Талгат Аян дал первое интервью после своего освобождения

Известный активист  Талгат Аян, осужденный в 2016 году к лишению свободы за проведение самого массового мирного земельного митинга протеста в Атырау, вышел на свободу на прошлой неделе. Сразу после своего освобождения Талгат Аян дал интервью газете «Акжайык», которое мы публикуем.

Талгат Аян в редакции газеты «Акжайык»

Как известно, Талгат АЯН, одновременно вместе с Максом БОКАЕВЫМ, арестованный и затем осуждённый за участие в апрельском «земельном» митинге 2016 года, вышел на свободу и вернулся 29 апреля домой в Атырау. На днях он посетил редакцию «АЖ», чтобы выполнить своё обещание краткого интервью.

Напомним, 29 ноября 2016 года Атырауский городской суд №2 приговорил Талгата и Макса к 5 годам лишения свободы сразу по трем статьям Уголовного кодекса. Они оба отбывали срок в исправительной колонии близ Петропавловска, а в августе прошлого года Талгата перевели в колонию Актюбинской области. В апреле этого года местный городской суд изменил ему наказание на ограничение свободы на оставшийся срок — это 3 с лишним года.

— Талгат, с возвращением домой. Как Ваше внутреннее состояние, здоровье?

— Спасибо. Конечно, рад, что вышел на свободу, наконец оказался в кругу семьи. Здоровье нормальное.

— Как проходило время в колонии? Чем занимались?

— Много времени посвящал чтению. Последние полгода изучал языки, особенно английский. Среди осуждённых были и те, кто раньше работал переводчиком. Друзья присылали мне книги на английском языке.

Справка «АЖ»: Мера наказания «ограничение свободы» подразумевает исполнение осужденным следующих обязанностей: — не выезжать за пределы области, в которой он проживает, в другие местности, а также не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления уполномоченного государственного органа, осуществляющего контроль над его поведением; — в свободное от учёбы и работы время не покидать место жительства и не посещать увеселительные, развлекательные места и места, где реализуются алкогольные напитки.

— Как складывались отношения с другими осуждёнными?

— Общались нормально. Как юрист, я, по возможности, объяснял людям их права, консультировал по их уголовным делам.

— О чём думалось в неволе?

— Ну, времени-то там уйма, поэтому поневоле думаешь о всяком. Но я старался не «грузиться» в этом плане, потому что видел там некоторых людей, которые совсем уходили в себя и потом заболевали. Хотя, конечно, иной раз думалось: «Что я, вообще, здесь делаю? Почему сижу тут?».

— Вы вышли на свободу, согласно статье 73 Уголовного кодекса – «Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания». Расскажите об этом подробнее.

— Да, я воспользовался правом на смягчение наказания, предусмотренным в Уголовном кодексе, подал соответствующее заявление, и оставшуюся часть срока – 3 года 1 месяц и 17 дней – суд заменил мне на ограничение свободы. Хочу подчеркнуть, что при вынесении этого решения судья не спрашивал меня «Признаёте свою вину, раскаиваетесь»? – согласно постановлению Верховного суда в таких случаях признание-непризнание вины не учитывается. Я в колонии распорядка не нарушал, участвовал в культурных и спортивных мероприятиях, и вот воспользовался своим законным правом на смягчение наказания. Что касается вины, то мы с Максом не признали её, когда нас судили в Атырау.

— Поделитесь планами.

— Я только-только вернулся, пока определённых планов нет. Посмотрим. Наверное, буду работать юристом. Суд запретил мне до окончания срока заниматься общественной деятельностью. И ещё, пользуясь возможностью, хочу выразить огромную благодарность всем, кто нас поддерживал всё это время. Отдельное спасибо вашей газете. Оставайтесь такими же объективными.

P.S. По нашей неофициальной информации из других источников, до подачи заявления на условно-досрочное освобождение Талгат советовался с Максом, и тот ответил другу: «УДО положено по закону, ты подавай, у тебя дети. А я не буду…». (Тут стоит напомнить, что до этого Максу в январе с.г. суд в Астане уже отказал в переводе из петропавловской колонии поближе к дому). Исходя из вышеизложенного, распространяемая в соцсетях информация от частных лиц о том, что Талгат признал вину и подписал какое-то процессуальное соглашение, не соответствует действительности.

Айнур САПАРОВА. Фото и видео: Нурбейбит НУГМАНОВ

Газета «Ак Жайык»

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.
В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать – перейдите вот сюда

Можно поддержать нас и через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2020-12-05
Утром-14 ℃
Днем-10.87 ℃
Вечером-13.57 ℃
Ночью-14.2 ℃
Влажность95 %
ДавлениеhPa 1043
Скорость ветра4.68 м/с
2020-12-06
Утром-15.35 ℃
Днем-12.16 ℃
Вечером-15.13 ℃
Ночью-15.6 ℃
Влажность94 %
ДавлениеhPa 1046
Скорость ветра2.08 м/с