0oC
$367.3
419.68
rub_icon5.58

Активистки «КазФем»: «Самое страшное для мужчин – самим стирать свои носки» (интервью)

Анастасия ЧАЙКОВСКАЯ и Мария АПРЕЛЬСКАЯ – участницы движения «КазФем», которое выступает в защиту прав женщин. Девушки рассказали «УН», какое давление оказывается на женщин в Казахстане, почему важно говорить о феминизме, и как на это реагируют органы власти.

«За каменной стеной»: акция против бытового насилия 16 апреля 2016, Алматы. Фото: Александра Цой, Ратмир Назиров
— Как вы попали в «КазФем»?

М: У меня есть родной старший брат. Разное отношение в семье чувствовалось сразу. Мой отец вообще не занимался моим воспитанием, а акцентировал всё своё внимание исключительно на сыне, в то время как мама успевала заниматься нами обоими. Став старше, я начала замечать, что ко мне предъявляется намного больше требований: ты должна хорошо учиться, ты должна хорошо выглядеть, ты должна помогать по дому. Эти «должна» слышались отовсюду, в то время как моему брату было достаточно просто быть собой. В 2009 году, когда у меня умер отец, ко мне начало приходить какое-то осознание, я начала разбираться в себе и в том, что меня окружает. И уже тогда я понимала, что в Уральске нет никаких перспектив для моего развития. В итоге, выбирая между Самарой и Алматы, я выбрала последнюю, и переехала сюда вслед за своей лучшей подругой. В «КазФем» попала не сразу. До этого я познакомилась с активистами инициативной социалистической группы «Фонд Эбби Хоффмана». Их отношение и стремление к изменению положения женщины в обществе меня привлекли.

А: Да, многие участницы «КазФем» — выходцы из «Фонда». Что касается меня – мой отчим поднимал руку на меня и маму. Приходилось тяжело. Поначалу, как и многие женщины в такой ситуации, мама пыталась его оправдать, винила себя, но потом пришло осознание, и они развелись. Я дала себе слово, что никому больше не позволю поднять на себя руку, и сейчас чувствую, что нахожусь на своём месте. Мы занимаемся просветительской деятельностью, и наша цель – донести до мужчин, что к женщинам нужно относиться уважительно, а до женщин – что они имеют права, и не нужно бояться о них заявлять.

Мария АПРЕЛЬСКАЯ, уроженка Уральска, 25-летняя выпускница юридического факультета, во время «Феминистского марша» на Арбате в Алматы, 2017 год. Фото: Дарина Бацких.
— Как, по вашему мнению, проявляется давление на женщин в нашей стране?

М: У нас, как и в прочих странах Средней Азии, женщину воспринимают как репродуктивное средство. Если тебе больше 25 лет, и ты не замужем, то каждый человек считает своим долгом напомнить тебе, что пора бы замуж, пора рожать детей. И очень трудно объяснить людям, что у девушки может быть другое мнение на этот счёт, или у нее другие приоритеты и она хочет добиваться других целей.

А: Да, то есть, если ты родилась женщиной, то изволь быть хранительницей очага и не думай о чём-то большем. В Казахстане, как и во всём мире, идея феминизма дискредитирована. Многие люди понимают под этим совершенно другие вещи. Основная мысль феминизма – добиться равноправного положения женщины в обществе. Женщинам говорят, что нужно быть заботливой, носить платья, учиться готовить и краситься, чтобы понравиться мужчинам. А после замужества терпеть все поступки супруга и обязательно быть способной рожать, пока не «получится» наследник, так как девочки для продолжения рода недостаточно хороши.

Анастасия ЧАЙКОВСКАЯ, 19-летняя студентка педагогического колледжа во время «Феминистского марша» на Арбате в Алматы, 2017 год. Фото: Дарина Бацких.
— Бытует мнение, что феминизм пропагандирует нетрадиционную сексуальную ориентацию среди женщин, так ли это?

М: Не существует никакой статистики, которая могла бы это подтвердить. И я не считаю, что феминизм сподвигает женщин менять свою ориентацию. Тем не менее, ничего не может запретить лесбиянке отстаивать свои права наравне с женщинами традиционных предпочтений. Любая может быть феминисткой.

А: У нас полноценные отношения, есть молодые люди, и они поддерживают наши убеждения. Все басни о том, что феминистки радикально не приемлют мужское общество, – провокационные происки «жёлтой» прессы.

Марш 8 марта 2016 года в Бишкеке, Кыргызстан. Фото: КазФем
— Как вы думаете, для чего им это нужно?

М: Чтобы получать огромное количество комментариев и отзывов. Права женщин – резонансная тема, и, учитывая то, что казахстанское общество – сексистско-патриархальное, сама идея того, что женщина может заявлять о своих правах, – «бесит» мужчин. А мы, как люди, которые говорят об этом и делают женщину «неудобной», становимся объектами угроз и насмешек в интернете.

А: Во время «Феминистского марша» одним из лозунгов был: «Сам стирай свои носки!». После того, как это попало в сеть, «полился» такой поток негатива в комментариях, как будто стирать носки для мужчин — это самое страшное, что может с ними случиться! (Смеется).

Арина Осиновскова, уроженка Уральска, активистка «КазФем», сотрудница «Фонда Эбби Хоффмана».
— Как на вас реагируют власти?

М: В 2016 году мы организовали акцию против домашнего насилия нарисовали плакаты, такие как «НЕТ домашнему насилию», «БЬЁТ – значит статья», «Моё тело – моё дело», «Права женщины – Права человека» и другие. В прошлом году в центре Алматы, на Арбате, мы организовали «Феминистский марш».  После этого органы вызывали нас на разъяснительную беседу. Говорили, что на такие вещи нужно писать заявку в акимат. Кроме того, что эта заявка должна «пройти» через большое количество кабинетов, так ещё и нужно предоставить всю личную информацию о каждом участнике. И то, есть риск, что ее не одобрят, а если и разрешат – то в спальных районах, где очень мало людей.

А: В том же году мы проводили «Женскую историческую ночь» — эта акция успешно проводится во всём мире. Суть её заключалась в том, что мы развешивали листовки, на которых были напечатаны истории успеха женщин разных эпох. Это не несло никакого негативного контекста, но нас почему-то снова вызвали на беседу и разъясняли, что так делать нельзя. В этом году к празднованию 8 Марта мы снова решили собраться, уже без плакатов. Однако накануне к одной из наших подруг пришла полиция и предупредила, что на месте, где мы обычно собираемся, будет дежурить автобус с пятнадцатью ОМОНовцами, и нам не стоит ничего организовывать.

Листовки «Женской исторической ночи», распространение которых не понравилось органам власти, 2016 год.

М: Мы решили собраться в другом месте и записать «молчаливое видео-поздравление» — это приём, когда на видео человек молчит и смотрит в камеру, а закадровый голос на него записывается позже. Всё это время рядом с нами находились люди в штатском, которые не захотели представляться, зато записывали нас на видео, отпускали сексистские шутки из разряда: «Наверное, у вас нет нормальных мужиков, раз вы тут торчите!», «А кто вас бьёт? У нас такого нет!». Конечно, всё это было в более грубой форме.

— Почему, на ваш взгляд, важно говорить о феминизме?

М: Потому, что женщины до сих пор боятся. Одна из наших знакомых обратилась к нам за помощью. Она собиралась уйти от мужа к другому. В итоге, муж её избил, а после этого сфотографировал и скинул фото, где на ней не было живого места, её новому парню. Угрожал убить сначала ее, а потом добраться и до него. Полиция не видела в этом ничего страшного, хотя к ним неоднократно обращались и объясняли всю эту информацию. Даже пообещали оштрафовать за ложный вызов, потому что, когда мы с участковым приехали к ним домой, её прятали муж и свекор – говорили, что её нет дома. Когда они поняли, что нас не устраивает такой ответ, и мы не уйдём – всё-таки, позвали её. Участковый, видя, что женщина вся в синяках и кровоподтёках, только спросил: «Будете ли писать заявление?». Конечно, запуганная женщина на глазах мужчины, который её избивал, отказалась, а когда участковый ушёл, она обняла меня и долго плакала. И я плакала вместе с ней. От бессилия.

А: Этот случай – не единственный. Мы неоднократно были свидетельницами подобных драм. С момента, когда наказание за домашнее насилие стало не уголовным, а административным, ситуация усугубилась. Мужчины даже не пытаются скрыть избиение, ведь чувствуют свою безнаказанность. Сейчас за побои максимум, что можно получить, – арест на 20 суток. Поскольку угнетённые женщины, как правило, материально зависимы от мужчин и не могут просто так уйти из семьи, нашей стране необходимы «шэ́лтеры» — кризисные центры и убежища для женщин, которые подверглись насилию. Нужны социальные работники и психологи, которым не всё равно. Было бы правильно, если бы этим вопросом озаботилось, и всерьёз занялось, государство.

Акция «Освобождение Фемиды» 4 сентября 2016, Алматы.
Нана ИКСАНОВА
x
2018-11-20
Утром0 ℃
Днем0 ℃
Вечером-2.54 ℃
Ночью-4.46 ℃
Влажность68 %
ДавлениеhPa 1031.04
Скорость ветра2.01 м/с
2018-11-21
Утром-3.32 ℃
Днем-1.28 ℃
Вечером-2.96 ℃
Ночью-7.63 ℃
Влажность79 %
ДавлениеhPa 1020.09
Скорость ветра4.76 м/с