Погода -11oC
$335.71=
357.36=
5.23=
Опубликовано: Пт, Мар 6th, 2015

Айгуль Утепова: «То, что я говорю, нравится каждому казахстанцу»

фото с facebook.com

фото с facebook.com

Интервью с известным блогером, которая объявила, что собирается участвовать в досрочных президентских выборах.

Досрочные президентские выборы с самого начала стали напоминать комедию абсурда. Действующий президент Нурсултан Назарбаев заявил, что у него другие планы и вообще на досрочных выборах настояли женщины. Массово регистрируются кандидаты-спойлеры, но некоторым из них нет 40 лет, а другие допускают на экзамене по казахскому языку 92 ошибки на двух страницах текста. Наконец, кандидаты от оппозиции известны даже не всем журналистам, а выдвинувшая своего кандидата КНПК планирует набрать на выборах «сколько народ даст» .

Но даже на этом фоне заявление о намерении баллотироваться от блоггера Айгуль Утеповой выглядит чересчур экстравагантно. Блоггер известна на просторах соцсетей своими чрезвычайно провокационными высказываниями (например, о том, что она плюнула в лицо пожилой соседки, с которой у неё произошёл конфликт). Кроме того, Утепова ведёт свой видеоблог  о сексе «Основной инстинкт» (одна из цитат: «Те, у кого маленький х…, покупают большие машины и становятся депутатами»). Вместе с тем, многие считают, что эпатаж – это не более чем элемент троллинга, через который Утепова пытается донести до общества актуальные проблемы. Правда, корреспондент «Новой газеты» Вячеслав Половинко, поговорив с Утеповой по просьбе «УН», так и не понял, где кандидат в кандидаты говорит правду, а где шутит – поэтому изложил беседу полностью без купюр.

 

«Подобно молнии мы дали людям свежесть»

— Как возникла идея участвовать в выборах?

— У меня просто нервы не выдержали. Слухи о том, что будут выборы, витали давно в воздухе. И вот их наконец-то объявили. Прошло несколько дней, почти неделя, — и вообще ни один человек не изъявил желания выставить свою кандидатуру! Знаете, мне стало обидно за нашу страну, за достоинство наших людей. У меня возникло желание сохранить лицо нашей нации. Мне захотелось показать, что мы не бараны и считаем себя хуже Назарбаева, видя его каким-то незаменимым. Я стремлюсь показать, что мы живём в республике,  и это демократическая республика.

Вот такая цель у меня была. Но всё произошло спонтанно. Мои друзья в Facebook говорили как всегда на эту тему – анау-мынау.  И вдруг у кого-то возникла идея: почему бы Айгуль Утепову не выставить кандидатом? Друзья меня вызвали (очевидно, в онлайн – прим. авт.) и сказали: давай участвуй. Я взяла время до утра подумать, легла спать, и ночью мне, наверное, какие-то сны об этом снились. И утром я решила выставляться кандидатом. Написала своим френдам, они говорят: давай, мы тебе денег поможем собрать. И всё это произошло в тот момент, когда ещё ни один кандидат даже не изъявил желания участвовать в выборах (Утепова ошибается, первым о своём желании баллотироваться заявил Мэлс Елеусизов – прим. авт.). Знакомые журналисты взяли у меня по телефону интервью – и эта бомба как-то разрядила обстановку. Подобно молнии, пронзающей воздух, мы дали людям свежесть, они задышали и вышли из оцепенения.

У вас, наверное, возникнет вопрос: Айгуля, ты тупо крикнула и всё, да?

— Да.

— Нет. Я тупо пойду регистрироваться. Получится у меня или не получится – это другой вопрос. Я бы сделала это ещё вчера. Я как раз в Астане, тут у меня ребёнок учится. Мы же из Шымкента, но вот после зимних каникул она сказала: «Мам, я по вам скучаю! Чего вы будете в Шымкенте? Давайте вы погостите у меня в Астане».  И вот сейчас мы у неё живём в маленькой квартирке, тут два племянника ещё, я ей завтраки, обеды готовлю… И как бы… О чём я говорила?

 — О том, что вы будете регистрироваться.

— А, да. Я могла зарегистрироваться ещё вчера, но тут ребёнок берёт удостоверение и говорит: «Мам! У вас же 11 февраля истёк срок удостоверения личности! Куда вы смотрите?». А я получала предыдущее удостоверение в 29 лет в селе Абай у себя там в Шымкенте, без чипа ещё. И я такая в панике побежала в ЦОН и с третьего раза подала заявление на ускоренный обмен удостоверения. А ещё я пошла сегодня в ЦОН снова – затем, чтобы получить ЭЦП, электронную цифровую подпись. Она мне нужна для того, чтобы на egov.kz заполнить декларацию – только я не знаю, как это делается. Сегодня я буду разбираться… а, нет, сегодня у меня времени нет, я на концерт пойду. Завтра утром у меня съёмка, а после обеда я буду разбираться с ЭЦП. И после этого я пойду писать заявление как обычный гражданин Казахстана.

«Я планирую распустить Ассамблею народа Казахстана»

— Это всё технические процедуры. А вы уже задумывались о тезисах своей предвыборной программы?

— Ну, вот вы сидите в социальных сетях и видите, что за последние 2-3 года казахстанцы стали единомышленниками. Я стопудово уверена, что и вы, и я одинаково видим настоящее и будущее нашей страны. Поэтому я вот набросала вчера вечером – если вам не скучно, я могу о них рассказать.

— Да-да, я с удовольствием послушаю.

— Я кратко-кратко. Первое – разделение ветвей власти. Не буду это объяснять.

— Тут и так понятно.

— Второе – переход к парламентской форме правления. Сразу не получится, это должен сделать президент.  Третье – информационная безопасность. Все российские СМИ мы закрыть не можем, но их вещание должно быть ограничено.  Всех российских эмиссаров, которые руководят нашим телевидением, надо [выдворить] вон из страны! У нас должен быть собственный взгляд на всё, что происходит в мире. Четвёртое – укрепление обороны и безопасности. Пятое – вывод всех российских частей и полигонов с территории страны. Это тоже не на один год, это лет на десять растянется, наверное. Шестое – прозрачность государственных доходов и расходов. Парламент имеет право знать, как распределяются средства от добычи нефти. Седьмое – надо вернуть наш Конституционный суд на своё место, вернуть ему ту роль, которую он раньше играл. Конституционный суд – это единственный орган, который может судить самого президента.

— …

— Восьмое – все граждане страны равны между собой и нет тех, кто равнее других. Поэтому я планирую распустить Ассамблею народа Казахстана.

— Ого.

— Ассамблея народа Казахстана до сих пор не занималась ничем, кроме разделения нашей общей казахстанской нации и инициирования всяких предложений без согласования с народом Казахстана (АНК, в частности, инициировала досрочные выборы – прим. авт.), которые вели лишь к деструктивным результатам, в чём мы и убедились за последние 25 лет.  Роль Ассамблеи народа Казахстана – очень нехорошая.

Далее. Девятое – уменьшить количество подписей, необходимых для регистрации новых партий, и вообще упростить процедуру регистрации. Сейчас надо огромное количество подписей собрать.

— 50 тысяч.

— Это запредельное число! Давайте реально смотреть на вещи: нас всего 17 миллионов, интересующихся политикой – куда меньше. Нужно сокращать количество подписей.

Десятое – добиться неукоснительного соблюдения главы Конституции, касающейся проведения мирных митингов и собраний. Одиннадцатое – добиться выборности акимов всех уровней. Двенадцатое – выборность судей. Это давно витает в воздухе, и все этого хотят.

И ещё я хочу запретить любую дискриминацию сексуальных меньшинств и следить за недопущением дискриминации по гендерному признаку. Каждый человек свободен в своём самовыражении – это будет нашим кредо. Почему, например, могут свободно целоваться и устраивать пышные свадьбы гетеросексуалы, а лесбиянки – нет? Они же тоже люди! Если хотят делать свадьбу – пусть делают!

— Но…

— А ещё я хочу легализовать марихуану и легализовать проституцию. В нашей стране растёт очень хорошая марихуана. Можно было бы вместо того, чтобы её вырубать, выращивать её в промышленных масштабах.  Из марихуаны получаются хорошие экологически чистые материалы – верёвки, лекарственные средства. Я считаю, что марихуана, к тому же, действует на людей расслабляюще. Считаются, что люди, которые под кайфом, совершают преступления, но те, кто пьёт водку, нарушают закон гораздо чаще, чем те, кто накурился марихуаны. Вообще, люди, которые курят марихуану, – это самые мирные люди.  И то, что у нас её запрещают, — это всё специально и злонамеренно.

 

«Надо закрыть границы»

— По экономике мои предложения нужны?

— Давайте и про экономику тоже.

— Самое первое – принятие программы продовольственной безопасности. Еды должно быть много и разной. Весь продовольственный спектр должен расти и вырабатываться на территории Казахстана. Для здоровья полезно, чтобы человек питался тем, что растёт в его стране. А сейчас мы наблюдаем, что все продукты в основном из Китая. Должны быть сделаны большие собственные запасы. Нужно построить новые зернохранилища и овощехранилища, чтобы у фермеров не было вопросов, куда сдавать излишки своего зерна.  Оно никогда лишним не бывает, а мы все знаем, что каждый год зерно у нас гниёт.

Потом. Есть у нас программа индустриализации. Я ничего против неё не имею. Но вот есть у нас несколько так называемых инновационных заводов. Допустим, в Шымкенте открыли с помпой завод каких-то запчастей. Ну, сходила я посмотреть. Там 8 человек работает!

— Да, не очень много.

— И это на двухмиллионный Шымкент! Поэтому в программе индустриализации я хочу сделать главный упор на занятости населения. То есть если перед нами будет стоять выбор: купить сверхновый агрегат или взять вместо него на работу 10 человек, — лучше взять людей. Не навсегда, конечно, а пока страна не встанет на ноги и безработица не будет изжита.

Ещё одно: надо закрыть границы. Мы суверенное государство, таможенники должны вернуться на свои рабочие места. Пусть всё будет, как раньше – как 7-8 лет назад. Мы должны выйти из Таможенного Союза, который полностью исчерпал себя, а также из Евразийского Союза, который себя полностью дискредитировал из-за поведения России и санкций, которые ударяют и по нам.

Нужно принять программу поддержки сельских хозяйств. Я сама сельский житель. На селе очень тяжёлое положение. Люди предоставлены сами себе. Никто не заботится о том, чтобы у них была работа. Выживай как хочешь, в общем. Есть даже аулы, где даже водопровода нет. Работы нет никакой. Женщины разве что работают где-нибудь в школах или фельдшерских пунктах. Мужики же женятся на училках и врачихах. Но они тоже не теряют духа – они ездят на заработки, таксуют, сажают огород. Мне жалко мой народ. Поэтому нам нужно принять такие же методы субсидирования сельских хозяйств, как в США. Сейчас выгоднее покупать те же овощи и фрукты за рубежом. Я же хочу сделать так, чтобы даже в ущерб бюджету наши фермеры зарабатывали свои деньги, продавая свою продукцию. Возможно, для этого в страну будет запрещён ввоз некоторых продуктов. Подход будет такой: при выборе дешёвой капусты из Китая и дорогой у местного производителя всё-таки покупать у наших.

— В смысле? Кто должен покупать у местных: государство или вообще все?

— Это хороший вопрос. Я думаю, нужно вообще провести мониторинг: нужно узнать, сколько тонн условной капусты вырастят наши фермеры, — и после этого закрыть границы для капусты привозной из Китая. И пусть они нас ненавидят потом, но зато мы будем есть нашу капусту и наши фермеры будут зарабатывать.

 

«Никто ничего не собирается ограничивать»

— Судя по вашей программе, вы хотите охватить вообще всю аудиторию. Но когда пытаешься понравиться всем – не нравишься никому. Вы на какой процент голосующих за вас рассчитываете?

— На самом деле то, что я говорю, — уверена, вам нравится. И это нравится каждому казахстанцу. Давайте подумаем, кому это может не понравиться?

— А я вам скажу. Например, ваши слова по поводу закрытия границ – особенно с Россией – могут не понравиться тем, у кого сильна ностальгия по советскому и по империи.

— Это не понравится самой России – безусловно. Но я думаю, что Россия к тому моменту сильно ослабнет, и её можно будет не принимать в расчёт. Что до людей, которые ностальгируют по советскому в Казахстане, — их на самом деле сейчас меньшинство. Пусть смотрят старые советские фильмы, если у них ностальгия.

— Просто получается, что в общем вы собираетесь строить изоляционистскую политику. Капусте из Китая вы вход закрываете, с Россией границы восстанавливаете.

— Ну, вы ошибаетесь. Никто ничего не собирается ограничивать. Я сотрудничество, наоборот, хочу расширить. Вспомните: 10 лет назад у нас была таможня, и при этом продавались российские товары. Был такой бренд, что ли – «российское». Идёшь на рынок или в магазин, выбираешь себе кран. И тебе говорят: вот это китайский, а вот этот – (с уважением) РОССИЙСКИЙ! Это признак надёжности был, тепло на душе было. Я хочу всё это вернуть.

— Я не очень понимаю логику «если восстановить таможню – возродится чувство гордости за российские товары». Как это взаимосвязано?

— Ну, напрямую это никак не связано, это моё личное суждение. Но закрытие границ точно не должно оскорблять наших друзей из России. Однако мы отдельное государство, и с этим придётся считаться. Мы защищаем свой рынок. Вот такая у нас позиция.

— А тех механизмов, которые приняты сейчас, по-вашему, недостаточно?

— По защите границ? Нет. Дела обстоят куда хуже, чем раньше. Мы ушли далеко назад. Я хочу всё вернуть на прежний уровень.

 

«Все мужчины – за проституцию»

— Вы планируете опираться на ресурс в виде своих земляков из Шымкента?

— Последние два дня я боялась об этом думать. Это такая ответственность! Шымкент – густонаселённый регион, и хочется быть достойным кандидатом. Это моя земля, и когда я обращусь к своим землякам, я буду предельно серьёзна. Они меня поддержат, конечно.

— Просто юг страны всегда был более ортодоксален и в том числе опирался на строгие нормы морали и национальные традиции. Не кажется ли вам, что та же легализация проституции может быть несколько резковатым пунктом для Шымкента?

— Ну, в Шымкенте тоже есть проституция.

— Это понятно. Но когда вы предлагаете её полностью легализовать, человек с традиционными взглядами может это не воспринять и даже этому воспротивиться.

— Смотрите, я же не предлагаю пустить проституцию на самотёк. Если мы её легализуем, мы сможем её контролировать: получать налоги, поправлять здоровье девушек.

— Да, но я же не об этом.

— Я вот что хочу сказать – обязательно об этом напишите. Большинство мужчин в Казахстане – за проституцию. Но они, как правило, женаты. И даже если они за легализацию проституции – они ни в коем случае не могут в этом признаться. Мужчины никогда об этом не скажут, потому что их жёны и близкие никогда этого не поймут. Поэтому я говорю за них о легализации проституции, надеясь, что мужчины тайно меня поддержат.

 

«Не зарегистрируют – буду жить как раньше»

— Вы говорите, что ваш главный соперник – это президент. Остальные вам совсем не конкуренты?

— Минуточку (Закуривает). К тому моменту, когда я говорила эти слова, я не знала ни о каких претендентах. А потом, пока я моталась с заменой удостоверения, я услышала о 5 людях, которые изъявили желание участвовать в выборах. Потом появились их фамилии, они мне ни о чём не говорят. Они мне не конкуренты.

— Но есть ещё кандидат от КНПК, а теперь появился кандидат от оппозиции.

— Кандидата от КНПК я уважаю. Но он старый. Он откровенно старый мужчина. Больше я ничего о нём не скажу.

И вот я узнала, что Есембек Уктешбаев, известный общественный деятель, тоже хочет участвовать в выборах. Вроде бы он даже зарегистрировался и даже уже готовится к экзамену по языку. Я об этом только узнала, и на сердце как-то хорошо стало. Если я пройду языковой экзамен, то даже не знаю, как с ним буду конкурировать. Я испытываю к нему пиетет за его многолетнюю деятельность.

Ну, а что до Назарбаева, то он ни разу за всё время своего президентства не вышел на дебаты. И если сейчас он выйдет на них – я просто скажу всё, что о нём думаю. И все со мной согласятся.

— Хорошо, но как вы тогда вообще собираетесь бороться с административным ресурсом? Назарбаев может не выйти на дебаты, вам могут не дать эфир, вас в конце концов могут просто не зарегистрировать.

— В жизни всякое бывает. Что бы ни произошло, я не делаю из этого трагедии. Что я сделаю, если меня не зарегистрируют? Да ничего не сделаю – буду жить, как раньше.

 

 

86 комментариев
  1. Макс:

    Браво, Айгуль!

    0
    0
  2. yustas:

    а что так? разочаровались в проститутках или конопля стала хуже качеством? эх,Айгуль….. а я так ждал,надеялся и верил! теперь точно на выборы не пойду!

    0
    0
  3. Don Carlo:

    Юношеский максимализм и не чего более!

    0
    0
  4. Erik:

    Хочет говорить серьезно, а фото говорит о несерьезности, так»порисоваться», как такому человеку без жизненного и трудового опыта доверять государство.

    0
    0

Оставьте комментарий

Вы ввели: 0 из 2 000 символов.

x
2016-12-04
Утром-11 ℃
Днем-11 ℃
Вечером-11 ℃
Ночью-11 ℃
Влажность87 %
ДавлениеhPa 1022.66
Скорость ветра2.87 м/с
2016-12-05
Утром-9.09 ℃
Днем-7.45 ℃
Вечером-12.48 ℃
Ночью-21.87 ℃
Влажность94 %
ДавлениеhPa 1024.52
Скорость ветра3.09 м/с