Погода +1oC
$316.56=
342.14=
5.52=
Опубликовано: Пт, Фев 19th, 2016

Директор международной Ассоциации «The Egual Rights Trust» Димитрина Петрова: «Нужно научиться лицемерить!»

IMG_8499

 

В Уральске на прошлой неделе правозащитники, журналисты и юристы из Западного региона Казахстана собрались на семинар — покопаться в механизмах закона «О недискриминации». Скажем честно: мы мало что знаем об этом законе. В ряде стран Европы он был принят не так давно, и, к слову, принимался не всегда гладко. Продвигать его в Казахстане взялась правозащитная организация «Либерти». Законопроект разработал известный правозащитник Евгений Жовтис.  Закон настолько весомый для общества, что можно не сомневаться: борьба за его продвижение будет серьезной. 

 

IMG_0182

 

Журналист «УН» тоже побывал на мероприятии и задал вопросы лектору семинара, известной в Европе правозащитнице, директору международной Ассоциации равных прав «The Egual Rights Trust» Димитрине ПЕТРОВОЙ.

 Димитрина, как возникла идея начать проект продвижения закона  «О недискриминации» в Казахстане? 

— Мы нашли хорошего партнера в лице «Либерти». Нашли средства, чтобы поработать по этой теме. До этого у меня был другой проект в вашей стране, который касался только дискриминации. После этой работы стало понятно: свобода слова, свобода журналистов тут очень важна. Потом появился международный конкурс. Мы подали заявку, выбрали тему «Свобода выражения и недискриминации» и выиграли. Хотя такие конкурсы очень сложно выиграть – очень много кандидатов.

На ваш взгляд, для Казахстана проблема свободы выражения насколько серьезна?  

— Свобода выражения ограничивается везде и всеми. Но где-то больше, где-то меньше, а где-то уровень критический – но все одинаково везде. И дискриминация людей везде актуальна. Скажем, в Северной Корее вообще все абсолютно одинаково.

 

IMG_8541

 

— В каком смысле?

— Там везде все запрещено. А в такой стране, как Казахстан, в разных регионах — где-то мягче, где-то жестче все. Это касается и запретов. Все относительно. Вы сидите за столом и свободно разговариваете на любые темы, а есть страны, где люди сидят в подполье и не могут себе позволить даже этого – говорить свободно запрещено даже дома. Я общаюсь с журналистами, читаю о Казахстане, встречаюсь с разными людьми, и сделала для себя какие-то выводы. Например, мне ясно — свобода СМИ у вас ограничивается. Скажем, на центральных телеканалах нет достаточно независимых голосов, нет разнообразия. Контроль над СМИ, как я поняла, слишком сильный. Люди жалуются.

— К чему это приводит?

— Ну, как к чему? Это все равно, что жить без воздуха. Это же СВОБОДА! Я не стану объяснять, почему свобода лучше, чем несвобода. Не спрашивайте меня. Это аксиома.

 

IMG_8601

 

 — Тогда что делать? Что дает опыт других стран?  

— Надо говорить о проблемах как можно больше, поэтому у СМИ такая большая роль. Поэтому мы говорим о важности свободы выражения. Я восхищаюсь людьми, которые принимают на себя какой-то риск, чтобы высказаться. Таких людей нужно поддерживать: общество, семья, друзья должны быть солидарны с ними. Солидарность очень важна. Мой опыт показывает: эффективно работает только общий дух поддержки. Мы своих, например, не бросаем. А поскольку мы иностранцы, то не можем дать совет, как расширять свободы у вас, потому что этот вопрос зависит от людей.

 — Насколько может изменить ситуацию принятие «Закона о недискриминации»?   

— Этот закон обеспечивает подлинное равноправие граждан. Без такого закона — конкретного, подробного, право на недискриминацию является фикцией, иллюзией. Просто нет этого права! В Конституции страны, например, прописано: все равны в своих правах. Но если нет закона, то человек не может пойти и определить, как его дискриминировали, защититься, возместить ущерб, наказать виновного. Эти права дает этот закон. Должны работать специальные комиссии, где профессиональные юристы, которые прошли обучение, будут определять: в какой степени человек подвергся дискриминации.

 

IMG_8495

 

 — Димитрина, расскажите об опыте Болгарии, в которой вы родились.    

— Болгария приняла этот закон в январе 2004 года. За 12 лет там есть уже тысячи дел на всех уровнях: в окружных судах, в центральных…

— Государства охотно принимают этот Закон?

— Это зависит от политического момента. Иногда есть лучшие условия, иногда худшие.

 — Почему прежде Болгария не принимала его?

—  Не было такого закона. А позже сказалось желание войти в Европейский Союз. Этот закон был решающим не только для Болгарии — для всей Восточной Европы, которая входила в ЕС. Это было условием вхождения. Трудности были: депутаты не всегда знают, какой закон принимают. Это не простая материя. Эту тему нужно изучать, там много нюансов — целая наука. В первое время закон не сразу будет работать. У нас ведь когда-то давно тоже можно было увидеть объявление в ресторане: «Ищем официантку до 30 лет, с хорошей внешностью». Сейчас это невозможно. Позже владельцы ресторанов, других подобных заведений стали свои предрассудки, стереотипы скрывать. И знаете, что я вам скажу? Обществу нужно сначала научиться лицемерить.

— Вы хотели сказать, НЕ лицемерить?

— Нужно лицемерить! Потому что у нас у всех предрассудки — к цыганам, к другим социальным группам, к другим нациям, к инвалидам, к людям нетрадиционной сексуальной ориентации, к умственно отсталым людям. Что делает закон? Он заставляет нас первое время лицемерить. Полицейский идет на поводу у своих стереотипов и избивает задержанного. Я предпочитаю, чтобы он был лицемерным, но никого не бил.  Закон «О недискриминации» сделает так, что мы будем вести себя прилично. И только когда пройдет время и вырастет следующее поколение, это лицемерие перерастет во внутреннюю потребность быть приличными по отношению к другим. Только нельзя принимать такой закон «сверху». Он должен исходить от общества.

 

IMG_8494

 

— Если взять уже готовый законопроект?

— Нет, нужен свой, который бы соответствовал вашему законодательству, вашим реалиям. У вас разработкой законопроекта занимался Жовтис. …Нужно не просто принять, чтобы удовлетворить ООН.

— А ООН требует?

— Еще как! Все время. В каждой стране современного мира должен быть такой закон, плюс есть международные обязательства. В Казахстане тоже есть документы, которые ведут к необходимости принятия такого закона.

— На какие «грабли» не стоит наступать в процессе продвижения этого Закона? 

— Очень хороший опыт есть у Украины. Они приняли этот закон в 2012 году, но приняли только материальную часть – включили туда все виды дискриминации и объявили их уголовными преступлениями. Это глубоко ошибочно. Уголовная ответственность должна наступать только в случае самых серьезных форм дискриминации. Они приняли закон некомпетентно, они не приняли процессуальную часть вообще. Два года спустя они его исправили. Закон начал работать. Или, к примеру, в Болгарии. Шел спор: как доказать дискриминацию и кто должен ее доказывать в суде? Дело в том, что в большинстве случаев доказательства находятся в руках дискриминатора и человек не всегда может доказать что стал жертвой. В Болгарии было трудно убедить юристов, чтобы эту норму закона повернуть зеркально: чтобы доказывала не жертва, а тот, кто дискриминирует. Наши юристы кричали: «Как это так!?». Уже потом и судьи, и юристы поняли, что так правильно: доказательства, как правило, находятся на стороне силы. Жертва просто знает, что с ней поступили плохо, но не имеет доказательств. Это был самый сложный момент в принятии этого закона в Болгарии. И таких моментов много.

 — Если предположить, что в Казахстане закон примут в облегченной форме?   

— Рамочный, общий? Это плохо. Надо настаивать на очень подробном законе. Если вам скажут: да, мы принимаем такой закон, спросите: сколько там страниц?

— Хороший закон — это сколько страниц?

— Более ста. Сотни. Если будет пять-шесть страниц — это будет закон общих фраз. От него не будет толку. Закон о недескриминации требует детализации по каждой сфере: образование, здравоохранение, СМИ…  Какое наказание, какие ущербы, что является дискриминацией — определяется внутри каждой части. Самые хорошие законы — это подробные законы.

Например…

— В Англии — 500 страниц: 250  — сам закон и 250 — обязательное  его толкование.

 — Спасибо.

 

Блиц-опрос2

 — Димитрина, Вы родом из Болгарии…

— Родилась в городе Бургас — на юге страны, около Черного моря. Родители греки. Но гречанка (смеется) из меня никакая.

Как становятся правозащитниками?

—  В студенчестве, когда мы изучали марксизм-ленинизм и начали понимать, что не все в этой теории соответствует действительности, то стали искать альтернативу. Мне, например, понравилась философия прав человека. С этого все и началось.

— У Вас большой опыт правозащитной работы. Вы являлись консультантом в ООН, консультантом Еврокомиссии

— Я была консультантом во многих организациях.  В том числе и консультантом у Президента Болгарии по досрочному освобождению заключенных. Отвечала за то, чтобы все, кто был осужден во время коммунизма по политическим причинам, были освобождены. Была консультантом в различных структурах ООН, но это работа, которая шла параллельно основной  — неперечислимое количество таких позиций. Сейчас я директор Ассоциации равных прав международной организации, базирующейся в Лондоне.

— Вы имеете научную степень?

— Я доктор наук. Моя специальность — философия права.

-Принадлежите к какой-либо партии?

-Я член лейбористской партии Великобритании. 

— У Вас есть увлечения, страсть? 

Увлекаюсь астрономией, очень люблю летать: у меня диплом-лицензия летчика.

 — Какую музыку Вы любите? 

—  Люблю Галича, Окуджаву, Высоцкого, Гребенщикова. Наизусть знаю их стихи, песни.

—  Например?

  Очень люблю песню Высоцкого «Райское яблоко».

 

Алла ЗЛОБИНА

ФОТО  Рауля УПОРОВА

3 комментария
  1. !Крошка сын к отцу пришёл, и спросила кроха!:

    УН, не делайте ошибок, не путайте ваше стремление легко и свободно освещать разные «неудобные» события с продвижением гипер-свободы «я буду делать, что хочу, мешает это кому-то или нет». Последнее и есть основная цель иностранных организаций. Защита не молодых безработных, инвалидов, интеллектуальной собственности и т.д., это только ширма, которая будет красиво работать, но ширмой останется. И ваша свобода слова, в т.ч. вашей газеты, будет на самом деле на 10-м, а то и сотом месте. Вам никто не даст свободно сказать, например, о негативном влиянии ЛГБТ на самоидентификацию детей, ибо это дискриминирует, как детей, так и ЛГБТ, а вот о том, что ЛГБТ это свобода от предрассудков и дети свободны стать ЛГБТ, то именно в этом ключе говорить будет можно, ибо это никого из них не ущемляет в правах. Вот это и есть настоящее лицемерие. И т.д. Подходите ко всему взвешенно, не бросайтесь на все слепо.

    0
    -1
  2. golos:

    УН, седня стартует предвыборная агитация.
    Напишите хотя бы кого выдвинули?
    Цик дал расклад, что на одно место 3 чел. Но тогда получается, что совсем конкуренции абсолютно нет.
    Потому что любой основной кандидат идет со своими двумя, обязательными подстраховщиками-алтернативщиками. Это чтобы в конце гонки не остаться одному, так как по Закону в таком случае он тоже будет снят с гонки. И на этом округе назначаются повторные выборы. То есть все затраты на агитку коту под хвост.

    0
    -1
  3. Ерболат:

    Equal rights, а не eGual rights.

    0
    0

Оставьте комментарий

Вы ввели: 0 из 2 000 символов.

x
2017-03-25
Утром1 ℃
Днем1.43 ℃
Вечером1.77 ℃
Ночью0.24 ℃
Влажность93 %
ДавлениеhPa 1018.78
Скорость ветра7.21 м/с
2017-03-26
Утром-6.41 ℃
Днем-0.25 ℃
Вечером-0.73 ℃
Ночью-3.82 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1023.69
Скорость ветра2.86 м/с