-4oC
$371.31=
419.32=
rub_icon5.59=

17.04.2014 1 870 66

Главная тема

У каждого своя «Правда»

1

 Уставшие от отсутствия нормальной питьевой воды и газа и возмущённые невниманием властей, жители села Тоганас (бывший совхоз имени газеты «Правда») вышли на народный сход. Нюанс в том, что далеко не все жители Тоганаса согласны с протестующими, не говоря уже о действующей власти. «УН» выехала разбираться в ситуации на место.

 

Пятница, 11 апреля, 10:30

Если уральские чиновники, отчитываясь о состоянии дорог, когда-нибудь скажут фразу «Бывает и хуже», то в качестве примера им можно будет привести двенадцать километров, ведущие от трассы Уральск-Актобе по направлению к селу Тоганас, или бывшему совхозу имени газеты «Правда». Мелкие ямки, словно оспины на лице, рассыпаны по всей проезжей части, и редакционный водитель решительно сворачивает на просёлочную дорогу рядом. Становится несколько легче, но на черепашью скорость «ГАЗели» это никак не влияет.

Первая живая душа (за исключением нас троих, но мы-то бездушные агенты Госдепа, так что всё нормально) встречается нам километра за полтора до въезда в центр посёлка. В бывших откормочных цехах, где раньше выводили знаменитую белоголовую породу, теперь выпасает коров с разноцветными башками мужичок не самого опрятного вида, представившийся при знакомстве Бауыржаном. Он стреляет у нашего фотографа сигареты, а потом, когда тот отходит, интересуется:

— Слушай, а какой день недели сегодня? А число?

3

От этих вопросов становится как-то не по себе. Неужели Тоганас находится в таком отрыве от цивилизации? Рассказ Бауыржана о селе вперемешку с личными подробностями не добавляет оптимизма.

— Здесь раньше знаешь, как хорошо было? Ни одна скотина (речь, видимо, о животных – прим. авт.) по селу не могла ходить, а теперь разгуливает где попало. Совсем разруха стала. Молодёжи заняться совсем нечем в плане работы. Если только кому-нибудь забор починят или вскопают что-нибудь. Пьют, конечно. Магазины тут только частные, из домов прямо продают. Я вот тут подвизался пасти скот у одного… Платит 15 тысяч в месяц. Но это разве деньги? В город съездить на попутке туда-обратно – уже тысяча. Денег не хватает. Ну, зато кормёжка и ночлежка – от хозяина.

Сам Бауыржан – детдомовский, и своего жилья у него, судя по всему, нет (а ещё вряд ли имеется сменная одежда). Но к властям Шолаканкатинского округа за помощью он не обращался – не отвечает, почему. Стрельнув ещё несколько сигарет, Бауыржан с грустной улыбкой прощается с нами. Мы едем дальше – и ещё метров через триста видим, как два человека копошатся вдалеке в тех же самых откормочных цехах. Кажется, они собирают кирпичи.

2

Совхоз имени газеты «Правда», по воспоминаниям, в советское время гремел на всю страну. Во-первых, это был совхоз-миллионер. Помимо развитого животноводства, здесь было в почёте и животноводство. Местные жители рассказали нам, что когда-то сюда приезжал сам Нурсултан Назарбаев (было это ещё в советское время), а специалисты из других населённых пунктов старались всеми силами попасть в совхоз.

getImage

 

Во-вторых, руководил совхозом Герой Социалистического Труда Виктор Шубин, про которого бы сейчас сказали, что он – эффективный менеджер. В газете «Казахстанская правда» за 1984 год о совхозе говорится, что «организация труда для того времени была здесь просто удивительная, заасфальтированы все дороги, совхозные поселки были настоящими агрогородками, а цент­ральная усадьба приятно радовала глаз: дома из силикатного кирпича, дворец культуры, торговый центр, стадион, цветники на улицах – все было устроено основательно, расчётливо – всё для людей. Неудивительно, что даже в самые засушливые годы в совхозе добивались приличных урожаев…». Даже если разделить типично советское газетное обожание на два, всё равно получится, что Шубин сделал для совхоза крайне много. После распада СССР, правда, шубинского таланта крепкого хозяйственника явно стало недостаточно для поддержания жизни в селе.

 

Пятница, 11 апреля, 11:00

Частично слова Бауыржана начинают подтверждаться уже на въезде в центр. От половины домов остался лишь фундамент, на улице (с большим авансом назовём её Центральной) нам встретилась лишь пара женщин, а маленькие скукожившиеся домики выглядят достаточно неуютно. Аккуратно, но неуютно. Из крупных зданий более-менее прилично выглядят больница, школа и акимат, делящий одно здание с местным филиалом «Казпочты». Магазин под названием «1» закрыт на замок. От здания бывшего универмага остался один каркас, а местный дом культуры заколочен всякими досками и железками. Выглядит всё это мрачно – в духе компьютерной игры «Сталкер». Того и гляди, на тебя выскочит какой-нибудь снорк, но в результате не выскакивает даже сторож по причине его отсутствия.

Аким Шолаканкатинского округа Тимур Айткалиев нас явно не ждал, и гостям из города если и обрадовался, то где-то очень глубоко в душе.

— К вам люди приходят жаловаться? – задаём мы вопрос в лоб.

— Нет, никто не жалуется, — чеканит ответ Айткалиев. Кажется, этот ответ в акимах заложен где-то на генетическом уровне.

— А зачем тогда к вам приходят люди?

Молчание – и долгий пристальный взгляд на меня.

— В основном, просят работой обеспечить, — наконец, говорит он.

4

Попутно выясняется, что Айткалиев сам здесь недавно – с августа прошлого года. До него здесь руководил Максут Жиенгалиев, который, впрочем, остался в структуре власти и теперь трудится главным специалистом. Айткалиев любезно вызванивает для нас Жиенгалиева и просит его прийти. Сам аким раньше трудился в районном налоговом управлении, так что, по идее, для него это карьерный взлёт. Хотя, учитывая состояние посёлка, не всё так очевидно.

— За то время, пока вы аким, что изменилось в посёлке? – даём мы Айткалиеву возможность представить себя в лучшем свете.

Снова молчание – и снова пристальный взгляд.

— Нет, улучшается всё потихоньку, — говорит Тимур. Это не панибратство, просто все – от сидящего на первом этаже акимата мужичка до возмущённых жителей, — называют Тимура Саламатовича без отчества в силу того, что он откровенно молод: ему лет тридцать пять, не больше.

Вместе с Айткалиевым мы выходим на улицу в ожидании Максута Жиенгалиева. На свежем воздухе аким становится чуть разговорчивее и даже неохотно признаётся, что, когда его только сюда назначили, состояние посёлка иначе как мрачным назвать нельзя. Однако изменения к лучшему есть, причём значительные. К примеру, разрушенный универмаг в этом году собираются восстанавливать на средства из республиканского бюджета. Звучит многообещающе, но странно, поскольку в редакции «УН» есть фото двухлетней давности, на котором этот универмаг разбирают. Кроме того, на месте бывшей конторы Василия Шубина за счёт собственных средств – от крестьянских хозяйств, очевидно, — будет разбит парк культуры и отдыха.

6

— Можно ли говорить, что вас поставили акимом для того, чтобы вы курировали денежные потоки, которые будут выделяться на тот же универмаг? – уточняю я.

— Я не могу вам ответить, — через паузу говорит Айткалиев. – Я не очень хорошо понимаю вопрос. Вот если бы вы на казахском спросили – я бы ответил.

 

К слову, Тимур Айткалиев – вообще интересная личность. Он трудился в налоговом управлении Сырымского района главным специалистом, а потом в один момент вдруг был выбран акимом округа. Ничего не утверждая, заметим лишь, что заместитель акима района по вопросам внутренней политики, социальной сферы и экономики Адиль Жоламанов раньше трудился начальником налогового управления – правда, в Теректинском районе. На посту акима, помимо строительства планов по строительству парка, Тимур Айткалиев развил и другую деятельность. В частности, он договорился с неким ТОО из Тараза, чтобы оно бесплатно вывезло 80 тонн мазута с парафином, разлитого около здания бывшей ТЭЦ. Название ТОО сейчас уже не упомнить, но условия были следующие: организация бесплатно вывозит мазут, а взамен делает с ним всё, что хочет.

 

В это время подходит Максут Жиенгалиев – невысокий человек в кепке, который служил главным бухгалтером ещё при Шубине. Он рассказывает нам о том, как село из цветущего совхоза превратилось в бесцветный населённый пункт.

5

— Когда Союз развалился, началась волна приватизации. В советское время все дома принадлежали совхозу, но потом появилась возможность приобрести дома в собственность, — говорит он. – Очень многие немцы, которые решили выехать отсюда на историческую родину, воспользовались этим и продали свои дома за бесценок. Это было так: допустим, завтра вам уже уезжать, и покупатель, который к вам приходит, называет вам любую цену. Естественно, вы не будете торговаться. Немцы отдавали дома задёшево – и уезжали.

— У вас есть какая-то обида на то, что они так делали?

— Нет, какая обида? – удивляется Жиенгалиев. – Жители коренной национальности тоже поступали по-разному. Многие разбирали тут дома, перебирались ближе к городу и потом возводили дома уже там из кирпича, который они забрали отсюда.

Миграция населения привела к тому, что из пяти тысяч человек, которые жили здесь раньше, в итоге в округе осталось всего 1239. Сейчас люди уезжать практически перестали, однако и прироста нет.

— Как их теперь обратно вернёшь? – с досадой говорит Жиенгалиев. – Они построились в микрорайоне «Жулдыз» — и им возвращаться нет резона.


Главный специалист, впрочем, настроен оптимистично и уверен, что жизнь в селе постепенно становится лучше. Помимо восстановления универмага и парка, Максут Жиенгалиев приводит и другие примеры улучшения. К примеру, дорогу до села постепенно улучшают, засыпая её холодным асфальтом. На капитальный ремонт дороги денег, конечно, никто не выделит, а холодным асфальтом можно засыпать эти двенадцать километров хоть каждый год. Улучшилось положение со светом: раньше провода срезали на цветмет километрами, а теперь такого нет. К тому же, постепенно село оснащается интернетом – пока он есть всего в десяти домах, но это уже что-то. Успехи есть и в животноводстве, поскольку руководители крестьянских хозяйств поехали покупать качественных быков для улучшения породы.

— Мы вот отсюда, — Жиенгалиев показывает на развалины конторы Шубина, — в прошлом году вывезли 25 тысяч тонн мусора разного. Представляете, что тут было раньше?  

 

Забавные цифры. Во-первых, по переписи 2009-го года в Тоганасе проживало 515 человек (241 мужчина и 274 женщины). За десять лет до этого людей было почти вдвое больше – 960 (448 и 512 мужчин и женщин соответственно). Во-вторых, цифра 25 тысяч тонн по отношению к вывезенному мусору звучит слишком уж громко. Попробуем разложить её на «КамАЗы». В один самосвал «КамАЗ»- 45143 помещается максимум 10 тонн груза. Иными словами, для того чтобы вывезти весь указанный объём, нужно 2500 машин. Даже если на одной уборке будет работать 10 машин (ха-ха, смешно) – это 250 рейсов туда-сюда. Цифры фантастические.

Максут Жиенгалиев уточняет при этом, что мусор был убран из Тоганаса и ещё из села Куспанкул. Вывезли весь мусор примерно за месяц. Правда, как выяснится потом, не отовсюду.  

Когда Жиенгалиев рассказывает о том, что часть объектов вроде универмага или детских садов перешла в частное владение и в результате сгинула, мимо нас проходят два мальчика, которые здороваются за руки со всеми – начиная от нас и заканчивая самим акимом.

— Видите, как у нас тут просто, — засмеялись представители местной власти.  

 

Пятница, 11 апреля, 12:00

 

Как выяснилось из разговоров с Айткалиевым и Жиенгалиевым, в местной школе работают специалисты, приехавшие по программе «С дипломом – в село!». Заинтересовавшись, проходим двести метров до школы быстрым шагом за пару минут, но за это время о нашем приходе всех предупредить уже, видимо, успели, поскольку вахтёр, мило улыбаясь, сразу показывает на кабинет директора.

Роза Иксанова, женщина средних лет с короткой стрижкой, в простых очках и простой кофте, встречает нас радушно. Во время обмена любезностями внезапно начинает шуметь принтер – в школе дали отключённый свет. Переключение на подстанциях, объяснит потом директор, поэтому света не было около 20 минут. 8

— Молодые специалисты по программе к нам приезжают, — подтверждает Роза Иксанова. — За два года к нам их приехало двенадцать человек, но сейчас осталось только восемь.

— То есть они посмотрели на всё вокруг и уехали?

— Нет, почему. Их позвали на работу в другие школы, а одна вообще замуж вышла. Историк, с красным дипломом. Потеряли специалиста, хотя очень не хотели. Но замуж же выходить не запретишь, — улыбается директор.

— А приехавшие специалисты из здешних есть?

— Нет. Это ещё со времён Шубина как-то пошло, что приоритет отдаётся сельскохозяйственным специальностям, а не педагогическим, поэтому дети все поступают в СХИ. Только вот в последние год-два стали поступать на педагогов. Мы их сейчас ведём, чтобы потом они у нас работали.

— То есть вы их сознательно готовите?

— Да. Вот у нас сейчас девочка в 11-м классе учится, собирается поступать на педагогический. Мы её ведём, поскольку нам в школу будет нужен хороший физик. Рассказывая дальше о своих учениках, директор ведёт нас мимо бюста Шубина (школа носит его имя, что логично) по направлению к одиннадцатиклассникам и к специалистам, приехавшим по программе «С дипломом – в село!».

Попутно выясняется, что когда Иксанова восемь лет назад приехала сюда из другого района, она ужаснулась увиденному. Зато теперь школа Тоганаса занимает вторые-третьи места почти во всех конкурсах, в которых участвует. Дипломы и грамоты висят в рамочках на стенах центрального коридора школы.

9

11-й класс, в котором, к слову, учится и сын директора, состоит из семи человек. Один из парней в родное село в ближайшее время точно не вернётся, поскольку он собрался поступать в академию КНБ. Да и остальные не факт, что вернутся, хотя директор на это очень рассчитывает. Полюбовавшись на урок русского языка, который состоял из подготовки к ЕНТ, мы выходим и сталкиваемся с двумя подготовленными ко встрече с нами молодыми специалистами – Асылбеком и Гульфиёй. Как выясняется из разговора, вопрос ехать или не ехать сюда лично для них не стоял.

— Это наша родная земля, поэтому мы сразу согласились сюда ехать, — в один голос говорят молодые учителя.

10

Постепенно разговор перемещается в сторону того, как увеличить в селе количество народа. Ответ и директор, и учителя видят на поверхности: создавать больше рабочих мест.

— Говорят, тут в прошлом году хотели открывать кирпичный завод, поскольку здешний песок очень хорошо подходит для изготовления кирпича, — говорит Роза Иксанова. – Если бы его создали, это было бы хорошо, поскольку тогда люди из более отдалённых районов переезжали бы сюда.

  В акимате Сырымского района, к слову, информацию о кирпичном заводе пока комментировать отказались.   На прямой вопрос, стало ли здесь за последние восемь лет лучше, директор школы без раздумий отвечает «Да». При этом она признаёт, что в Тоганасе сейчас остались только те, кто хотел остаться.

— Главное – мы тут всегда спокойны за своих детей, — говорит Роза Иксанова. — Да и досуг тут есть: по выходным всегда открыт спортзал, да и до города за 40-50 минут всегда можно добраться.


Уже перед самым нашим уходом директор показывает нам интернат, открытый в стенах школы. В нём живут дети из неблагополучных семей – пьющих и неимущих. Интернат рассчитан на 30 мест, 25 – заняты. Все дети – из местных.

 

  Пятница, 11 апреля, 13:00

 

Перед тем, как ехать в несогласную с описанным выше оптимизмом часть села, мы решаем осмотреть пару заброшенных зданий. Особо среди них выделяется детский сад, предназначенный к сносу. Частично это с ним уже сделано, но пока в здание можно проникнуть без особых проблем. А проникнуть стоит, поскольку внутри детский сад – это уже не «Сталкер», это «Сайлент Хилл» в чистом виде. Там, где стены не покрыты чёрной копотью, а потолки не «украшены» сталактитами из грязной воды, всё разрисовано тематическими рисунками. Темы две – секс и почему-то телевидение. И если с первым всё понятно: тут молодёжь изгалялась как только могла, — то рисунки в виде программ телеканала КТК смотрятся совсем уж странно.

12

15

17  



Ещё два здания – это бывшая ТЭЦ и автопарк, где некогда располагались автомобили Василия Шубина (председатель совхоза, говорят, имел страсть к их коллекционированию). Разруха 90-х годов в этих местах ощущается особо. Кажется, что она отсюда и не уходила, хотя один из сохранившихся боксов автопарка явно не пустует. Он закрыт на замок, и в нём лежат какие-то запчасти. Село поднимается – это явно видно.

 20

21

Пятница, 11 апреля, 15:00

Мятежное отделение Анкаты (Тоганас делится на четыре отделения, Анкаты – второе) ждёт нас не в полном составе, но весь актив собрался перед местным медпунктом. В его составе одни мужчины если не за 50, то точно далеко за 30. Чуть позже подходят ещё две женщины – молодая и пожилая.

23

— Мы хотим, чтобы все увидели условия, в которых мы живём, — начал сход местный житель Сырым Агисов, но его тут же стали перекрикивать свои же односельчане.

— Света, воды, газа нет! – в несколько голосов перечисляют они свои беды. По словам жителей, света порой не бывает неделями (из-за этого, например, Ёлку для детей на Новый год провели только 7 января). Газопровод тут просто отсутствует, поскольку их отделение странным образом не вошло в программу газификации района. С питьевой водой тоже большие перебои, поскольку водонапорная башня в ужасном состоянии, и жителям Анкаты, по их собственному признанию, порой приходится пить ту же жидкость, которой они поят скот. А там попадаются и черви, и тараканы.

— Мы общались утром с вашим акимом, и он сказал, что к нему никто не приходил жаловаться, — передаю я слова Тимура Айткалиева.

В толпе нарастает гул.

— О чём жаловаться? – громче всех распаляется женщина – та, которая молодая, — Аида Жаксыбаева. – Что у нас дороги такие? У меня четверо детей, в этом году вторая дочь идёт в школу. Хотите, чтобы они в воду провалились? Или вы смерти детской хотите? На чьей совести это будет?

Речь идёт о том, что местная власть (жители утверждают, что это Максут Жиенгалиев) распорядились убрать мост через реку, разделяющую две части села. Теперь дети вынуждены выходить к школьному автобусу аж к мосту над шлюзом, который, мягко говоря, находится в неудовлетворительном состоянии. Автобус, к слову, иногда вообще может не приехать, и тогда детям приходится либо идти пешком в обход (это километров 5-6, не меньше), либо не ходить в школу вообще. Иногда такое может продолжаться неделями.

27

Претензии по поводу моста Максут Жиенгалиев в разговоре со мной через несколько дней категорически отверг.

— Вам вот сказали, кому именно я дал указание разобрать мост? – поинтересовался он. – Никому я такого указания не давал. Это всё сплетня. Мост был сделан в 70-м году и стоял он на горизонтально положенных бочках с воздухом. Естественно, что через время бочки потихоньку начали портиться, и мост начал накреняться. Мы неоднократно говорили, что по такому мосту ходить опасно. А потом, вдобавок ко всему, жители сами начали вытаскивать испорченные бочки на металлолом. Это они сами всё разобрали.

 

— Вот слушайте, — продолжает Жаксыбаева. – У меня четверо детей. Я сколько уже ходила к акиму жаловаться, что у меня дома нет? Я три года живу на съёмной квартире. Хозяйка сказала на днях, чтобы я освободила дом к июню. Кто меня теперь примет с четырьмя детьми теперь и скажет: вот тебе дом, живи? Муж меня бросил зимой – и что? Я сколько раз ходила к акиму и говорила: мне нужен дом, помогите! Мне он сказал: в очередь вставай. А я там знаете какая? Двухсотая! И что мне, три года ждать очереди? Какого мы хрена детей рожаем, если никакой помощи нет?

Судя по настрою, с которым эту тираду произносит женщина, акиму проще будет поселить Жаксыбаеву с детьми у себя дома.

Ещё одна личная история с социальным уклоном звучит от Светланы Сивак. Она – женщина в достаточно преклонном возрасте, особых сил у неё уже не осталось, а воду в дом носить нужно – причём с водонапорной башни. Так как дороги (особенно зимой) там нет в принципе, с переноской воды возникают объективные проблемы. При этом в отделении нет даже колонки.

24

— В прошлом году обещано было, что мусор весь почистят, — продолжает Аида Жаксыбаева. – Где это всё? Главное – в центре у себя всё убрали, а мы что?

Объективно говоря, вокруг на земле, действительно, много кирпичей и стёкол. Правда, не совсем понятно, почему, если акимат, по мнению жителей, плохо работает, нельзя начать постепенно вычищать мусор самим.

22

Ещё одна проблема – проблема скорой помощи. По утверждениям местных жителей, ездить сюда машины из города отказываются (разве что только при наличии у пациента своего бензина), а если и приезжают, то тащить тяжёлого больного нужно до моста самостоятельно. Ну, а возить в город накладно – попутку, как Бауыржан, ждать времени нет, а такси берёт не менее четырёх тысяч тенге за поездку туда и обратно.

— А вы пробовали беседовать с властью, которая выше окружной по статусу?

— Приезжал к нам замакима района Жоламанов (речь, видимо, об Адиле Жоламанове – прим. авт.). Сказал: «Может, вы просто переедете?»

 

Сам Адиль Жоламанов находится в отпуске, поэтому узнать у него напрямую, предлагал ли он такой путь решения проблемы, пока не представляется возможным. Зато за своего зама ответ держал сам аким Абат Шыныбеков, который заявил, что Жоламанов сказать такую фразу не мог ни в коем случае.

Вообще, по словам акима, в Анкаты всё если не хорошо, то близко к этому. Газификация посёлка Анкаты уже присутствует в госпрограмме, сейчас изыскиваются средства для проектно-сметной документации.

— Начало работ запланировано на 2016-2017 годы, — говорит Шыныбеков. – Но по возможности, конечно, постараемся сделать всё ещё раньше.

Нет проблем и с питьевой водой. Зимой проблемы были, но связано это было с аварийными работами (какими – аким не уточнил). Сейчас запланирована очистка колодца, причём решение было принято самими жителями посёлка.

Про проблемы со светом и говорить не приходится.

 письмо

Пятничный сход закончился тем, что жители отделения Анкаты составили письмо на имя акима ЗКО Нурлана Ногаева, а копию направили в партию «Нур Отан». Ответ должен прийти на днях.

— Здесь остались только те, кто не смог уехать, — подчёркивают жители Анкаты. – Да и куда нам уезжать?

— Если наши проблемы не решатся, мы просто попросимся в состав Теректинского района, — говорит неожиданно один из выступающих, мужчина в чёрной куртке и кепке.

— Действительно, — подхватывают остальные. – Он совсем рядом, а там всё обустроено по высшему классу.

 

Понедельник, 14 апреля, 12:00

История Анкаты, разумеется, имела продолжение. Сырым Агисов позвонил мне в воскресенье вечером и сообщил, что на выходных аким района приехал лично и имел с жителями Анкаты беседу. Правда, Сырым утверждает: разговор свёлся к тому, что в ближайшее время изменений ждать не стоит – денег в бюджете района пока нет. Абат Шыныбеков комментирует эту встречу более туманно.

— На встрече с жителями посёлка мы говорили о планах округа, разъяснили вопросы по всем текущим проблемам. На этой неделе мы решили поговорить с жителями и других посёлков округа, — заявил аким.

 

P.S. А письма в областной акимат и «Нур Отан» мы передали.

11

Текст: Вячеслав ПОЛОВИНКО, Азамат МУХАНОВ, Фото: Рауль УПОРОВ

                                                                                                     

 

 

66 комментариев
  1. desperado says:

    а этот аким шыныбеков,разве не из унбагановской кодлы?

    0
    0
    • Mario says:

      Явный пример сторонникам переименований, считающих что при смене названия жизнь станет лучше и немцы не побегут от нас, будут инвестировать в нашу страну.

      0
      0
  2. Отличный материал. только разделите табуляцией — сложно читать.

    0
    0
  3. для Desperado: says:

    Desperado: а этот аким шыныбеков,разве не из унбагановской кодлы?
    ————————————-
    Нет, он не оттуда. В целом нормальный чел, но для акима быть ооочень слабый, слишком интеллигентный что ли. Хороший зам из него.
    Чтобы вытащить район из этой ямы нужен сильный аким, который умеет и деньги выбить из центра и с населением давно одичавшим как-то поладить.
    А этот чем-то похож на бывшего зам акима области Сулеймена. Надеюсь, не окажется любителем тарана домов. Впрочем, они оба кажись из каратобинских.

    0
    0
  4. Сырым батыр says:

    Правдага жан жактан «ит тойган жерине» принципимен кангып келгендер совет кезенинде переселендер мекен кылган, «мужыктар» мен «целинниктер» мекен кылган , тоталитарлык советтик окиметтин ерекше камкорында болган «коп ултты» теректи сиякты аймакка кеткендери оз ериктеринде. Ал » Сырым шыккан тобе» орналаскан Тоганас Аймагынын Сырым ауданы курамында болуы ол зандылык жане символикалык белги. Кол бастаган косем, орак тiлдi шешен Сырым ат ойнатып, Жайыктан берI умтылмак болган кара ниет сословиенин аяктарын бiр етiкке тыккан жерде, Кадыр акын айтпакшы Тауелсiздiк тэй-тэй баскан жерде алдебир тексiздердiн кыртыган ангимелерин «УН» да жариялау мумкин жазган автордын оз бойындагы откен кезге деген сагынышы мен бугинги куйине деген кыжылы болар деп билген дурыс па дееееееп те ойлап калады екенсин))))). Карындарын тойдыру ушин шабадандарын алып кайда кетсе де оз ериктери, жерге билiк айтуга оларга казахтын канмен жазылган шерли тарихы тиым салады.

    0
    0
  5. Аскар says:

    у нас все поселки в таком состоянии, че удивляться то…..

    0
    0
    • Читатель says:

      Полностью с вами согласен, чему так удивляться, заедьте в любой аул по пути с Уральска в Атырау или, с Атырау в Уральск, не имеет значение, везде разруха, все разворовали, разобрали по кирпичикам и т.д. и т.п. Если писать про такие аулы, не хватит не времени, не журналистов, ни полос в газете. В любой аул что заехать надо проехать км 2-4 по таким дорогам, что Американские горки покажутся Вам конфеткой.

      0
      0
  6. ник То says:

    Вы теперь зачем вспоминаете Советское прошлое?… «Трава была зеленее… и сахар слаще» 😉 Пусть живут так как получается. Можно подумать им кто-то посторонний всё развалил.
    А вы друзья(акимы) как ни садитесь, все в музыканты не годитесь.

    +1
    0
  7. Сырым Батыру says:

    Вы считаете настоящее положение в котором находятся эти жители и есть «казахтын канмен жазылган шерли тарихы»?
    Все эти развалины среди которых прозябают ваши соплеменники и есть историческая справедливость?

    0
    0
    • Сырым батыр- Шайтанову says:

      Сiз озi не жазганызды тусiндiнiз бе? Егер де шынайы казах ауылынын табигаты мен тарихынан махурым болсаныз, беймарал отырганыз алдекайда дурыс болады. Mенiн айтып отырганым ауылдын инфраструктурасы туралы емес, онын акiмшiлik болiнici туралы емес пе?! Кез келген тесikke myрнынды тыкпастан бурын ciнбiрiп алган дурыс)))) сойлемдi кайтадан окыганыныз дурыс!Карындарын тойдыру ушин шабадандарын алып кайда кетсе де оз ериктери, жерге билiк айтуга оларга казахтын канмен жазылган шерли тарихы тиым салады.

      0
      0
  8. alex says:

    Были лихие 90-ые. Все понятно. Было время 2000-х, страна только, только начала приходить в себя.
    Но ведь сегодня, когда Президент с гордостью объявляет, что мы вошли в 50 самых, самых и вот уже стоит вполне достижимая задача войти в 30-тку самых, самых — как все это понимать?
    Может это козни УН, журики выставили фото- видеоматериалы 20-летней давности?
    Скажите пжас, как это понимать? Эти аулы нечто вроде гетто для казахов, не попавших в список форбса?
    Походу в эти поселки никто не приезжает вести пропаганду Послания. Там бы вряд ли кто их понял.

    0
    0
  9. гайса says:

    Я вырос в этом посёлке,на глазах поселк стал таким ,будто была война.если писать и вспоминать конечно много чего можно написать,хочу сказать одно,что «Правду»можно поднять,только бы Аким был хорошим,можно все восстановить. Люди там просто выживают,если начнут что то делать,тогда и работа появится для селян,а работа им нужна,ведь у некоторых дети учатся в городе,нужно оплачивать их обучение,пьющих будет меньше.думаю что покойный Виктор Игнатьевич Шубин смотрит сверху на то что всю жизнь отдал,делая поселок красивым и известным,переворачивается в гробу…

    0
    0
  10. инкогнито says:

    Я — бывший житель этого совхоза. Сердце кровью обливается при виде разрухи в селе. Нужно отдать должное терпению правдинцев, но всякому терпению приходит конец. Всех высоких гостей привозят в совхоз зимой, когда все рытвины и раковины на асфальте до села засыпаны и выравнены снегом, и когда не видно под снегом мусора. Молодежи нечем заняться в свободное время и она постепенно деградирует, привыкая к спиртным напиткам и сигаретам. Молодые люди с нетерпеньем ждут нового года и «день молодежи», потому что именно в эти дни два раза в год для них проводится дискотека. Образование и медицина в поселке в плачевном состоянии. В большом трехэтажном здании школы говорят учится всего чуть более 100 человек. Школа говорят зимой отапливается плохо и температура во многих классах ниже гигиенических норм. Педагогический коллектив по нынешним меркам не маленький — 40 человек. Есть интернат, где все продукты разворовываются. По списку числится 25 воспитанников, а проживает там всего 7-8 человек.
    Поселок негазифицированный, люди отапливают дома кизяком, дровами и углем. Кстати, спасибо В.И.Шубину за то, что посадил в поселке много деревьев и тем самым на долгие годы решил проблему с топливом. Худо-бедно решена проблема с питьевой водой. Река Анката кишит рыбой, но к сожалению всех раков истребили браконьеры прошлым летом. Куда смотрел сельский аким и участковый одному богу известно. А может просто они были в доле. Работает отделение «Казпочты», где сидит грубая почтальонша. В поселке 2 магазина, где очень высокие цены. Общественной бани нет. Яблоневый сад вырубили. С каждым годом все труднее содержать домашний скот, очень дорогие корма.Продолжать перечисление недостатков можно долго и бесконечно, позитивного нет ничего.
    Ну подумайте, разве есть будущее у такого села? Вы хотели бы, чтобы ваши дети и внуки жили в таком поселке? ну проведут в поселок газ и кто его подключит? На некоторых улицах осталось по два дома, разве экономически эффективно проводить газ в такой поселок? Легче посторить один многоквартирный дом в Уральске и пересилить туда всех жителей села.

    0
    0
  11. Город says:

    В отдельно взятом ЗКО развиваются события по украинскому мини-сценарию. Терпение народа лопается, а властям все по барабану. Тянет волынку как Янукович. Его тоже можно понять. Нелегко угодить и браткам и жителям ЗКО. С кем по пути — решать ему

    0
    0
  12. Жаль, что героя отпустили… им надо было закончить

    0
    0
  13. ALIM says:

    Хорошо, что журналисты поехали в село, плохо когда они описывают ситуацию с таким отвращением, что пахло от пастуха, простая кофта и простые очки у директора школы и т.д. Зачем так все иронизировать. Нет не обучены этикету наши пишущие братия, потому их кличут «журналюгами». Стыдно.

    0
    0
    • Вячеслав Половинко says:

      Алим, благодарим за внимательное отношение к газете и сайту. Однако согласиться с вашим высказыванием мы как авторы не можем. Во-первых, мы не знаем, с каких пор слово «простой» применительно к деталям одежды стало показателем иронии. Во-вторых. мы не писали, что от пастуха пахло. Упомянуто, что у него вряд ли есть сменная одежда, поскольку даже на фото видно, что Бауыржан носит одежду, не снимая, уже очень давно. И это вовсе не оценочное суждение. Если в тексте и есть ирония, то совершенно в других местах. А уж отвращения нет и подавно.

      0
      0
  14. Вячеслав — (за исключением нас троих, но мы-то бездушные агенты Госдепа, так что всё нормально) — это что?

    0
    0
    • Вячеслав Половинко says:

      Владимир, это как раз таки ирония, поскольку обвинять «УН» в продажности стало трендово. А любой тренд — это повод для шутки и язвительности. Более подробно об этом — вечером в колонке на сайте.

      0
      0
  15. Mario says:

    отличная статья
    а что стало с Виктором Шубиным?

    0
    0
  16. Ерлан says:

    Сырым братан рахмет за письмо в уральскую неделю

    0
    0
  17. Кызыл says:

    Удивились журналисты? По всему Казахстану такая же ситуация, а вы только просыпаетесь!

    0
    0
    • Бауыржан says:

      Ребята не проснулись, а показали результаты бездарной системы местного управления. Тысячекратно жаль родной Казахстан((((((((((((((((((((((

      0
      0
  18. Серик says:

    Колхозное поле,
    Колхозный амбар
    И в клубе колхозном
    Играет баян
    Скажи председатель
    Кому мы нужны
    Живем мы как-будто во время войны
    Колхозное поле
    Быльем заросло
    В колхозном амбаре
    Зерно проросло,
    А в клубе скучает один баянист
    Кому, председатель, нужна эта жизнь?
    Россия березовой край и родники
    Останутся скоро в селе лишь старики
    Зачем разорили деревни страны
    Такого не знали
    Во время войны…

    0
    0
  19. Nika says:

    А какой смысл присоеденяться к Теректе? Там тоже газ не везде.И такая же разруха.Сейчас кругом в селах одна и таже ситуация.

    0
    0
  20. Товарищи, хватит причитать. Вы что, слепые? Ведь под руководством несменяемого Елбасы и его исполнителя и славного «Нур Отана» все село в таком состоянии, малые, да и большие города нашей многострадальной страны. А сколько вообще исчезло населенных пунктов с географической карты Казахстана? И главное, что это делается с позволения и нашего голоса, тех-же селян и горожан и работников уничтоженных предприятий. В принципе один голос «УН» не может перекричать мощный кухонный протестный хор, дрожащих от страха. Вот настоящее сравнение «плохого» советского и нынешнего хорошего олигархо-криминалистического и коррумпированного «нур-отановского» процветания . А то, что показали, молодцы! Капля камень точит. И еще, светлая память директору, хозяйственнику, человеку, коммунисту В.Шубину!

    0
    0
    • тор says:

      Все верно,народ хочет жить по людски,а это как в их разумение? Обеспечение самыми необходимыми вода и газ? Думаю что народ возмущенно высказался, а потом замолчал и все.Это раз в пятилетке повышать голос к чему власти уже привыкли и не обращают внимания.

      0
      0
  21. Житель села says:

    В этом бывшем совхозе » правда » работали и жили немцы’ в «аралтобинском» совхозе тоже их много было. Как переехали они на историческую родину все пришло в упадок, единственное хозяйство в сырымском районе это «коктобе», где для людей создают ‘ улучшают условия их жизни. Благодаря директору Кипну надо поучится , посмотреть как вести хозяйство, народ доволен

    0
    0
    • АЛИ says:

      Вы немного ошибаетесь упадок поселков пришел не от переезда немцев на историческую родину. А гоструктура не обратило внимание мотивируя нет финансирования из бюджета на эти социальные инфраструктуры (детские сады, дома культуры, интернаты и т.д.) начали эти объекты сыреть плеснеть а потом потихоньку стали разбирать местное население для своих нужд мол поговаривая пропадает же сгниет совсем. На несколько поселков был один участковый. А участкового только табельный пистолет, без служебных транспортов искали в степях украденные лошадей КРС и т.д. Скотократы табунами угоняли. Вот это было жесть в 90-е.
      И в этой ситуации в некоторых позициях поселка «Тоганас» виноваты сами жители разрушили либо же дали разрушить другим эти объекты.
      И я как один уроженец из этих поселков которую Вы перечислили вырос и всё пережил.
      Но в данный момент государство очень хорошо помогает проводят питьевую воду, газификацию, субсидированием кто занимается растениеводством и животноводством. Но многие не понимают и ждут от государства как от манной небесной. Подумайте прежде чем ждать от государства чего то сами что нибудь сделали для государства? Как сказал Абай Кунанбаев «Енбек етсен ерiнбей тояды карнын тiленбей».

      0
      0
  22. Отаншыл says:

    Ауылдың тұрғыны дұрыс жазған. Ауыл халығының жағдайын ойлайтын азаматтың бірі -Кейпін. Көп жылдары депутат болды, қолынан жұмыс келеді. Осындай азаматтар көп болса, ауылдарымыз көркейіп, инфраструктурасы дамып, ауыл тұрғындары тұрған жерлерінен ешқайда қашпас еді. Осындай азаматтар неге биіктен көрінбейді?

    0
    0
  23. aybar says:

    Отаншыл: Осындай азаматтар неге биіктен көрінбейді?
    —————————————————-
    Олардан бір үлкен кемшілігі бар. Откат дегенді білмейді. Маубастар.

    0
    0
  24. aypo says:

    Не стало хозяина !!Вот и весь ответ,все разворовали и в карты проиграли, этого акима (хотя какой он аким один вид холеный )давно гнать надо!!!

    0
    0
  25. West Казах says:

    Классные фотки: чиновник новой формации-Таке Айткалиев, чиновник старой формации-Маке Жиенгалиев, человек который реально работает-Роза Иксанова и просто сельчанин, мужичок не самого опрятного вида, стреляющий сигареты-Бауржан.Прямо представители всех слоев населения и такой фотопортрет можно применить к любому поселку в ЗКО.Забыли показать зажиточного фермера, но это больше к «Хабару».

    0
    0
x
2018-12-16
Утром-4 ℃
Днем-5.01 ℃
Вечером-7.07 ℃
Ночью-10.42 ℃
Влажность95 %
ДавлениеhPa 1035.79
Скорость ветра5.17 м/с
2018-12-17
Утром-13.46 ℃
Днем-11.7 ℃
Вечером-12.99 ℃
Ночью-10.34 ℃
Влажность87 %
ДавлениеhPa 1040.51
Скорость ветра3.32 м/с