказали нам, что когда-то сюда приезжал сам Нурсултан Назарбаев (было это ещё в советское время), а специалисты из других населённых пунктов старались всеми силами попасть в совхоз.

getImage

 

Во-вторых, руководил совхозом Герой Социалистического Труда Виктор Шубин, про которого бы сейчас сказали, что он – эффективный менеджер. В газете «Казахстанская правда» за 1984 год о совхозе говорится, что «организация труда для того времени была здесь просто удивительная, заасфальтированы все дороги, совхозные поселки были настоящими агрогородками, а цент­ральная усадьба приятно радовала глаз: дома из силикатного кирпича, дворец культуры, торговый центр, стадион, цветники на улицах – все было устроено основательно, расчётливо – всё для людей. Неудивительно, что даже в самые засушливые годы в совхозе добивались приличных урожаев…». Даже если разделить типично советское газетное обожание на два, всё равно получится, что Шубин сделал для совхоза крайне много. После распада СССР, правда, шубинского таланта крепкого хозяйственника явно стало недостаточно для поддержания жизни в селе.

 

Пятница, 11 апреля, 11:00

Частично слова Бауыржана начинают подтверждаться уже на въезде в центр. От половины домов остался лишь фундамент, на улице (с большим авансом назовём её Центральной) нам встретилась лишь пара женщин, а маленькие скукожившиеся домики выглядят достаточно неуютно. Аккуратно, но неуютно. Из крупных зданий более-менее прилично выглядят больница, школа и акимат, делящий одно здание с местным филиалом «Казпочты». Магазин под названием «1» закрыт на замок. От здания бывшего универмага остался один каркас, а местный дом культуры заколочен всякими досками и железками. Выглядит всё это мрачно – в духе компьютерной игры «Сталкер». Того и гляди, на тебя выскочит какой-нибудь снорк, но в результате не выскакивает даже сторож по причине его отсутствия.

Аким Шолаканкатинского округа Тимур Айткалиев нас явно не ждал, и гостям из города если и обрадовался, то где-то очень глубоко в душе.

— К вам люди приходят жаловаться? – задаём мы вопрос в лоб.

— Нет, никто не жалуется, — чеканит ответ Айткалиев. Кажется, этот ответ в акимах заложен где-то на генетическом уровне.

— А зачем тогда к вам приходят люди?

Молчание – и долгий пристальный взгляд на меня.

— В основном, просят работой обеспечить, — наконец, говорит он.

4

Попутно выясняется, что Айткалиев сам здесь недавно – с августа прошлого года. До него здесь руководил Максут Жиенгалиев, который, впрочем, остался в структуре власти и теперь трудится главным специалистом. Айткалиев любезно вызванивает для нас Жиенгалиева и просит его прийти. Сам аким раньше трудился в районном налоговом управлении, так что, по идее, для него это карьерный взлёт. Хотя, учитывая состояние посёлка, не всё так очевидно.

— За то время, пока вы аким, что изменилось в посёлке? – даём мы Айткалиеву возможность представить себя в лучшем свете.

Снова молчание – и снова пристальный взгляд.

— Нет, улучшается всё потихоньку, — говорит Тимур. Это не панибратство, просто все – от сидящего на первом этаже акимата мужичка до возмущённых жителей, — называют Тимура Саламатовича без отчества в силу того, что он откровенно молод: ему лет тридцать пять, не больше.

Вместе с Айткалиевым мы выходим на улицу в ожидании Максута Жиенгалиева. На свежем воздухе аким становится чуть разговорчивее и даже неохотно признаётся, что, когда его только сюда назначили, состояние посёлка иначе как мрачным назвать нельзя. Однако изменения к лучшему есть, причём значительные. К примеру, разрушенный универмаг в этом году собираются восстанавливать на средства из республиканского бюджета. Звучит многообещающе, но странно, поскольку в редакции «УН» есть фото двухлетней давности, на котором этот универмаг разбирают. Кроме того, на месте бывшей конторы Василия Шубина за счёт собственных средств – от крестьянских хозяйств, очевидно, — будет разбит парк культуры и отдыха.

6

— Можно ли говорить, что вас поставили акимом для того, чтобы вы курировали денежные потоки, которые будут выделяться на тот же универмаг? – уточняю я.

— Я не могу вам ответить, — через паузу говорит Айткалиев. – Я не очень хорошо понимаю вопрос. Вот если бы вы на казахском спросили – я бы ответил.

 

К слову, Тимур Айткалиев – вообще интересная личность. Он трудился в налоговом управлении Сырымского района главным специалистом, а потом в один момент вдруг был выбран акимом округа. Ничего не утверждая, заметим лишь, что заместитель акима района по вопросам внутренней политики, социальной сферы и экономики Адиль Жоламанов раньше трудился начальником налогового управления – правда, в Теректинском районе. На посту акима, помимо строительства планов по строительству парка, Тимур Айткалиев развил и другую деятельность. В частности, он договорился с неким ТОО из Тараза, чтобы оно бесплатно вывезло 80 тонн мазута с парафином, разлитого около здания бывшей ТЭЦ. Название ТОО сейчас уже не упомнить, но условия были следующие: организация бесплатно вывозит мазут, а взамен делает с ним всё, что хочет.

 

В это время подходит Максут Жиенгалиев – невысокий человек в кепке, который служил главным бухгалтером ещё при Шубине. Он рассказывает нам о том, как село из цветущего совхоза превратилось в бесцветный населённый пункт.

5

— Когда Союз развалился, началась волна приватизации. В советское время все дома принадлежали совхозу, но потом появилась возможность приобрести дома в собственность, — говорит он. – Очень многие немцы, которые решили выехать отсюда на историческую родину, воспользовались этим и продали свои дома за бесценок. Это было так: допустим, завтра вам уже уезжать, и покупатель, который к вам приходит, называет вам любую цену. Естественно, вы не будете торговаться. Немцы отдавали дома задёшево – и уезжали.

— У вас есть какая-то обида на то, что они так делали?

— Нет, какая обида? – удивляется Жиенгалиев. – Жители коренной национальности тоже поступали по-разному. Многие разбирали тут дома, перебирались ближе к городу и потом возводили дома уже там из кирпича, который они забрали отсюда.

Миграция населения привела к тому, что из пяти тысяч человек, которые жили здесь раньше, в итоге в округе осталось всего 1239. Сейчас люди уезжать практически перестали, однако и прироста нет.

— Как их теперь обратно вернёшь? – с досадой говорит Жиенгалиев. – Они построились в микрорайоне «Жулдыз» — и им возвращаться нет резона.


Главный специалист, впрочем, настроен оптимистично и уверен, что жизнь в селе постепенно становится лучше. Помимо восстановления универмага и парка, Максут Жиенгалиев приводит и другие примеры улучшения. К примеру, дорогу до села постепенно улучшают, засыпая её холодным асфальтом. На капитальный ремонт дороги денег, конечно, никто не выделит, а холодным асфальтом можно засыпать эти двенадцать километров хоть каждый год. Улучшилось положение со светом: раньше провода срезали на цветмет километрами, а теперь такого нет. К тому же, постепенно село оснащается интернетом – пока он есть всего в десяти домах, но это уже что-то. Успехи есть и в животноводстве, поскольку руководители крестьянских хозяйств поехали покупать качественных быков для улучшения породы.

— Мы вот отсюда, — Жиенгалиев показывает на развалины конторы Шубина, — в прошлом году вывезли 25 тысяч тонн мусора разного. Представляете, что тут было раньше?  

 

Забавные цифры. Во-первых, по переписи 2009-го года в Тоганасе проживало 515 человек (241 мужчина и 274 женщины). За десять лет до этого людей было почти вдвое больше – 960 (448 и 512 мужчин и женщин соответственно). Во-вторых, цифра 25 тысяч тонн по отношению к вывезенному мусору звучит слишком уж громко. Попробуем разложить её на «КамАЗы». В один самосвал «КамАЗ»- 45143 помещается максимум 10 тонн груза. Иными словами, для того чтобы вывезти весь указанный объём, нужно 2500 машин. Даже если на одной уборке будет работать 10 машин (ха-ха, смешно) – это 250 рейсов туда-сюда. Цифры фантастические.

Максут Жиенгалиев уточняет при этом, что мусор был убран из Тоганаса и ещё из села Куспанкул. Вывезли весь мусор примерно за месяц. Правда, как выяснится потом, не отовсюду.  

Когда Жиенгалиев рассказывает о том, что часть объектов вроде универмага или детских садов перешла в частное владение и в результате сгинула, мимо нас проходят два мальчика, которые здороваются за руки со всеми – начиная от нас и заканчивая самим акимом.

— Видите, как у нас тут просто, — засмеялись представители местной власти.  

 

Пятница, 11 апреля, 12:00

 

Как выяснилось из разговоров с Айткалиевым и Жиенгалиевым, в местной школе работают специалисты, приехавшие по программе «С дипломом – в село!». Заинтересовавшись, проходим двести метров до школы быстрым шагом за пару минут, но за это время о нашем приходе всех предупредить уже, видимо, успели, поскольку вахтёр, мило улыбаясь, сразу показывает на кабинет директора.

Роза Иксанова, женщина средних лет с короткой стрижкой, в простых очках и простой кофте, встречает нас радушно. Во время обмена любезностями внезапно начинает шуметь принтер – в школе дали отключённый свет. Переключение на подстанциях, объяснит потом директор, поэтому света не было около 20 минут. 8

— Молодые специалисты по программе к нам приезжают, — подтверждает Роза Иксанова. — За два года к нам их приехало двенадцать человек, но сейчас осталось только восемь.

— То есть они посмотрели на всё вокруг и уехали?

— Нет, почему. Их позвали на работу в другие школы, а одна вообще замуж вышла. Историк, с красным дипломом. Потеряли специалиста, хотя очень не хотели. Но замуж же выходить не запретишь, — улыбается директор.

— А приехавшие специалисты из здешних есть?

— Нет. Это ещё со времён Шубина как-то пошло, что приоритет отдаётся сельскохозяйственным специальностям, а не педагогическим, поэтому дети все поступают в СХИ. Только вот в последние год-два стали поступать на педагогов. Мы их сейчас ведём, чтобы потом они у нас работали.

— То есть вы их сознательно готовите?

— Да. Вот у нас сейчас девочка в 11-м классе учится, собирается поступать на педагогический. Мы её ведём, поскольку нам в школу будет нужен хороший физик. Рассказывая дальше о своих учениках, директор ведёт нас мимо бюста Шубина (школа носит его имя, что логично) по направлению к одиннадцатиклассникам и к специалистам, приехавшим по программе «С дипломом – в село!».

Попутно выясняется, что когда Иксанова восемь лет назад приехала сюда из другого района, она ужаснулась увиденному. Зато теперь школа Тоганаса занимает вторые-третьи места почти во всех конкурсах, в которых участвует. Дипломы и грамоты висят в рамочках на стенах центрального коридора школы.

9

11-й класс, в котором, к слову, учится и сын директора, состоит из семи человек. Один из парней в родное село в ближайшее время точно не вернётся, поскольку он собрался поступать в академию КНБ. Да и остальные не факт, что вернутся, хотя директор на это очень рассчитывает. Полюбовавшись на урок русского языка, который состоял из подготовки к ЕНТ, мы выходим и сталкиваемся с двумя подготовленными ко встрече с нами молодыми специалистами – Асылбеком и Гульфиёй. Как выясняется из разговора, вопрос ехать или не ехать сюда лично для них не стоял.

— Это наша родная земля, поэтому мы сразу согласились сюда ехать, — в один голос говорят молодые учителя.

10

Постепенно разговор перемещается в сторону того, как увеличить в селе количество народа. Ответ и директор, и учителя видят на поверхности: создавать больше рабочих мест.

— Говорят, тут в прошлом году хотели открывать кирпичный завод, поскольку здешний песок очень хорошо подходит для изготовления кирпича, — говорит Роза Иксанова. – Если бы его создали, это было бы хорошо, поскольку тогда люди из более отдалённых районов переезжали бы сюда.

  В акимате Сырымского района, к слову, информацию о кирпичном заводе пока комментировать отказались.   На прямой вопрос, стало ли здесь за последние восемь лет лучше, директор школы без раздумий отвечает «Да». При этом она признаёт, что в Тоганасе сейчас остались только те, кто хотел остаться.

— Главное – мы тут всегда спокойны за своих детей, — говорит Роза Иксанова. — Да и досуг тут есть: по выходным всегда открыт спортзал, да и до города за 40-50 минут всегда можно добраться.


Уже перед самым нашим уходом директор показывает нам интернат, открытый в стенах школы. В нём живут дети из неблагополучных семей – пьющих и неимущих. Интернат рассчитан на 30 мест, 25 – заняты. Все дети – из местных.

 

  Пятница, 11 апреля, 13:00

 

Перед тем, как ехать в несогласную с описанным выше оптимизмом часть села, мы решаем осмотреть пару заброшенных зданий. Особо среди них выделяется детский сад, предназначенный к сносу. Частично это с ним уже сделано, но пока в здание можно проникнуть без особых проблем. А проникнуть стоит, поскольку внутри детский сад – это уже не «Сталкер», это «Сайлент Хилл» в чистом виде. Там, где стены не покрыты чёрной копотью, а потолки не «украшены» сталактитами из грязной воды, всё разрисовано тематическими рисунками. Темы две – секс и почему-то телевидение. И если с первым всё понятно: тут молодёжь изгалялась как только могла, — то рисунки в виде программ телеканала КТК смотрятся совсем уж странно.

12

15

17  



Ещё два здания – это бывшая ТЭЦ и автопарк, где некогда располагались автомобили Василия Шубина (председатель совхоза, говорят, имел страсть к их коллекционированию). Разруха 90-х годов в этих местах ощущается особо. Кажется, что она отсюда и не уходила, хотя один из сохранившихся боксов автопарка явно не пустует. Он закрыт на замок, и в нём лежат какие-то запчасти. Село поднимается – это явно видно.

 20

21

Пятница, 11 апреля, 15:00

Мятежное отделение Анкаты (Тоганас делится на четыре отделения, Анкаты – второе) ждёт нас не в полном составе, но весь актив собрался перед местным медпунктом. В его составе одни мужчины если не за 50, то точно далеко за 30. Чуть позже подходят ещё две женщины – молодая и пожилая.

23

— Мы хотим, чтобы все увидели условия, в которых мы живём, — начал сход местный житель Сырым Агисов, но его тут же стали перекрикивать свои же односельчане.

— Света, воды, газа нет! – в несколько голосов перечисляют они свои беды. По словам жителей, света порой не бывает неделями (из-за этого, например, Ёлку для детей на Новый год провели только 7 января). Газопровод тут просто отсутствует, поскольку их отделение странным образом не вошло в программу газификации района. С питьевой водой тоже большие перебои, поскольку водонапорная башня в ужасном состоянии, и жителям Анкаты, по их собственному признанию, порой приходится пить ту же жидкость, которой они поят скот. А там попадаются и черви, и тараканы.

— Мы общались утром с вашим акимом, и он сказал, что к нему никто не приходил жаловаться, — передаю я слова Тимура Айткалиева.

В толпе нарастает гул.

— О чём жаловаться? – громче всех распаляется женщина – та, которая молодая, — Аида Жаксыбаева. – Что у нас дороги такие? У меня четверо детей, в этом году вторая дочь идёт в школу. Хотите, чтобы они в воду провалились? Или вы смерти детской хотите? На чьей совести это будет?

Речь идёт о том, что местная власть (жители утверждают, что это Максут Жиенгалиев) распорядились убрать мост через реку, разделяющую две части села. Теперь дети вынуждены выходить к школьному автобусу аж к мосту над шлюзом, который, мягко говоря, находится в неудовлетворительном состоянии. Автобус, к слову, иногда вообще может не приехать, и тогда детям приходится либо идти пешком в обход (это километров 5-6, не меньше), либо не ходить в школу вообще. Иногда такое может продолжаться неделями.

27

Претензии по поводу моста Максут Жиенгалиев в разговоре со мной через несколько дней категорически отверг.

— Вам вот сказали, кому именно я дал указание разобрать мост? – поинтересовался он. – Никому я такого указания не давал. Это всё сплетня. Мост был сделан в 70-м году и стоял он на горизонтально положенных бочках с воздухом. Естественно, что через время бочки потихоньку начали портиться, и мост начал накреняться. Мы неоднократно говорили, что по такому мосту ходить опасно. А потом, вдобавок ко всему, жители сами начали вытаскивать испорченные бочки на металлолом. Это они сами всё разобрали.

 

— Вот слушайте, — продолжает Жаксыбаева. – У меня четверо детей. Я сколько уже ходила к акиму жаловаться, что у меня дома нет? Я три года живу на съёмной квартире. Хозяйка сказала на днях, чтобы я освободила дом к июню. Кто меня теперь примет с четырьмя детьми теперь и скажет: вот тебе дом, живи? Муж меня бросил зимой – и что? Я сколько раз ходила к акиму и говорила: мне нужен дом, помогите! Мне он сказал: в очередь вставай. А я там знаете какая? Двухсотая! И что мне, три года ждать очереди? Какого мы хрена детей рожаем, если никакой помощи нет?

Судя по настрою, с которым эту тираду произносит женщина, акиму проще будет поселить Жаксыбаеву с детьми у себя дома.

Ещё одна личная история с социальным уклоном звучит от Светланы Сивак. Она – женщина в достаточно преклонном возрасте, особых сил у неё уже не осталось, а воду в дом носить нужно – причём с водонапорной башни. Так как дороги (особенно зимой) там нет в принципе, с переноской воды возникают объективные проблемы. При этом в отделении нет даже колонки.

24

— В прошлом году обещано было, что мусор весь почистят, — продолжает Аида Жаксыбаева. – Где это всё? Главное – в центре у себя всё убрали, а мы что?

Объективно говоря, вокруг на земле, действительно, много кирпичей и стёкол. Правда, не совсем понятно, почему, если акимат, по мнению жителей, плохо работает, нельзя начать постепенно вычищать мусор самим.

22

Ещё одна проблема – проблема скорой помощи. По утверждениям местных жителей, ездить сюда машины из города отказываются (разве что только при наличии у пациента своего бензина), а если и приезжают, то тащить тяжёлого больного нужно до моста самостоятельно. Ну, а возить в город накладно – попутку, как Бауыржан, ждать времени нет, а такси берёт не менее четырёх тысяч тенге за поездку туда и обратно.

— А вы пробовали беседовать с властью, которая выше окружной по статусу?

— Приезжал к нам замакима района Жоламанов (речь, видимо, об Адиле Жоламанове – прим. авт.). Сказал: «Может, вы просто переедете?»

 

Сам Адиль Жоламанов находится в отпуске, поэтому узнать у него напрямую, предлагал ли он такой путь решения проблемы, пока не представляется возможным. Зато за своего зама ответ держал сам аким Абат Шыныбеков, который заявил, что Жоламанов сказать такую фразу не мог ни в коем случае.

Вообще, по словам акима, в Анкаты всё если не хорошо, то близко к этому. Газификация посёлка Анкаты уже присутствует в госпрограмме, сейчас изыскиваются средства для проектно-сметной документации.

— Начало работ запланировано на 2016-2017 годы, — говорит Шыныбеков. – Но по возможности, конечно, постараемся сделать всё ещё раньше.

Нет проблем и с питьевой водой. Зимой проблемы были, но связано это было с аварийными работами (какими – аким не уточнил). Сейчас запланирована очистка колодца, причём решение было принято самими жителями посёлка.

Про проблемы со светом и говорить не приходится.

 письмо

Пятничный сход закончился тем, что жители отделения Анкаты составили письмо на имя акима ЗКО Нурлана Ногаева, а копию направили в партию «Нур Отан». Ответ должен прийти на днях.

— Здесь остались только те, кто не смог уехать, — подчёркивают жители Анкаты. – Да и куда нам уезжать?

— Если наши проблемы не решатся, мы просто попросимся в состав Теректинского района, — говорит неожиданно один из выступающих, мужчина в чёрной куртке и кепке.

— Действительно, — подхватывают остальные. – Он совсем рядом, а там всё обустроено по высшему классу.

 

Понедельник, 14 апреля, 12:00

История Анкаты, разумеется, имела продолжение. Сырым Агисов позвонил мне в воскресенье вечером и сообщил, что на выходных аким района приехал лично и имел с жителями Анкаты беседу. Правда, Сырым утверждает: разговор свёлся к тому, что в ближайшее время изменений ждать не стоит – денег в бюджете района пока нет. Абат Шыныбеков комментирует эту встречу более туманно.

— На встрече с жителями посёлка мы говорили о планах округа, разъяснили вопросы по всем текущим проблемам. На этой неделе мы решили поговорить с жителями и других посёлков округа, — заявил аким.

 

P.S. А письма в областной акимат и «Нур Отан» мы передали.

11

Текст: Вячеслав ПОЛОВИНКО, Азамат МУХАНОВ, Фото: Рауль УПОРОВ

                                                                                                     

 

 

66 комментариев
  1. Эльдар says:

    коррупция всему вина

    0
    0
  2. Айдар says:

    Дорогие журналисты УН. Я являюсь жителем этого поселка и хотел бы выразить свое недовольство в ваших коментариях о поселке. Не надо так иронизировать жизнь людей, что уж прям они незнают день недели и число… это уже перебор. Во вторых хочу отметить если государство не выделяет деньги на развитие сельских округов на что ремонтировать и создавать условия для народа… надо оценивать ситуацию объективно.не будет же аким выделять свои деньги на улучшение жизни села.

    0
    0
    • Вячеслав Половинко says:

      Уважаемый Айдар. Благодарим вас за внимательное отношение к газете и к сайту. Хотели бы отметить, что касательно вопроса героя по имени Бауыржан про день и число — это не ирония и не фантазии. Бауыржан действительно задал вопрос, а эта цитата есть на нашем диктофоне. Мы всего лишь опубликовали факты. То, что Бауыржан сказал эту фразу, — факт.

      0
      0
      • Ulanova Elena says:

        Факт ,факт, но смысл такой, что он из подземелья только что вышел и поэтому не знает какое число. Жалость в тексте присутствует, а это людей унижает.

        0
        0
    • Вячеслав, боже, какой вы вежливый, аж до слез…. Даже не прилично смотреть а такую речь.. Обычно наблюдаешь — Папа! Поменяй носки… Маме очень плохо

      0
      0
      • Вячеслав Половинко says:

        Владимир, моё личное мнение: со всеми нужно разговаривать вежливо. Даже если идейно вы — мой противник (допустим), я сделаю всё от себя зависящее, чтобы ваша точка зрения была донесена до читателя. Я люблю плюрализм и не люблю крайности.
        P.S. Минутка лирики закончена — «Благодарим вас за внимательное отношение к сайту».

        0
        0
  3. извините уважаемый из ваших слов я поняла только(ит тойган…)я,как и мои друзья по сайту(одни правдинцы)мы родились в правде и жили и учились,и почему-то мы помним только светлое и до сих пор сожалеем,что не стало»Правды».а ведь все завидовали правдинцам,жить в Правде было престижно,но увы зависть и ненависть оказалась сильней.Теперь ее нет,но есть память в тысячах сердцах правдинцев,а это стоит не малого.

    0
    0
    • ник То says:

      Да… Долго будут ещё вспоминать с придыханием советскую жизнь. Не власть, а именно налаженную жизнь. С такими жертвами (20-30-х годов), войной и прочим… с кровью и потом далось народу это всё… Только люди начали жить хорошо, реабилитировали репрессированных, свободней жить стали. Развалилась страна — без войны! Сама развалилась? или развалили?
      Казалось, что Казахстан, обретя независимость, должен был стать богаче и краше. Ведь всё остаётся в стране. Выращивали и выпускали всё и в городе и на селе. Вся таблица Менделеева, нефть, газ, поля, СКОТОВОДСТВО должно было бы стать образцовым, ведь это могло стать национальным брендом нашей земли! Как в Австралии овцеводство, как во Франции вина… и т.д. Но в место того, что бы сохранить и приумножить смогли только разрушить и разворовать и продолжают это делать.
      Итог таков — гос-во, на всех уровнях руководство, не справляется. Поневоле задумываешься о китайском правосудии и их законах. Может всё таки быть зависимым гос-вом, чем ТАК независимым.
      О посёлке слышали (самим там не довелось побывать)… Очень впечатлял всех, кто там бывал. Колбасу правдинскую пробовали. Уезжающие немцы угощали:) в середине 90-х. И знаете
      не завидовали, а гордились, хотя мы и не правдицы.
      А жить на селе должно быть престижно. Тогда не было бы проблем у приезжих на зачаганских дачах. Многие из горда поехали жить на село.
      А Совхоза Правды не стало, потому что нет тех умных людей, которые его строили и которые там работали. А САМОЕ главное нет настоящего руководителя. Это же понятно всем. В осовремененных условиях можно жизнь наладить на селе, пример — Каркула. Но таких мало и становится всё меньше. Эх…»Не место красит человека, а человек место». Какие люди такая жизнь.

      0
      0
  4. dias says:

    Правдинцы, соберитесь, скиньтесь на откат тем, кто с половником у котла областного бюджета. По другому вашему округу не получить деньги на обустройтство.
    Все вам надо подсказывать, совсем одичали.
    P.S.
    Кроме вас никому не нужен ваш аул. Аким, что сельский, что районный посидят, наберут стаж и ручкой помашут. У них другие планы в жизни и они свои перспективы никак не связывают с будущим вашего аула.
    Вот это ПРАВДА. Может она вам не нравится, но от этого ничего не изменится. Примите все как есть.

    0
    0
  5. Вон оно че! says:

    Педагоги, как всегда, молодцы, несут детям «разумное, доброе, вечное». Не взирая на нищенские зарплаты,трудятся как пчелки.
    В нынешнем ауле они, да фельдшеры, да пенсионеры, считаются «богатыми». Остальные медленно, но верно загибаются от нищеты и безработицы.
    Спасибо НАНу за наше «счастливое» настоящее!

    +1
    0
  6. Саша says:

    Близок конец света….. Хороших вестей очень мало((((

    0
    0
  7. 777 says:

    По большому счету выходит работали только при Шубине В.И.но нужно признать,просчеты власти,не смогли сохранить.То что Аким Шаныбеков.А слабый это на лицо,уровень специалиста аульного Округа не более,нужно думать Ногаеву Н.А при представлени акимов.

    0
    0
  8. казахстаниц says:

    А мне по барабану . Пока будут сидеть у руля эти дурачки так и будем жить. На западе с таким правлением граждане своей страны давно бы их выкинули бы за шиворот .

    0
    0
  9. ДРУГ says:

    Хочу заметить, что заместитель акима района Адиль Жоламанов раньше до перевода в Теректинский р/н проработал в налоговом управлении Сырымского района (можно сказать его трудовая деятельность началась с этого места)с простого сотрудника до начальника…. Кстати,тоже недавно назначенный аким Булдуртинского сель.округа Макашев Е. специалист из налогового- зять зам.акима Жоламанова А.
    Все же СВОЯчество берет свое и создает КОРРУПЦИЮ!!!!!!!!!!!!! Колдарынан ис келетин жай адамдар толып жур, тиреги жок адамдарды жогары лауазымга тагайындамайды)))) Бул заман не болап барады агайындар!!!

    0
    0
  10. ablai says:

    «Колдарынан ис келетин жай адамдар» действительно толып жүр, но они не умеют организовывать откаты. Один из таких аким района. Вы сами говорите о нем, что он слабый, а слабость его в одном — низкая способность пробивать деньги и другие ресурсы.
    Вы же видите, без откатов вообще никакие вопросы не решаются. Это система. Но к сожалению, очень трудно найти кадры, которые умели бы и с откатами ладить и работу двигать.
    Вы можете сказать, что так нельзя. Но это и без вас знают все. Однако как жить-то при такой системе?
    Если не можем изменить систему, то надо хотя бы приспособится. Ведь этого же добиваются от нас.

    0
    0
  11. не пойму says:

    Чего только не позволяет себе УН?
    Кстати, эта газета под стать своему акиму.
    Оба непотопляемые абсолютно.
    В то же время вроде как система в стране одна. Это че получается, оба нас дурят, ибо оба держатся на откатах? И обоих за руку поймать за этим занятием практически невозможно.

    0
    0
  12. Читатель says:

    УН теряет былую независимость суждении и постепенно подстраивается под Нага. Наг своим властным и криминальным ресурсом сломал руководство газеты. Не печатается то, что может рассердить Ногаева или Кулька. Нетрудно догадаться, что газета постепенно скатывается к договорным рыночным рельсам с властями. Близкие помощники Нага и болашаковцы поговаривают что нашли подходы и газета уже куплена. Так что Ногаева можно поздравить с очередной победой. Хотя он надоел всем и жители никак не дождутся его отставки. УН теряет остроту публикации, становясь придворной газетой по обслуживанию всего лишь Кулька

    0
    0
    • NVP says:

      Интересная точка зрения. Такого я еще не слышал. Что, скоро и негативные комментарии про руководство области и города пропускать не будут? 🙂

      0
      0
      • Селена says:

        Да, что говорить,вот недавно ездила на РОДИНУ, в Лубенку, какой был красивый зеленый поселок, а сейчас, как после войны, дома исчезают на глазах, как будто и не было их, а на улицах почти возле каждого дома металлолом, сухие деревья, мусор . Даже не вериться, что совсем не давно в этом поселке были Дом культуры, столовая, детский сад, Ателье, БОЛЬНИЦА, Сельский совет, яблочный сад,где росли такие вкусные яблоки, а в лесхозе на летних каникулах мы собирали смородину. Господи, ну где же Это все? Ой, а дорога какая, если вообще можно сказать ДОРОГО, от трассы Актюбинской до Лубенки 29 км. едешь как по стиральной доске. Бедные люди, которые там живут. Азовскому Николаю Артемовичу ЦАРСТВА НЕБЕСНОГО. При нем была ЖИЗНЬ !!!

        0
        0
  13. бРичмула says:

    спасибо за фотки, скопировали, отправили друзьям, которые некогда там жили а Германию и Швейцарию, а то они всё жалеют об отьезде))))пусть прозреют

    0
    0
  14. Rauan says:

    Не «Правда», а «Улица разбитых фонарей». После войны наверно не было такой разрухи

    0
    0
  15. АА says:

    Да, сердце болит при виде всего этого. Я до сих пор наблюдаю, как этот поселок угасает. Молодежь с дипломом сюда приезжают из-за безысходности. Людей там не прибавляется, а откуда… Нет условий никаких для жизни. До приезда директора было так же, как есть сейчас. Прочитав статью вижу, как же руководство закрыв глаза, утверждают что все хорошо. Как Вы сами убедились, там все как раз таки плохо. Хоть и аким района утверждает, что газ будут проводить с 2016го года, мало верится… Ведь этого газа жители ждут больше 5ти лет. Надеюсь эта статья не оставит равнодушным вышестоящих. Это моя РОДИНА, хочу чтобы она процветала

    0
    0
  16. Samat says:

    АА: Это моя РОДИНА, хочу чтобы она процветала
    ——————————————-
    А что вы сделали, чтобы ваша РОДИНА процветала?
    Написали этот комментарии? Или гордитесь, что вовремя уехали оттуда безвозвратно, чтобы не мешать ее процветанию? В этом ваш вклад?
    Можно было бы понять, если бы призвали своих бывших односельчан — давайте соберемся и поможем, чем можем, если это ваша Родина и вы еще не забыли про нее.

    0
    0
  17. elka says:

    Я думаю, жителям села нужно самим брать всё в свои руки. Неприятно видеть, когда люди только и делают, что жалуются. Руки есть, ноги есть, руки в ноги и за дело. Жаловаться то мы все мастера, то не так, это не так. А ты возьми и сделай что-нибудь сам. Может я не знаю всех нюансов, но всё-таки..)

    0
    0
x
2017-09-24
Утром16 ℃
Днем18.98 ℃
Вечером15.1 ℃
Ночью7.63 ℃
Влажность40 %
ДавлениеhPa 1037.2
Скорость ветра2.76 м/с
2017-09-25
Утром4.46 ℃
Днем13.92 ℃
Вечером11.84 ℃
Ночью8.85 ℃
Влажность51 %
ДавлениеhPa 1036.7
Скорость ветра5.92 м/с