Погода +28oC
$326.7
380.77
5.45
Опубликовано: Пт, Мар 4th, 2016

В Казахстане 86,7 тысяч госслужащих, из них женщин — 47,8 тысяч

 

В преддверии праздника 8 Марта  журналисты сайта газеты Central Asia Monitor решили задаться достаточно банальным вопросом: «Каково место женщин в казахстанской политике?»

Хотя, учитывая некоторые специфические моменты развития нашего общества, связанные с историческими традициями, ментальными особенностями, полиэтничностью и другими факторами, наверное, было бы правильнее ставить вопрос несколько иначе.

Например, о женщинах высокого государственного полета или активных участницах политических процессов. В этом смысле такие персоны в отечественной истории новейшего времени были, но сказать, что это было явлением, никак нельзя. Гораздо проще это сделать на зарубежных примерах и вспомнить Индиру Ганди, Маргарет Тэтчер, Беназир Бхутто.

Как известно, Ганди и Бхутто были убиты в самый разгар их политической деятельности, а «железная леди» умерла от старости и болезней. Но когда пришла весть о смерти Тэтчер, некоторое число ее сограждан из числа политических оппонентов довольно бурно отметили это событие и устроили уличные вечеринки. И это чопорные англичане, представляете?.. Так что не все так однозначно, когда речь заходит об оценке роли и значения даже таких выдающихся женщин-политиков.

И тем не менее: как с этим вопросом обстоит сегодня у нас?

При всех издержках прежней номенклатурной системы были у нас заметные женщины в верхах. Например, Акмарал Арыстанбекова и Бырганым Айтимова. Конечно, кто-то может сказать, что это выходцы из комсомоль­ской «обоймы». Но в качестве контраргумента мы могли бы сказать о том, что эти две наши соотечественницы смогли удержать высокую планку и во времена суверенитета.

В более широком смысле среди женщин-политиков у нас были заместитель премьер-министра РК, государственный секретарь, два заместителя руководителя канцелярии премьер-министра, несколько министров, порядка шести-семи отраслевых вице-министров, столько же ответственных секретарей министерств.

Чуть больше женщины представлены на уровне заместителей глав регионов (12% от общего числа заместителей акимов). В последнем составе мажилиса каждым четвертым депутатом была женщина. По данным Агентства РК по делам государственной службы, общая численность госслужащих по республике составляет 86,7 тысячи человек, из них женщин — 47,8 тысячи (55%).

Вместе с тем хотелось бы заметить, что женщины редко занимают в этой системе ведущие должности. Например, у нас никогда не было ни одной женщины, руководившей областью или одной из палат парламента.

Эксперты объясняют это, в частности, тем, что вторая волна проводимой реформы государственной службы, как, собственно, и сама Концепция государственной службы, не предусматривает механизма, обеспечивающего принцип равенства (паритета) между женщинами и мужчинами в системе власти.

В то же время, по их мнению, наблюдаемые тенденции следует рассматривать как следствие слабости развития институтов гражданского общества, возможно, невысокой политической активности самих женщин, недостаточного уровня развития демократии. Еще одним фактором, существенно сдерживающим продвижение женщин в политику и во власть, наблюдатели считают устойчивое сохранение социально-культурных патриархальных стереотипов.

Да, сегодня в нашей политической и управленческой структуре есть хорошо зарекомендовавшие себя женщины. Несколько имен навскидку: Гульшара Абдыкаликова — государственный секретарь РК, Аида Балаева — заведующая отделом внутренней политики администрации президента РК, Светлана Джалмагамбетова — экс-депутат сената, Айгуль Соловьева — экс-депутат мажилиса, Жанна Курмангалиева — бывший ответственный секретарь Министерства культуры и информации, Жанар Бекбанова — заместитель директора Службы центральных коммуникаций, Сабила Мустафина — аким Есильского района города Астаны.

Но признаемся честно: пока пребывание женщин на высших этажах властной иерархии не удалось сделать какой-то системной традицией. И тому есть несколько причин. Поскольку часть из них мы уже перечислили, хотелось бы остановиться на базовой.

Существует максима, гласящая, что власть — это прежде всего деньги. И опыт передовых демократических стран только подтверждает ее актуальность. В политическом истеблишменте тех же США вы не найдете людей небогатых. Семейства Кеннеди, Бушей, не говоря уже о Рокфеллерах, к ним никак не отнесешь. А за каждым неожиданным выходцем типа Барака Обамы стоят очень влиятельные финансово-промышленные группы.

Те же самые тенденции наблюдаются и в других странах развитой демократии. То есть, большая политика — это удел тех, кто владеет большими деньгами. Кроме этого, чтобы приобрести солидный политический вес, необходимо получить доступ к административному ресурсу.

Таким образом, есть несколько составляющих, без которых невозможно стать влиятельной политической фигурой. Стоит ли после этого удивляться тому, что среди нашего политического бомонда нет женщин-политиков уровня Маргарет Тэтчер или Хиллари Клинтон? Одним словом, у нас пока еще не появилась женщина, которая могла бы изменить лик отечественной политики. Хотя некоторые считают, что она уже на подходе.

Оставьте комментарий

Вы ввели: 0 из 2 000 символов.

x
2017-07-24
Утром28 ℃
Днем28 ℃
Вечером27.17 ℃
Ночью18.8 ℃
Влажность37 %
ДавлениеhPa 1014.77
Скорость ветра3.77 м/с
2017-07-25
Утром18.69 ℃
Днем27.01 ℃
Вечером27.64 ℃
Ночью19.23 ℃
Влажность37 %
ДавлениеhPa 1017.63
Скорость ветра3.09 м/с