«Я у властей деньги не брал, компромата на меня у них нет, и обещаний никаких я им не давал»: Амиржан КОСАНОВ, кандидат в Президенты РК

«Я хочу выговориться перед вами» — такими словами Амиржан Косанов начал нашу беседу в одной из кофеен Уральска. Встреча с ним для меня была неожиданной, я даже не знала, что он приехал в город. Но на правах старых знакомых мы тут же встретились. 

Косанову, по его словам, «важно» отношение к нему демократических сил. Что это действительно для него важно, говорил и его тон – он явно хотел быть понятым. Правильно понятым. У меня вопросов к нему было немного. Что сейчас толку их задавать, когда уже подошел день выборов – и момент истины. Я спросила у него лишь о том, что меня больше всего сейчас беспокоит – признает ли он выборы законными, притом, что будут зафиксированы массовые фальсификации. И он мне ответил. Но обо всем по порядку, ровно по записанному мной разговору с Косановым. 

Фото с сайта zakon.kz

«В чем моя ошибка?»

Меня выдвинуло движение «Улт тагдыры». Конечно, можно было выдвинуться от другой организации с более широкими программными целями. По большому счету, мне нужно было выдвигаться от общей демократической организации.

Но произошло то, что произошло. В Форуме «Жана Казахстан» мы обсуждали, каким образом участвовать в выборах. Сам Форум не был зарегистрирован. И потому решили, что буду выдвигаться от «Улт тагдыры», главой которого является Дос Кушим.

Я сейчас заложник их отношений с регионами. Не во всех регионах у них сильные активисты, хорошо организованные штабы. Во многом они ограничивают меня. Вот здесь, в Уральске, у меня были две встречи, и обе малолюдные, одна за городом. Спрашиваю руководителя штаба — почему не в Доме культуры в центре города? А он беспомощно отвечает, что на эти места указала избирательная комиссия.

ПОЧЕМУ МАЛО ВСТРЕЧ С ИЗБИРАТЕЛЯМИ

У меня есть знакомые — бывшие высокие должностные лица, есть среди них и экс-полицейские. Уйдя на пенсию, они же все оппозиционными становятся… Они предупредили меня о возможных провокациях. Или Аблязов, или бойкотчики, или власти устроят потасовку, кого-нибудь травмируют, а под суд пойдешь ты как организатор.

Мы пошли активно в социальные сети. Есть данные, что у меня сейчас очень высокая упоминаемость в соцсетях. При том недостатке финансов, что у меня, социальные сети очень сильно помогают дойти до избирателей. А встречи в регионах отнимают много денег, но людей приходит не так много, чтобы называть их массовыми и эффективными.

О ПРЕДВЫБОРНОЙ ПРОГРАММЕ

Моя предвыборная программа достаточно куцая – потому что, по законам жанра, она не могла быть большой. И, в силу того, что я боялся, что меня не зарегистрируют, я сделал достаточно умеренную программу. Многие острые вещи я убрал, потому что мне нужна была регистрация. Честно скажу, я не ожидал, что меня зарегистрируют кандидатом в депутаты. На дебатах я сказал то, что говорю вот уже 22 года — что нужно менять политическую систему — об этом на дебатах сказал только я. Я сказал, что в Казахстане все есть – нефть, золото, но не хватает трех вещей – свободы, правды и справедливости.

ПОЧЕМУ МЕНЯ ДОПУСТИЛИ ДО ВЫБОРОВ

На мой взгляд, произошли две вещи. Им нужен был спарринг-партнер демократического толка. Они искали такого. Косанов в последнее время достаточно умеренный, в контрах с Аблязовым, он не призывает на улицы. Принципиальный, последовательный, но умеренный. И второе – у Косанова последние семь лет нет организации. Еще на Форуме произошли интересные вещи, сразу два человека (Бапи) выдвигаются. Почему бы его не зарегистрировать? Они думают — за ним нет мощного движения.

Они не знали, что мощное движение за мной появится, в том числе благодаря социальным сетям.

Сейчас они заложники этого своего решения. Теперь они, наверняка, думают: «Нафиг мы его зарегистрировали?».

Я у властей деньги не брал, компромата на меня у них нет, и обещаний никаких я им не давал. Сейчас идет отовсюду информация. Ко мне оттуда (показывает на потолок) приходили, что мы обгоняем пресловутый государственный ресурс».

КТО ПРОТИВ ВЛАСТИ – ТЕ ЗА МЕНЯ

За меня тот протестный электорат, который не может канализировать свое требование перемен. Большая часть тех, кто за меня, — против власти. Если бы не эти выборы, то где-то бабахнуло бы, это точно. Выборы дадут властям почувствовать реальную температуру общества. Реальную степень протестного электората. И властям не надо обманывать себя фальсификациями. Наоборот, я хочу предупредить, что фальсификации могут стать детонатором мощнейшего социального взрыва. Поэтому я предупреждаю власти, что выборы должны быть, как сказал Токаев, проведены честно и справедливо. Ничего страшного не будет, если 9 июня власти посмотрят на себя в зеркало.

«Я НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ ЛЕГИТИМИЗАТОР»

Поводом считать, что я «проект Акорды», стала регистрация меня кандидатом. Никто этого не ожидал. Но это у акординцев надо спрашивать, зачем они это сделали. Если они хотят использовать меня для легитимизации выборов, я не думаю, что я единственный легитимизатор. И без меня они назовут эти выборы конкурентными, потому что эти пять кандидатов — тоже граждане этой страны. Ну, может, не такие оппозиционные, но у них есть свои программы, и они тоже говорят кое-где приятные демократическому уху вещи.

Если бы меня не зарегистрировали, то я ходил бы до сих пор в обнимку со старой оппозицией, обманывался бы в их качествах. И периодически выступал в Фейсбуке с осуждением предстоящих выборов.

БУДЕТ ВТОРОЙ ТУР

Есть информация, я не могу ею делиться. Тут много факторов, которые работают против Токаева. Во-первых, власть неоднородна. Она уже не такая монолитная, как при Назарбаеве. Вот это двоевластие делает свое дело, влияет на электоральные предпочтения. Это двоевластие работает на нас, оппозицию. Но этот момент долго длиться не будет.

Предвыборный тезис Токаева — «Преемственность курса» — был ошибочным. Люди видят, что 30 лет ничего не меняется, а тут он преемственность обещает. Мои идеи о реформах – это то, что люди хотят слышать. И их достаточно много. А я достаточно умеренные вещи говорю, которые поддерживаются той частью общества, которая хочет перемен без потрясений.

Я встречаюсь с людьми, и мы думали, что люди будут говорить о пенсиях, квартирах, зарплатах. Да, это звучит, но все больше и больше в речах простых людей звучит слово «справедливость». Их вопросы о справедливости, коррупции.

Я знаю, что люди, находясь в «Нур Отане», занимая высокие должности, прокурорские, в судах, полиции, они душой за перемены. За эти годы в самой системе власти сформировался очень большой электорат оппозиции. Они недовольны, что не имеют никаких дивидендов в плане карьерного роста. Тысячи и тысячи людей, начиная от сельского акима и заканчивая сенатором, говорят: «Мы годами делаем карьеру, а чей-то отпрыск может за пять минут поменять всю структуру министерства. И мы заново делаем сизифов труд, идем по карьерной лестнице, потому что у нас нет «блата и свата». Это мощнейший электорат, притом образованный, и они знают, как творится государственная политика, как пишутся постановления акимата, правительства. Это самый информированный оппозиционный электорат.

Мое глубочайшее убеждение, что перемены лучше, когда они без потрясений. Но главное – нужны перемены. И это дает мне фавора в предвыборной кампании, потому что я говорю то, что не сказал бы Токаев. Ни его биография, ни его опыт не являются альтернативой действующей власти. А я все больше становлюсь оппонентом власти.

Я более чем уверен, что будет второй тур. Я не говорю, что сразу одержу победу. Во-первых, я не представляю объединенную оппозицию. За мной нет тех сил, которые традиционно меня поддерживали, наоборот, они все отвернулись, оставили меня одного в поле. Я сейчас один делаю то дело, которое они должны были сделать.

ПОЧЕМУ АБЛЯЗОВ «МОЧИТ» МЕНЯ

Это меня самого поражает. Я ведь говорю то же самое, что и он, — о конституционной реформе, выборности акимов, коррупции, свободе слова.

Возможно, у Аблязова есть страх, что после этих выборов Косанов станет знаменем оппозиции, что Косанов будет определять лицо оппозиции.

Что, в силу поддержки значительной части протестного электората,  я буду не тем Косановым, которым был до 9 июня. И все внимание будет устремлено на меня.

В борьбе Аблязова с Акордой, на мой взгляд, меньше политического и больше личностного фактора. Возможно, у него больше личной мести, вендетты против Назарбаева, Токаева. Чего у меня нет. Я считаю себя более цивилизованным политиком.

Господин Аблязов и иже с ними, они все забирают голоса у меня, а не у Токаева.

Те, кто верит ему и будет бойкотировать выборы, вполне могли отдать мне свои голоса. Властям не нужно фальсифицировать низкие проценты мне. Здесь кроется большая тайна. Я не исключаю, что в Акорде вполне могли решить — а зачем бороться с Косановым? Завтра ОБСЕ и другие международные наблюдатели скажут, что власти использовали против Косанова свои ресурсы. Давайте мы чужими руками будем жар загребать. Тем более, что Аблязов, в силу того, что он имеет очень мощные ресурсы для организации фейков и ботов, может легко это делать. А у меня в штабе лишь один парень, 25 лет, работает с социальными сетями.

О СТАРОЙ ОППОЗИЦИИ

Мои коллеги не использовали возможность использовать эти выборы, и, тем самым, они сами «забили гвоздь в гроб» старой оппозиции.

А я что-то делаю, в рамках своих возможностей, использую выборы.

Слышу — «парижская» группа дала мне поручение. Я удивился – как они мне могут давать поручение? Чтобы мне их давать, надо входить в мой штаб, ходить рядом с моими агитаторами. А бойкотировать и давать мне поручения – это никуда не годится.

Мы говорим, что власть должна меняться. Но и оппозиция сама должна меняться.

Я меняюсь. Я общаюсь в соцсетях, говорю больше с молодыми.

Я сижу в соцсетях, веду в Ютубе прямые эфиры.

Оппозиция должна критически на себя посмотреть. Один только факт.

Караганда, встреча. Обычно представители оппозиции поддерживают меня первыми. А тут выходят представители малого и среднего бизнеса. И говорят: «Мы поддерживаем вас. Нам нравятся ваши программные тезисы, нам нравится то, что вы говорите». Понимаете, это малый бизнес, который всегда боялся политики, открыто выходят и публично заявляют о поддержке оппозиционного кандидата. Это то, за счет чего мы должны расширяться.

Критикуют Бабамуратова. Молодой парень, работает в гражданском секторе. Я принципиально не взял из оппозиции – хватает меня одного из старой. Я хотел, чтобы в мой штаб вошли из гражданского сектора, студенчества. Чтобы они могли реализовать свое желание перемен.

Оппозиция должна извлечь уроки из этой электоральной кампании. Когда люди живут старыми представлениями, старыми тезисами и формулировками, они неизбежно уходят. Появляется новая оппозиция, городская молодежь, креативная. Самодостаточные, если не мажоры, то из состоятельных семей. Им нужна свобода. Это новые веяния, новое движение. И, если уж мы хотим быть в тренде, то надо, если не консолидироваться, но хотя бы сотрудничать во время электоральных кампаний.

То же ОСДП могло выдвинуть своего кандидата. Не выдвинули, решили объявить бойкот. Я думаю, что у них просто не было денег на предвыборную кампанию. У меня их тоже не было. Я вложил свои деньги, которые копил на постройку дома семье. Помогли немного люди из бизнеса, но все боятся же.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

Мне 55 лет, я не собираюсь уходить из политики. Лет десять назад была статья про меня на сайте ИАЦ «МГУ». «Да, это перспективный политик, ему за 40 лет, оратор, имеет организационные способности» — характеризовали меня в ней. Закончил автор фразой: «Но у него один большой недостаток – у него нет собственных финансов». Так вот, социальные сети помогли мне справиться с этим недостатком.

Как я сейчас думаю?

Власть поймет, что Косанов стал носителем протестности в обществе, что он должен взять определенную долю поддержки, и я хочу эту поддержку капитализировать, в хорошем смысле.

Во время предвыборных встреч я вижу контуры новой политической силы. Не знаю, что это будет – движение, партия, общественное объединение, что-то иное, какая-то интернет-партия, фейсбучная. Облик этой новой организации — оппозиционный, она должна выдвигать альтернативные программы со всеми основными принципами, о которых мы 22 года говорим, и, в первую очередь, требование конституционных реформ. И эта организация не должна зависеть от какого-то лидера. Она должна быть программной, на платформе. И главное — она должна учитывать реалии сегодняшнего общества.

Я НЕ ПРЕДАЮ ПРОГРАММНЫЕ ЦЕЛИ

Я из этой кампании выхожу с двумя результатами. Первое – я хочу, чтобы общество воспринимало оппозицию не как гонимую, с которой опасно встречаться. У оппозиции должен появиться новый привлекательный образ, чтобы люди не боялись делать с нами общую политику. И второе – я хочу очиститься от мнимых соратников. Они оставили меня. Я говорил те же программные вещи, что и 20 лет назад, и их отказ быть рядом со мной был бы логичен, если бы я отказался от программных принципов. Стал бы хвалить властей.

Но я говорю те же вещи. Говорю об убийстве Алтынбека, Заманбека, я это в стенах ЦИКа говорил. Говорю о Желтоксане, Жанаозене.

Честно скажу – я рад. У меня нет иллюзий по поводу того, что вся оппозиция должна объединиться. К сожалению, старшее поколение старой оппозиции показало свою абсолютную неспособность объединиться, даже в такой ответственнейший момент для общества как президентские выборы. Нет их рядом со мной! Что им мешает сказать: «Амиржан, мы тебя знаем 22 года, ты никогда нас не предавал, мы не знаем, почему власть тебя зарегистрировала, но ты не отказываешься от своих принципиальных мировоззрений, и мы встанем рядом с тобой». Но они этого не сделали.

У них же нет логики. «Эти президентские выборы нечестные, но мы будем участвовать в парламентских выборах». А что, им на парламентские выборы новый закон «О выборах» преподнесут на «тарелочке с голубой каемочкой», поменяют главу ЦИК, их представителей введут в избирательные комиссии? Должна же быть логика! Если вы бойкотируете президентские выборы, извольте бойкотировать и парламентские выборы.

И теперь они меня, наверное, будут критиковать: «Вот, Косанов включился в президентские выборы, чтобы пойти на парламентские выборы».

А я вижу парламент как третий или пятый результат моей электоральной кампании.

Первый результат – это участие в выборах президента и достижение максимального результата.

Еще раз: если бы они все – «двк-шники, «бойкотчики» — поддержали меня, я уверен, у меня процент голосов был бы в два раза больше. Потому что у них есть люди, которые на них ориентируются. Они забирают мои голоса и, тем самым, помогают Токаеву, вот самое страшное. Они забирают голоса традиционной оппозиции, протестный электорат и сомневающихся.

ЧТО СДЕЛАЕТ КОСАНОВ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ?

Я хочу власти предупредить, что все зависит от того, как она, власть, поведет себя. Все зависит от того, как будут подсчитаны голоса. Если я силами своих штабов и независимых наблюдателей увижу системность нарушений, результаты выборов я признавать не буду. Если будут грубые системные нарушения, я дома не буду сидеть. Я буду рядом с народом стоять. Я 22 года говорю о справедливости, значит, она должна быть.

Должен сказать, что я чувствую себя сейчас совсем другим человеком. Все эти годы я был чьим-то заместителем, чьим-то руководителем штаба. А сегодня я впервые чувствую свою личную моральную и политическую ответственность.

Тамара ЕСЛЯМОВА

x
2019-09-18
Утром15 ℃
Днем19.86 ℃
Вечером15.82 ℃
Ночью15.55 ℃
Влажность36 %
ДавлениеhPa 1005.09
Скорость ветра6.5 м/с
2019-09-19
Утром9 ℃
Днем12.56 ℃
Вечером11.87 ℃
Ночью9.26 ℃
Влажность57 %
ДавлениеhPa 1005.46
Скорость ветра11.26 м/с