Погода -4.95oC
$328.49
352.77
5.55
Опубликовано: Пт, Янв 29th, 2016

Казахстан на законодательном уровне сужает пространство для развития гражданского общества — ««Открытый Диалог» «

Казахстан отклоняет замечания ООН, ЕС и ОБСЕ о нарушениях прав человека

1. Введение

Казахстан отрицает большинство замечаний со стороны международной общественности. Тем не менее, желание сохранить свой имидж вынуждает власти идти на единичные уступки в делах политических заключенных. Например, после резкой критики ООН, ОБСЕ и ЕС в конце 2014 года адвокат Зинаида Мухортова была выпущена из психиатрической больницы. Продолжительное международное давление заставило власти Казахстана освободить Розу Тулетаеву, жертву пыток и одного из лидеров забастовки нефтяников Жанаозена.

В 2015 году перед президентскими выборами были досрочно освобождены все заключенные по делу «о беспорядках в Жанаозене». Один из них – Максат Досмагамбетов – был выпущен из тюрьмы лишь после того, как у него вследствие пыток образовалась опухоль на глазу. Поскольку условием освобождения жанаозенских нефтяников стало «раскаяние», они продолжают молчать о нарушениях своих прав. В марте 2015 года офис казахстанского омбудсмена заявил Фундации «Открытый Диалог», что Максат Досмагамбетов написал «объяснительную», согласно которой он не подвергался пыткам и не обращался в правозащитные организации. Известно, что Досмагамбетов был первым из нефтяников, кто заявил на суде о пытках.

Казахстан последовательно отказывается обеспечить независимое расследование жанаозенской трагедии, а также освободить политического заключенного Владимира Козлова, принципиального критика властей.

Казахстан на законодательном уровне сужает пространство для развития гражданского общества. ЕС и ООН прямо указывают, что отдельные нормы законодательства Казахстана противоречат международным соглашениям по правам человека. Власти отказываются реагировать на замечания и, косвенно намекнув на «необъективность» Спецдокладчика ООН, отвечают: «Казахстанское законодательство в полной мере соблюдает принятые международные стандарты и обязательства».

Вступивший в силу новый уголовный кодекс ужесточил ответственность за «клевету» и «возбуждение социальной розни». Введено наказание за «оказание содействия» незаконным собраниям, а также за действия, «провоцирующие к продолжению участия в забастовке». «Лидерам общественных объединений» может грозить уголовная ответственность за «вмешательство в деятельность государственных органов».Активисты и журналисты подвергаются уголовным преследованиям за посты и комментарии в Facebook.

Казахстан, как и другие авторитарные государства, субъективно интерпретирует рекомендации международной общественности для преследования инакомыслия. По отдельным рекомендациям казахстанские власти отказываются отвечать, а в некоторых случаях предоставляют неправдивую информацию.

Игнорирование международных обязательств приводит к консервации авторитарного режима. ЕС, ОБСЕ и ООН не должны оставлять такие действия без правовых или политических последствий. История подтверждает, что уничтожение демократической оппозиции приводит к радикализации части общества и социальным потрясениям, а значит угрозе появления очередной горячей точки на карте мира.

Эффективная коммуникация на дипломатическом уровне и четкая позиция относительно недопустимости игнорирования обязательств по правам человека имеют конкретные результаты, а дальнейшее давление позволит спасти жизни активистов, журналистов и политических заключенных.

Протест

2. Документы для анализа: ответ Спецдокладчику ООН и отчет Комиссии при президенте

Специальный докладчик по вопросу о правах на свободу мирных собраний и свободу ассоциации (далее – Спецдокладчик) Майна Киаи с 19.01.2015 по 27.01.2015 встретился в Казахстане с представителями властей и гражданского общества. В конце июня Казахстан ответил на рекомендации Спецдокладчика. Власти намекнули, что не считают выводы Спецдокладчика обоснованными, отметив «важность обеспечения держателями мандата объективного и прозрачного наблюдения».

Казахстан, как и другие авторитарные государства, субъективно интерпретирует рекомендации международной общественности для преследования инакомыслия. По отдельным рекомендациям казахстанские власти отказываются отвечать, а в некоторых случаях предоставляют неправдивую информацию.

20.10.2015 при содействии офиса ОБСЕ и при«одобрении президента Нурсултана Назарбаева» в Астане опубликован отчет Комиссии по правам человека при президенте (далее – Комиссия при президенте). Отчет рассматривает ситуацию с правами человека в Казахстане с 01.01.2014 по 30.04.2015. В отчете необоснованно преподносятся заслуги государственных органов. В частности, указывается, что правозащитные проекты Комиссии при президенте «не имеют аналогов во многих государствах мира». Примечательно, что целью авторов отчета было «информирование президента, парламента и правительства Республики Казахстан о ситуации с правами человека». Представители гражданского общества и международных организаций не указаны в качестве целевой аудитории.

В следующих разделах приводится анализ последних ответов казахстанских властей на замечания ООН, ОБСЕ и ЕС о нарушениях прав человека в Казахстане.

3. Свобода собраний

Спецдокладчик ООН отметил, что Казахстан применяет «деспотию закона» для чрезмерного ограничения права на свободу собраний, тем самым лишая это право всякого смысла.

Власти не ответили на критику Спецдокладчика относительно уголовной ответственности за «оказание содействия проведению незаконных мероприятий» (ст. 400 УК). Было проигнорировано и требование Спецдокладчика отменить ст. 403 УК о «незаконном вмешательстве членов общественных объединений в деятельность государственных органов».

Майна Киаи заявил, что новая статья УК об ужесточении ответственности «лидеров общественных объединений» «служит способом посеять страх среди лидеров гражданского общества». Казахстан отказался отвечать по этому пункту, хотя и задекларировал приверженность принципу «равенства всех перед законом». Спецдокладчик призвал прекратить задержания активистов «в превентивном порядке» перед акциями протеста. Казахстан лишь подтвердил важность презумпции невиновности, хотя на практике этот принцип попирается.

С 2010 года Казахстан обещает принять новый закон о мирных собраниях. В 2015 году власти ограничились обещанием «улучшить правоприменительную практику». Власти также посчитали «нецелесообразным» отказаться от обременительных требований к регистрации политических партий, что используется для препятствования деятельности оппозиции.

Спецдокладчик неоднократно подчеркивал, что новый закон о деятельности НПО в Казахстане несет угрозу независимости НПО. Закон предусматривает, что все гранты, в том числе от международных или иностранных организаций, будут распределяться одним Оператором – «определяемым правительством» органом с неизвестными полномочиями. Согласно закону, государственные гранты выделяются на определенные направления, среди которых отсутствуют развитие прав человека и демократии, защита прав мигрантов и беженцев. На данный момент обе палаты парламента, проигнорировав рекомендации экспертов и правозащитников, проголосовали за закон. Более 50 НПО призвали президента Назарбаева ветировать закон.

менты

4. Свобода вероисповедания

Казахстан полностью отклонил требования Спецдокладчика об отмене жестких дискриминационных условий для регистрации религиозных общин. Из-за этих условий нетрадиционные и/или малочисленные религиозные общины или ликвидированы, или были вынуждены войти в лояльные к власти религиозные структуры. После перерегистрации количество религиозных объединений уменьшилось почти на полторы тысячи (с 4551 до 3088). Число конфессий сократилось с 46 до 17.

Казахстан:

Религиозная сфера под жестким контролем

Казахстанские власти объясняют, что жесткий контроль религиозной сферы необходим для борьбы с экстремизмом. Однако на практике сужение пространства для свободы вероисповедания может способствовать радикализации отдельных групп и развитию экстремизма.

Комиссия при президенте декларирует «принцип невмешательства государства во внутренние дела религиозных объединений». При этом закон о религиозной деятельности предусматриваетобязательную проверку всей религиозной литературы и высокие штрафы за нарушения религиозного законодательства. В ноябре 2015 года представитель Адвентистов седьмого дня был приговорен к 7 годам ограничения свободы за «возбуждение религиозной розни». Это случилось после того, как адвентист рассказывал о своей вере студентам дома у одного из них.

По данным правозащитной организации Forum 18, с декабря 2014 года Комитет национальной безопасности Казахстана обвинил 15 человек в участии в запрещенной религиозной организации. Все они были приговорены к лишению или ограничению свободы на срок до 5 лет. Часто такие процессы проходят в закрытом режиме. Осенью 2015 года еще шестеро мусульман были арестованы.

Казахстанские власти объясняют, что жесткий контроль религиозной сферы необходим для борьбы с экстремизмом. Однако на практике сужение пространства для свободы вероисповедания может способствовать радикализации отдельных групп и развитию экстремизма.

5. Свобода СМИ

«Для обеспечения информационной безопасности … мера по блокировке интернет-ресурсов является необходимой», – заявила Комиссия при президенте.В сентябре 2015 года без предупреждений прокуратуры или решений суда были заблокированы информационные сайты Ratel.kz и Zonakz.net. Казахстанское Радио Свобода (Радио Азаттык) и сайт Eurasianet.org сообщают, что некоторые из их статей периодически блокируются.

В очередной раз Казахстан отклонил рекомендацию ООН о декриминализации клеветы. Казахстан ссылается на наличие статьи о клевете в законодательстве европейских стран. При этом казахстанские власти злоупотребляют этой нормой, предусмотрев наказание в виде лишения свободы.Максимальный штраф за клевету составляет около 18000 евро (при прожиточном минимуме 59 евро).

Неугодным журналистам присуждают непосильные штрафы по обвинениям в «нанесении ущерба репутации». Так, казахстанский суд постановил взыскать с редактора журнала ADAM 50 млн тенге (около 152 тысяч евро), а с собственника сайта Nakanune.kz – 20 млн тенге (около 61 тыс. евро). Кроме того, в Казахстане фиксируются новые случаи закрытия или приостановления выпусков неугодных СМИ в связи с незначительными техническими нарушениями.

30.10.2015 казахстанский суд после закрытого и ускоренного разбирательства приговорил редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина к 8 годам лишения свободы по обвинению в «вымогательстве» денег у акима Павлодарской области. Голышкин проводил журналистское расследование дела об изнасиловании в Павлодаре. Журналист записал показания двух пострадавших девушек, согласно которым в изнасиловании участвовал сын акима Павлодарской области. По информации СМИ, сын акима был переведен в разряд свидетелей, а пострадавших вынудили отказаться от обвинений в обмен на 5 тысяч долларов. В итоге, дело было закрыто «за примирением сторон».

Вскоре появилась информация о том, что неизвестные лица вымогают в акима Павлодарской области 500 тысяч долларов, угрожая опубликовать показания пострадавших девушек. За расследование взялся Комитет национальной безопасности. В результате, кроме журналиста Голышкина, по обвинению в вымогательстве к различным тюремным срокам были приговорены еще три человека. «Репортеры без границ» заявили, что журналист стал жертвой фабрикации обвинений в рамках политического дела.

В 2015 году несколько граждан Казахстана были приговорены к ограничению или лишению свободы за публикации в социальных сетях. В частности, казахстанские власти нашли признаки «возбуждения национальной розни» в постах на Facebook-страницах Татьяны Шевцовой-Валовой (получила 4 года лишения свободы условно); г-на Алханашваили (3 года лишения свободы); Сакена Байкенова (2 года ограничения свободы); Мухтара Сулейменова (3 года ограничения свободы). 18.11.2015 за «пропаганду терроризма» в соцсетях к 6 годам лишения свободы приговорили юриста Булата Саткангулова, который утверждает, что лишь обсуждал с друзьями религиозные темы.

На данный момент нескольким журналистам, правозащитникам и активистам выдвинуты уголовные обвинения за посты в социальных сетях. В «распространении заведомо ложной информации» обвиняются журналист Андрей Цуканов (за пост о провластной активистке) и правозащитница Елена Семенова (за пост о пытках в тюрьмах Павлодарской области). В «возбуждении национальной» или «социальной» розни обвиняют блогера Ермека Тайчибекова, правозащитника Болатбека Блялова, активистов Серикжана Мамбеталина и Ермека Нарымбаева.

Государственный Комитет связи заявил, что в Казахстане предусмотрена уголовная ответственность за написание либо перепост «экстремистских» постов и комментариев в социальных сетях. Кроме того, как сообщает Комитет связи, казахстанцев могут привлечь к уголовной ответственности за чужие «экстремистские» комментарии на их страницах в социальных сетях. Такие действия подпадают под ст. 183 УК РК «Дача разрешения на публикацию в средствах массовой информации экстремистских материалов» (наказывается штрафом около 3000 евро либо арестом до 90 суток). Казахстанское законодательство приравнивает социальные сети к «иностранным СМИ».

6. Пытки и жестокое обращение

По словам Комиссии при президенте, в ноябре 2014 года Комитет ООН против пыток «дал позитивную оценку» усилиям Казахстана по борьбе с пытками. Однако на самом деле Комитет ООН раскритиковал несоответствие заявлений казахстанской делегацииданным правозащитных НПО. Было отмечено, что «до судебных разбирательств доводится менее двух процентов всех полученных государственными органами жалоб о применении пыток». Также Казахстан до сих пор игнорирует рекомендацию о передаче пенитенциарной системы в ведение Министерства юстиции.

13.10.2015 бывший Специальный докладчик ООН против пыток Манфред Новак, а также представители международных и казахстанских правозащитных организаций призвали Казахстан незамедлительно выполнить рекомендации Комитета ООН против пыток. По словам правозащитника Евгения Жовтиса, с начала 2015 года было зафиксировано более 70 заявлений о применении пыток, «и безнаказанность виновных лиц стала нормой». В 7 делах Комитеты ООН признали Казахстан виновным в пытках. Лишь в двух случаях (дела Александра Герасимова и Расима Байрамова) жертвам была выплачена компенсация, при этом виновные в пытках не были наказаны.

7. Жанаозенская трагедия

Особенное внимание Спецдокладчик ООН Майна Киаи уделил необходимости независимого международного расследования жанаозенской трагедии декабря 2011 года. Тогда полиция открыла беспорядочный огонь боевыми патронами в спину невооруженным нефтяникам, которые на протяжении 7 месяцев требовали повышения заработной платы и улучшения условий труда.

Спецдокладчик дал понять, что для восстановления справедливости недостаточно условно-досрочного освобождения нефтяников: «Остается неясным, … какие обстоятельства заставили сотрудников полиции открыть огонь на поражение и кто отдал полицейским такой приказ. … Ни одному из высокопоставленных должностных лиц, руководивших действиями полиции, не было предъявлено обвинений».

Казахстан промолчал на замечания о том, что больше 20 осужденных нефтяников заявили о применении к ним жестоких пыток, а прокуратура и МВД «не нашли подтверждения» данным фактам. Казахстан отказался обеспечить пересмотр дел и заявил, что «была выполнена объективная оценка и расследование о ситуации в Жанаозене».

8. Политические преследования

В казахстанских тюрьмах по политическим мотивам уже несколько лет находятся поет Арон Атабек, правозащитник Вадим Курамшин и оппозиционный политик Владимир Козлов. В связи с поддержкой нефтяников Жанаозена Козлов в 2012 году был приговорен к 7,5 годам тюрьмы по обвинениям в «призывах к свержению конституционного строя» и «возбуждении социальной розни». Казахстан в резкой форме сообщил Спецдокладчику, что статья «о возбуждении социальной розни»«соответствует интересам Казахстана по сохранению межнационального согласия и стабильности».

В казахстанских тюрьмах уже несколько лет находятся:

  • поет Арон Атабек,
  • правозащитник Вадим Курамшин,
  • оппозиционный политик Владимир Козлов.

Рассматривая дело Козлова как пример «подавления политической оппозиции с помощью деспотичных мер», Майна Киаи подтвердил требования ЕС о досрочном освобождении политзаключенного. В очередной раз Казахстан публично отказался это сделать, заявив, что вопрос «будет рассматриваться в плоскости действующего законодательства». Однако в июле 2015 г. администрация колонии объявила Козлову выговоры и отправила его на 10 дней в карцер. Позже власти перевели Козлова на год в строгие условия содержания, тем самым лишив его юридических возможностей для досрочного освобождения.

15.10.2015 вице-президент Европейской комиссии Федерика Могерини отметила, что делегация ЕС неоднократно просила казахстанские власти о встрече с Козловым с целью мониторинга условий его содержания, однако «не получила положительного ответа». В то же время давление на политзаключенного усилилось: 26.10.2015-27.10.2015 во время ввода войск в колонию он получил удар дубинкой, а 03.11.2015 к нему не пустили адвоката. Козлова могут перевести в самую строгую тюрьму Казахстана в г. Аркалык.

В письме к депутату Европарламента Томашу Здеховски посольство Казахстана в Чехии назвало Владимира Козлова «злостным нарушителем». 13.11.2015 Генеральная прокуратура Казахстана предоставила Здеховски неправдивую информацию о том, что Козлов никогда «не содержался в одиночной камере или в карцере».

Особое внимание следует обратить на то, что Казахстан ответил Спецдокладчику:«Вина г-на В. Козлова судом признана на основании конкретных доказательств о провоцировании митингующих к силовому противостоянию органам власти по указанию беглого казахстанского банкира Мухтара Аблязова, который, в свою очередь, преследуется судебными властями Латвии, Украины, России и Великобритании, Франции».

Во-первых, ЕС, США и правозащитные организации признали приговор Владимиру Козлову несправедливым и политически мотивированным. Во-вторых, слова властей о Мухтаре Аблязове также не соответствуют действительности и еще раз подтверждают политический характер его преследований. В рамках дела Козлова в связи с поддержкой бастующих нефтяников Жанаозена Аблязову выдвинуты обвинения в «возбуждении социальной розни. Также Казахстан инкриминировал Аблязову «подготовку террористического акта» и «совершение преступления против мира и безопасности человечества».

В 2014-2015 гг. в СМИ были опубликованы документы переписки, которые подтвердили, что казахстанские власти управляли украинским и российским следствием по делу Аблязова. После обнародования информации о коррупционном сотрудничестве с Казахстаном были возбуждены уголовные дела против двух украинских следователей, которые занимались делом Аблязова. Российские следователи утверждают, что Аблязов на «украденные деньги» финансировал часть российской оппозиции и готовил «свержение власти» в Казахстане.

Бывший глава БТА Банка и основатель влиятельного оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» Мухтар Аблязов получил политическое убежище в Великобритании. Более 10 стран ЕС предоставили убежище лицам, проходящим по делу Аблязова. Франция и Великобритания не преследуют оппозиционного политика. В Лондоне были проведены гражданские, а не уголовные, процессы, в результате которых с Аблязова были взысканы средства по некоторым искам БТА Банка.

Казахстан не имеет договора об экстрадиции с большинством европейских стран, поэтому пытается получить Аблязова и его соратников через Украину и Россию. Французский суд рассматривал экстрадиционные запросы России и Украины, устанавливая лишь «соответствие запросов процессуальным правилам». 17.09.2015 Премьер-министр Франции принял решение об экстрадиции Аблязова в Россию, выразив доверие гарантиям России по обеспечению надлежащих условий содержания и защиты от пыток. Указ об экстрадиции ссылается на постановление российского судьи Криворучко, который занесен в список Магнитского.

03.11.2015 11 депутатов Европейского парламента выразили сожаление, что Франция не отреагировала на многочисленные обращения международных правозащитных организаций и представителей Европарламента о недопустимости экстрадиции Аблязова. Депутаты отметили отсутствие гарантий справедливого суда в России, вовлеченность лиц из списка Магнитского в дело Аблязова, а также информацию о коррупционном влиянии Казахстана на украинское и российское следствие.

Кроме того, сейчас в Литве в ожидании экстрадиционных процессов под арестом находится Сырым Шалабаев, брат жены Аблязова Алмы Шалабаевой. Жена и 6-летняя дочь Аблязова в 2013 году стали жертвой незаконной депортации из Италии в Казахстан, однако ООН и Европарламенту удалось возвратить семью в Европу. В мае 2015 года Сырым Шалабаев получил временную защиту в Литве (на период рассмотрения вопроса об убежище). 28.07.2015 литовские власти арестовали Шалабаева по запросу Казахстана. 17.08.2015 Казахстан и 19.08.2015 Украина отправили в Литву запросы на экстрадицию Шалабаева. Казахстанские и украинские правозащитные организации призвали не допустить экстрадиции Сырыма Шалабаева, чье уголовное дело является частью кампании казахстанских властей по преследованию родственников и соратников Мухтара Аблязова.

Примечательно, что, как отметил Спецдокладчик ООН, провластные активисты в Казахстане беспрепятственно проводят акции в поддержку экстрадиции Аблязова, в то время как мирные демонстрации против его экстрадиции сразу разгоняются полицией.

9. Переизбрание президента

26.04.2015 на досрочных президентских выборах Назарбаев в шестой раз переизбрался на свою должность с результатом 97,8%. ОБСЕ и ЕС заявили осерьезных нарушениях на выборах, отсутствии конкуренции, применении административного ресурса, ограничении права быть избранным, а также рекомендовали Казахстану реформировать избирательное законодательство. Не смотря на это, Комиссия при президенте завила, что досрочные выборы президента прошли «в соответствии с международными обязательствами Казахстана» и получили«высокую оценку» международных наблюдателей.

10. Выводы

Комиссия при президенте заявила, что Казахстан «наиболее успешно защитил» доклад в рамках Универсального периодического обзора ООН и при этом отклонил 51 рекомендацию, так как они «противоречат государственной правовой политике Республики Казахстан, а также установкам Главы государства». Больше всего было отклонено рекомендаций по свободе слова, собраний и вероисповедания. По этой логике, защита политических и гражданских прав «противоречит политике» властей.

Казахстанским властям следует учесть, что соблюдение прав человека является не «указаниями», а прямыми обязанностями государства. Международные договора имеют приоритет перед национальным законодательством.

РЕАКЦИЯ Казахстана на рекомендации в сфере прав человека еще раз подтвердила слова президента Назарбаева, сказанные британскому журналисту в июле 2013 года: «За советы, замечания благодарим вас, но указывать, как нам жить, строить нашу страну — нам никто не имеет права». Казахстанским властям следует учесть, что соблюдение прав человека является не «указаниями», а прямыми обязанностями государства. Международные договора имеют приоритет перед национальным законодательством. Недопустимой является позиция властей, согласно которой они готовы избирательно выполнять соглашения по правам человека, игнорируя те пункты, которые противоречат их политическим интересам.

Хотя ЕС сейчас сконцентрирован на проблемах терроризма, беженцев, конфликтах на Донбассе и в Сирии, необходимо держать на повестке дня вопрос нарушения прав человека в Центральной Азии. Особенно это касается Казахстана, который декларирует «приверженность» международным механизмам защиты прав человека.

До недавнего времени Казахстан оставался единственной страной в Центральной Азии, где были некоторые проявления демократии и свободы слова. Сейчас Казахстан постепенно становится в один ряд с другими авторитарными государствами региона. Поэтому ЕС должен занять принципиальную позицию: для возобновления конструктивного диалога Казахстану следует выполнить обязательства по правам человека. Пренебрегая этими обязательствами, Казахстан проявляет себя как ненадежный и непредсказуемый партнер.

Казахстан нуждается в привлечении новых европейских инвестиций, желая уменьшить зависимость от России и Китая. В условиях экономического спада и девальвации национальной валюты казахстанские власти заинтересованы в новом соглашении о партнерстве с ЕС.

Инвестиционные соглашения не должны заключаться исходя лишь из краткосрочных интересов. Необходимость экономического сотрудничества не может оправдать замалчивание серьезных проблем прав человека. Недальновидное игнорирование того, как уничтожается инакомыслие в странах Центральной Азии, может привести к новым угрозам безопасности и созданию очагов радикализации, а также трагически обернуться для будущих поколений. Поэтому условием подписания расширенногодоговора о сотрудничестве с Казахстаном должно быть безоговорочное выполнение казахстанскими властями рекомендаций ЕС относительно обеспечения прав человека и освобождения политических узников.

Мы призываем каждое государство ЕС отложить ратификацию расширенного договора о сотрудничестве с Казахстаном. Мы также призываем бойкотировать выставку «ЭКСПО-2017» и отклонить кандидатуру Казахстана на место непостоянного члена Совета Безопасности ООН в 2017–2018 гг.

«Открытый диалог»

Оставьте комментарий

Вы ввели: 0 из 2 000 символов.

x
2017-01-24
Утром-7.08 ℃
Днем-2.08 ℃
Вечером-1.59 ℃
Ночью-2.8 ℃
Влажность0 %
ДавлениеhPa 1018.12
Скорость ветра7 м/с
2017-01-25
Утром-5.36 ℃
Днем-4.78 ℃
Вечером-6.65 ℃
Ночью-6.67 ℃
Влажность99 %
ДавлениеhPa 1017.82
Скорость ветра2.26 м/с