Далеко-далеко в степи: Как живут люди в поселке, который власти решили упразднить (ФОТО)

На прошлой неделе маслихат области принял решение об упразднении трех сел в Казталовском районе ЗКО. Причина проста – малочисленность населения. Мы побывали в одном из этих сел, которые власти решили упразднить, и воочию убедились – стирать их с карты преждевременно.

Поселок Кишкенешал когда-то был отделением животноводческого совхоза. Внешне это типичная глубинка – 300 километров от города и около 30 километров от поселка Жалпактал, который в свое время был райцентром. Карты Гугл показывают, что поселок находится на пересечении двух местных дорог. Грейдер ведет от трассы в глубь степи и пересекается с проселочной дорогой, которая ведет в поселок Акпатер – бывшую центральную усадьбу совхоза. На перекрестье этих дорог и находится поселок Кишкенешал.

— Раньше тут и школа была своя, и магазин, и медпункт, и даже Дом культуры, — рассказывает нам 58-летний Мереке Айткалиев. – Когда совхоз расформировали, всё, конечно, разобрали. Фермы, школу – всё. Ничего не осталось. Мой покойный отец успел как-то оформить на себя здание клуба, так мы его сохранили. Вот он, клуб, — показывает Мереке на одноэтажное строение, внешне похожее на двухквартирный дом.

Здание бывшего дома культуры в поселке Кишкенешал долгое время выполняло функцию местной тойханы. Местные жители не дали ее разобрать, и теперь думают, как использовать здание в дальнейшем. 

Здание клуба изрядно обветшало. Еще несколько лет назад в этом здании справляли свадьбы и юбилеи. Севернее клуба стоят пять домов, а южнее – кладбище.

— Я хочу, чтобы меня там похоронили. Но аруахи говорят, что моя очередь не подошла еще, — шутит Мереке, кивая в сторону кладбища.

Эту шутку Мереке отпускает после того, как я спрашиваю у него, что он думает об упразднении села.

— А что тут думать? Я лично отсюда уезжать никуда не собираюсь. Соседи мои тоже. Нам и тут хорошо, — уверяет он.

Мереке Айткалиев со своим внуком Избасаром. Имя мальчику успел дать его прадед, отец Мереке. Прадед надеялся, что мальчик вырастет и продолжит их род животноводов. Имя мальчика переводится как Последователь.  

Чтобы понять, почему в забытом властями поселке этим людям жить хорошо, надо знать их уклад жизни. Все пять семей, проживающих в селе, – это маленькие животноводческие хозяйства. В хозяйстве Айткалиевых – несколько десятков овец, около 20 голов коров и с десяток лошадей.

— Я не знаю, почему там, наверху, решили, что наше село можно упразднить. Сюда люди, наоборот, стали переезжать. Вон в тот дом, на краю, в прошлом году переехали люди. Вон еще один дом этим летом начали строить. Только этим летом сюда три раза приезжали, приценивались к домам, спрашивали, за сколько дом можно купить, — рассказывает Мереке.

Этот дом начали строить минувшим летом. Его строит семья, которая хочет переехать в Кишкенешал для разведения скота. 

Не то, чтобы Кишкенешал стал центром цивилизации. Здесь плохо «ловит» мобильная связь, нет широкополосного интернета, до ближайшего медпункта – 30 километров. Для Мереке наличие медпункта очень важно. Несколько лет назад у него случился инсульт, о котором сейчас напоминает постоянно трясущаяся правая рука. Но есть в этом поселке то, единственное, что придает смысл жизни в селе, – свободная земля.

— Люди переезжают сюда, потому что в том же Акпатер уже совсем не осталось свободных пастбищ. Держать скотину там все труднее. А тут, пожалуйста – и пастбища, и покос. Раньше воды было мало, но в прошлом году сюда протянули канал, и теперь с водопоем проблем нет, — рассказывает Арман, сын Мереке.

Арману 22 года. После школы он уехал в город в поисках лучшей жизни. Успел поработать военным и по вахте в Атырау. Но в прошлом году вернулся в родные края вместе со своей супругой.

— Когда военным был – неплохо зарабатывал. До 200 тысяч тенге. Но после того, как отца «стукнул» инсульт, пришлось вернуться, чтобы помогать родителям по хозяйству. И сейчас я точно знаю, что отсюда никуда не уеду, — рассказывает Арман.

Арман Айткалиев вернулся в родной поселок несколько лет назад, чтобы помогать родителям. Сейчас он уже не представляет другого образа жизни и намерен сделать хозяйство отца самым крупным в поселке.

Как только Арман вернулся в отчий дом, хозяйство задышало по-новому. Арман добился ссуды от государства и купил племенной скот с быком-производителем. Коренастые комолые коровы в этом году стали давать приплод. В следующем году Арман по госпрограмме «Сыбага» намерен еще прикупить племенную скотину, и по другой госпрограмме хочет обновить технику.

— Миллионерами, конечно, мы не стали, но появилось чувство уверенности. В городе такого чувства не было у меня. Летом я сдал несколько голов, и вот этой зимой за согымом приезжали клиенты. В принципе, неплохо заработали. Как-то понятно стало, куда двигаться, что делать, — рассказывает Арман.

Будни семьи Айткалиевых — это ежедневный и тяжелый труд без выходных и отпусков. Животноводство требует постоянного присутствия. Но Арман и его отец уверены, что эта земля может прокормить любого, кто готов на ней работать.

Хозяйства в Кишкенешале – это такая смесь архаичного и нового. Здесь до сих пор используют волов (выхолощенных быков) как тягловую силу – запрягают в большие сани, чтобы вывезти навоз или перевезти сено. Арман показывает нам деревянное ярмо, в которое он запрягает волов.

— Его еще дед мой покойный сделал. Почти антиквариат, — шутит он.

В гараже у Армана стоит мотоцикл, на котором он пасет скотину летом. Рядом с гаражом припаркован трактор и несколько навесных орудий для покоса сена и упаковки его в круглые тюки. В доме на стене висит современный MP3-плеер, который помогает скоротать время летом в степи, когда Арман пасет скотину.

Арман перед своим гаражом. Техника активно используется в хозяйстве. Например, летом пасти скотину Арман предпочитает на мотоцикле, а не на лошади. 

Наряду с этими атрибутами цивилизации, в хозяйстве Айткалиевых есть и то, что современные казахстанцы видели лишь в кино. Например, пасти овец помогает огромная пастушья собака.

— Я помню, как ее еще слепым щенком принес отец. Пса выкормила коза, у которой были козлята. Поэтому первое, что щенок увидел, когда у него открылись глаза, – это коза и овцы, среди которых он рос. Летом собака уходит с овцами в степь каждое утро, и вечером пригоняет отару обратно домой. Эта же собака отделяет от нашего стада чужих овец, если смешиваются два стада. Когда идет окот овец, эта же собака приносит в пасти новорожденных ягнят и козлят. Мы без этой собаки – как без рук, — рассказывает Арман.

Свирепая на вид собака весьма недружелюбно рычит при виде чужаков, но после окрика хозяина ограничилась лишь тем, что обнюхала нас. Еще одна собака в подворье Айткалиевых – это долговязая гончая – тазы ит. Она дружелюбна ко всем людям, и Арман сдает ее в аренду заезжим охотникам.

— На прошлых выходных приезжали охотники, брали ее у меня на полдня. За полдня она им 10 зайцев задавила. Небольшие, но тоже деньги, — говорит Арман.

Гончая собака пасти скотину не может, но весьма полезна в хозяйстве. Ее Арман периодически сдает напрокат заезжим охотникам. 

Короткий зимний день заканчивается новыми хлопотами по хозяйству. Скотину загоняют в загоны, из сеновала выкатывают еще один тюк сена для утренней кормежки скота.

Поселок Кишкенешал трудно назвать депрессивным. В прошлом году в его сторону власти стали тянуть газопровод, который в этом поселке ждут с нетерпением. После газификации им не придется заготавливать кизяки для отопления зимой.

— Если газ тянут к нам, тогда зачем властям упразднять наш поселок? – задается вопросом супруга хозяина дома, накрывая на стол. – Может, кому земля наша приглянулась?

В следующем году в Кишкенешал может дойти газопровод. А пока чай кипятится на архаичной кирогазке. 

Вопросы не случайные. В последние годы разведение скота стало самым прибыльным занятием в селе. Мясо из этих мест практически кормит весь Уральск и соседние регионы.

За несколько дней до нашего приезда в Кишкенешал в Уральске на сессии областного маслихата решение властей раскритиковал депутат областного маслихата Катауолла Ашигалиев. Упразднение сел он назвал «управленческой глупостью и ошибкой». По мнению депутата, власти таким простым решением просто снимают с себя обязательства по социальному обеспечению жителей таких сел. Что произойдет с семьей Айткалиевых после упразднения села, никто не знает. Герои нашего репортажа уверены лишь в одном – эта земля сможет прокормить тех, кто готов на ней работать.

Текст: Лукпан Ахмедьяров

Фото: Рауль Упоров

x
2019-10-23
Утром7.83 ℃
Днем13.81 ℃
Вечером11.13 ℃
Ночью11.5 ℃
Влажность67 %
ДавлениеhPa 1021
Скорость ветра2.13 м/с
2019-10-24
Утром11.4 ℃
Днем16.43 ℃
Вечером13.24 ℃
Ночью12.53 ℃
Влажность66 %
ДавлениеhPa 1020
Скорость ветра3.34 м/с