Жители Поймы добились устранения запаха от выбросов нефтеперерабатывающего завода под Уральском

Хозяева нефтеперерабатывающего завода под Уральском обязались устранить выбросы до 1 декабря. Такое обязательство они были вынуждены дать во время общественных слушаний, которые инициировали местные жители.

Жители Поймы на общественных слушаниях.

19-го ноября жители сел Пойма и Магистральный пришли на общественный сход, чтобы высказать руководству нефтеперерабатывающего завода свои претензии по поводу постоянного запаха сероводорода, накрывшего посёлок. Руководство путается в своих же словах, но обещает устранить все проблемы к началу декабря.

На сход жителей нас пригласила Эльмира Тастенова, одна из жительниц Поймы. По её словам, запах сероводорода преследует жителей, причём, как днем, так и по ночам.

— Нам уже, буквально, нечем дышать. Мы ходили к директору завода, но он сказал, что запах присутствует только в пределах 500 метров от самого завода, хотя это совсем не так, — жалуется женщина.

Она также рассказала, что жители посёлка приглашали экологов, которые должны были замерить предельно допустимые значения запаха в черте посёлка. Однако перед самым приездом специальных служб запах неожиданно исчез.

— Сами экологи не измеряли запах дальше чем на расстоянии 500 метров от завода. Я просила их сделать замеры за этой чертой, однако они сослались на то, что не имеют права делать замеры в других местах и их могут лишить сертификата, поэтому они и отказались, — рассказывает женщина.

По словам жителей, запах сероводорода досаждает им не первый год. Однако, если прежний владелец завода установил специальные фильтры, препятствующие появлению зловония, то у новых владельцев таких пока что не имеется. Заместитель директора ТОО «Петрореф», пришедший на встречу, уверяет, что такие фильтры уже заказаны, однако установят их лишь после предзапускных работ.

Больше всего претензий по работе завода у местных жителей было к заместителю директора. На фото замдиректора Максим Кислый (слева) объясняет им, что завод ещё не начал свою работу.

— Сейчас завод ещё не открыт, ведутся лишь работы по подготовке к его запуску. Мы уже заказали эти фильтры, их поставят к началу декабря, — объясняет пришедшим на встречу жителям Максим Кислый, заместитель директора.

Эльмира Тастенова в ответ заявила, что когда она с местными жителями ходила к директору завода, он говорил ей, что фильтры уже есть.

— Как мы будем жить ещё месяц с этим запахом? – возмущается она.

— Да, фильтры есть, они остались от прежних хозяев, просто они ещё не установлены, и мы разрабатываем фильтры с более глубокой очисткой, — говорит Максим Кислый.

По поводу запахов высказалась и семья Бурковских, чей дом находится на расстоянии 430 метров от завода:

— Наш дом находится менее чем за 500 метров от вашего забора, и мы страдаем больше всех. Я как-то пришёл с работы, пошёл в погреб, и чуть не задохнулся от зловония. В итоге я даже не могу достать оттуда продукты, — говорит Константин Бурковский, глава семейства.

Дом Константина Бурковского находится менее чем в 500 метрах от завода, и запах порой настолько сильный, что мужчина даже не может спуститься в погреб за продуктами — от зловония кружится голова и нечем дышать. 

Его жена, Татьяна Бурковская, также поддержала мужа в этом вопросе:

— На минувших выходных была солнечная погода, мой ребёнок хотел выйти на улицу поиграть во дворе, но он не может этого сделать из-за запаха, — сетует она.

Заместитель директора завода повторно объяснил, что сейчас ведутся лишь подготовительные работы, но к семье Бурковских он съездит отдельно, чтобы убедиться в наличии запаха, и постарается решить проблему.

— Для чего тогда машины возят к вам постоянно нефть, если работа на заводе ещё не началась? Где документы о том, что работы на заводе ещё не начались? Почему вы их не показываете? – спросила Эльмира Тастенова.

— Да не имеете вы права требовать такие документы. Я понимаю, если бы их требовал аким сельского округа как официальное лицо, а вы как частное лицо не имеете права требовать их, — парировал главный инженер завода Николай Катюшкин.

По поводу машин, приезжающих на завод, заместитель директора ответил, что ведётся приём нефти, но работа завода по-прежнему не начата.

Эльмира Тастенова, в первую очередь, возмущена тем, что руководство завода не предоставляет каких-либо документов, содержащих в себе информацию о той самой «рабочей зоне», только в которой, по словам руководства, и витает предельно допустимая норма сероводорода.

— Мне интересно, почему, когда мы приезжали на завод к директору, сам директор заявлял, что никакого запаха нет, и почему нас не уведомили о том, что будет запах сероводорода? – возмущается Эльмира.

— Запаха, правда, нет, просто ведутся предпусковые ремонтные работы. Есть заключение от экологов, приехавших к нам, — отвечает Максим Кислый.

Однако он тут же добавляет, что после начала работы завода запах пропадёт. А нынешнее зловоние – «выбросы ремонтных работ».

— То есть всё-таки запах есть? – задаю я уточняющий вопрос.

— Запаха нет. Это предельно допустимая норма, содержащаяся в рабочей зоне, — с полуулыбкой отвечает замдиректора.

— Вот они говорят про нормы, но показать нам документ с этой рабочей зоной и допустимыми нормами так и не могут, — жалуется Эльмира Тастенова.

— К нам вместе с вами приезжали экологи, у нас на руках есть документ, согласно которому запах есть, но в предельно допустимом значении, — отвечает Максим Кислый.

Однако Эльмира недовольна работой областных экологов, и предлагает пригласить независимую организацию с целью снова сделать замеры. Замдиректора же на это отвечает, что он вполне согласен на такие условия.

— Тогда почему вы работаете ночью и по выходным? Ведь запах присутствует и по ночам. Вы поймите, у меня ребёнок — аллергик, и ему тяжело дышать таким воздухом, — жалуется Татьяна Бурковская.

— Я не знаю, с чего вы взяли, что мы работаем по ночам, рабочий день у нас заканчивается в 6 часов. Я понимаю вашу ситуацию, и, наоборот, иду вам навстречу, ведь мне не хочется, чтобы чьи-то дети страдали из-за отходов нашего завода, — поясняет заместитель.

Спустя полчаса споров обе стороны пришли к решению, которое было озвучено ещё в самом начале, – жители подождут до окончания ремонтно-предпусковых работ и последующей установки фильтров.

— Уже в начале декабря мы завершим работу и поставим новые фильтры, тогда запах точно исчезнет, — заверил Максим Кислый жителей Поймы.

На этом собрание было закончено.

Алексей Воробьёв, фото Артёма Букреева

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам. В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать.

Можете нас поддержать через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2024-05-25
Утром9.25 ℃
Днем19.67 ℃
Вечером21.07 ℃
Ночью15.22 ℃
Влажность37 %
ДавлениеhPa 1030
Скорость ветра6.43 м/с
2024-05-26
Утром13.38 ℃
Днем22.94 ℃
Вечером23.71 ℃
Ночью16.41 ℃
Влажность39 %
ДавлениеhPa 1024
Скорость ветра6.72 м/с