Погода +4oC
$330.22
388.07
5.6
Опубликовано: Чт, Янв 12th, 2017

Андрей Юров — Защита прав человека – это не политика

В Школу Прав Человека приходит много активистов, в том числе и из политических групп. На семинарах они внезапно понимают, что защита прав человека — это не политика. Один из таких людей как-то сказал на семинаре: «Ой, я вдруг понял, что можно быть правозащитным активистом и заниматься правами человека, а можно отдельно — политикой». В его голове эти два занятия всегда были в одной категории.

Одна из главных задач для меня состоит в том, чтобы провести четкую границу между политикой в значении “politics”, если воспользоваться английской терминологией, и политикой в значении “policy”, то есть социальной политикой, которой мы, собственно, и занимаемся. Я всегда стараюсь подчеркивать, что мы не участвуем в борьбе за власть, это вообще не наша сфера. А вот при любой действующей власти менять ситуацию к лучшему — это как раз про нас. Мы осуществляем мониторинг судов, тюрем, полиции, экологии — словом, всего того, что отвечает обычным общественным потребностям.

Мы выстраиваем отношения с чиновником: в нашу задачу не входит свергнуть его, мы пытаемся установить с ним партнерские отношения и вместе менять мир к лучшему. Это, конечно, довольно непривычный подход. Люди в основном привыкли к митингам, демонстрациям: «Долой!», «Даёшь!»… Выстраивать долгосрочное сотрудничество невероятно сложно, поэтому мы пытаемся объяснять молодым активистам, что активный гражданин — это, прежде всего, ответственность и ежедневная работа. Условно говоря, активный гражданин — это «дрессировщик власти»…

«Сама по себе полиция не изменится за один день. Это произойдет только тогда, когда мы каждый день будем с ней работать. Это задача не только профессионалов, но всех граждан»

***

Все поговорки наподобие «закон что дышло» — не что иное, как попытка заявить, что есть право и законы, но они существуют для дурачков, а реальная жизнь другая. Вот это разделение в обыденном сознании на жизнь и право, представление о том, что право это не то, что помогает нам жить каждый день, а нечто отдельное, мешает. Правовой нигилизм — тяжелая штука, а значит, потребуются годы для изменения сознания людей и институтов.

Я понимаю, что трудно доверять судебной системе, пока она в таком состоянии. Однако важно понимать, что она в таком состоянии именно из-за нашего к ней отношения. Это замкнутый круг: пока мы будем относиться к ней как к дерьму, объясняя это тем, что «а там всё равно нет правды», всё останется на своих местах. Если считается, что в суде всё равно нет правды, то мы никогда не добьемся того, чтобы правда там была, ведь получается, что у нас нет такой цели.

Если, предположим, девятиклассник задает вопрос: «Что такое справедливый суд?» — ему чаще всего отвечают, используя термины «виновный», «оправдание», «наказание» и прочее. Так становится ясно, что для обывателя суд — это всегда криминальный суд. Обыватель не воспринимает его в качестве независимого арбитра, к которому мы обращаемся в случае необходимости установить юридическую истину, факт, родство и т.п. В обществе совершенно отсутствует представление о суде, выполняющем роль независимого арбитра. Суд воспринимается как репрессивная функция.

***

Судьи — это слуги общества, это мои слуги, а не высшая сакральная сила, которая надо мной довлеет и меня репрессирует. Поскольку они служат мне на мои деньги, я могу контролировать то, что они делают.

У нас давно уже нет юриспруденции, повсеместно распространена другая наука, легистика. Дело в том, что в латыни есть два разных корня: “lex” (также “legis”) — это закон, а “justitia” — это справедливость. В наших университетах давно учат не справедливости, а выполнению законов. Дипломы получают легисты, а не юристы. Юрист стоит на страже справедливости, а легист — на страже закона. Это две разных картины мира. Настоящий юрист — тот, кто стремится сделать мир более справедливым, тогда как легист просто исполняет законы.

Я прихожу на юридические факультеты наших вузов, и что я вижу там чаще всего? Надпись “Dura lex sed lex” — «Закон суров, но это закон». При этом никто рядом не повесит табличку о том, что, вообще-то, данное высказывание утратило всякую силу после Нюрнбергского процесса. Ведь в нацистской Германии действовали преступные законы, и их исполнение было признано преступлением. Так что фраза была хороша до Нюрнберга, но после него она абсурдна.

***

Все люди наделены неким имманентным свойством, и поэтому даже самый ужасный человек, будь он преступник, террорист, фашист, Брейвик какой-нибудь, — он все равно человек. Если он совершил преступление, он должен сидеть в тюрьме, должен понести наказание, но при этом его нельзя каждый день держать в яме, бить, насиловать и кормить помоями, потому что он человек. Этот дискурс о человеческом достоинстве является одним из самых важных. Мы должны говорить про право, но мы также заявляем, что люди — это люди. Самое страшное в пропаганде — это дегуманизация.

***

Воплощению многого в жизнь мешает «возня» вокруг «иностранных агентов». Я считаю данный термин вредным и нечестным. Кто такой «агент»? Согласно Гражданскому кодексу, это «тот, кто действует от имени и по поручению принципала». Кто и что нам поручал? Когда я получаю какие-то средства, они расходуются на наши собственные проекты. Я не выполняю никаких агентских соглашений. Может быть, Совет Европы, куда входит Россия, — это иностранный агент? Или ООН? Если бы мне сказали, что наша организация — агенты ООН, я бы ответил: «Да, мы действуем в духе Всеобщей декларации прав человека по поручению будущего человечества».

Я агент того будущего, которое я хотел бы воплотить в жизнь, будущего, где соблюдаются права человека, где люди помогают друг другу и где несомненной ценностью является солидарность поколений и континентов.

Андрей Юров тренирует  участников Школы Прав Человека, участвует в международных правозащитных инициативах

2 комментария
  1. Баке says:

    Это типа для гуманитарного просвещения недовольных, но невежественных граждан?

    В принципе все было бы нормально, если бы не вкрапления рабского смирения. Например: «… важно понимать, что она в таком состоянии именно из-за нашего к ней отношения. Это замкнутый круг: пока мы будем относиться к ней как к дерьму, объясняя это тем, что «а там всё равно нет правды», всё останется на своих местах. Если считается, что в суде всё равно нет правды, то мы никогда не добьемся того, чтобы правда там была, ведь получается, что у нас нет такой цели». Полнейший абсурд и идиотизм! Это же самое, как укорять людей, что они неблагодарные не пьют чистую воду из унитаза. Пусть там и читсая вода, но унитаз останется унитазом. Пусть власть хоть тысячу табличек повесит над унитазом, что это родник — это не изменит истины. Тем более если в этот унитаз избранные особы у всех на виду будут постоянно испражнять свою нужду.При том, что это устройство по характеристикам и эргономике на 99 % соответствует унитазу чем к колодцу. Поэтому не сколько ради правды и справедливости, а сколько из целей гуманизма надо разбить и выкинуть этот унитаз со всеми его хозяевами и персоналом.
    Для цензуры: я не провожу здесь никаких сравнений с нашей действительностью или с нашими благородными институтами власти. Все использованные сравнения и метафоры носят чисто абстрактный характер.

    Надеяться на суды диктаторских режимов, это, по-моему, как оправдывать суды фашисткой германии, репрессивные политические суды и трибуналы СССР, суды режима апартеида, суды инквизиции и т.д.. Типа, если бы люди относились к этим судам по-человечески, то эти суды сразу бы стали нормальными?

    0
    0
  2. Абеке says:

    Весьма точная аналогия Баке!!!

    0
    0

Оставьте комментарий

Вы ввели: 0 из 2 000 символов.

x
2017-11-23
Утром4 ℃
Днем3.78 ℃
Вечером0.89 ℃
Ночью0.19 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1014.09
Скорость ветра4.77 м/с
2017-11-24
Утром-0.55 ℃
Днем0.47 ℃
Вечером0.39 ℃
Ночью-0.44 ℃
Влажность100 %
ДавлениеhPa 1022.83
Скорость ветра3.96 м/с