Айсултан Назарбаев: «Верьте своему сердцу»

«Уральская неделя» с разрешения правообладателя публикует интервью Айсултана Назарбаева с журналистом сайта Exclusive.kz

«В скором времени они меня будут пытаться либо убить, либо доказать, что я псих, либо как отца моего в камере повесят! Моя сила с Аллахом и его сыном Иисусом и со святым духом», — написал сын старшей дочери Елбасы Дариги Назарбаевой и Рахата Алиева, найденного повешенным в австрийской тюрьме в 2015 году, на своей страничке в Фейсбук под ником Aisultan Rakhat.

А вчера на ней появилось сообщение: «Все журналисты если хотите поговорить со мной я нахожусь в Priory Hospital Hayes Grove. Мой номер телефона +447….» (Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены – ред.).

… Трубку на том конце провода взяли сразу. Поскольку на видеосвязь он не вышел, то был задан вопрос, чем Айсултан подтвердит, что он — это он, сын Рахата Алиева и внук Первого Президента Казахстана, на что последовал совет: «Верьте своему сердцу». Интервью длилось часа полтора, но реальной записи набралось всего 30 минут. Обычно замечательная связь с Великобританией в этот раз без конца прерывалась, звук пропадал. «Глушат», — посетовал Айсултан. Да и сам он тоже то ли был сильно болен, то ли не очень трезв или, может, еще что-то: задыхался, речь иногда бывала замедленной, заторможенной или же звучала шепотом.

Айсултан сообщил, что находится в Priory Hospital Hayes Grove, клинике по лечению от наркомании и тяжелых форм депрессии, расположенной в городке Хейс (пригород Лондона).

— Во-первых, в целях безопасности, во-вторых, подлечиться, — сказал он.

— Кого вы боитесь?

— Матери и ее людей. В первую очередь – экс-генерала КНБ Альнура Мусаева.

— Чем же вы не угодили им?

— Тем, что они своей магией не могли похоронить меня. Вы знаете, что КНБ вербовали людей с помощью магии?

— Вы имеете в виду, наверное, гипноз?

— Нет, я говорю про магию. Она разного типа бывает.

Далее Айсултан и вовсе ошарашил:

— Меня всегда тянуло к деду. Позже выяснилось, что он — мой отец. Понимаете?

— А кто же тогда ваша мама?!

— Не знаю. Этот вопрос вам лучше задать моему деду. Но когда вы будете спрашивать его об этом, я должен быть рядом, чтобы объяснить, как так получилось.

— Кем тогда вам приходится Рахат Алиев?

— Он отец, который меня воспитал. Я ему благодарен за то, что я сегодня все еще жив и все еще хожу на своих ногах.

— А кто сейчас вас содержит? В общем, на что вы живёте?

— Все мои деньги присвоила мать. Когда у меня на счетах оставалось совсем мало денег, я подписал доверенность, чтобы она управляла моими счетами.

— Вы имеете в виду заграничные счета?

— У меня там счетов нет, я человек не супербогатый, хотя на данный момент не бедствую. Сколько Бог посылает денег, мне того и не хватает. Счастье не во власти и в деньгах.

— Это правда, что Рахат Алиев переписал на вас свои активы?

— Этих денег уже нет. Их у меня украли моя мать вместе с Альнуром Мусаевым, с которым они очень близкие друзья. Оба всю жизнь вынашивают план, как захватить власть в Казахстане. Все эти годы мать была «серым кардиналом» всех движений, которые происходили в Казахстане. Если бы вы знали, сколько грязи у нее было по отношению к родной матери Саре Алпысовне.

— А ваши детство и юность были счастливыми?

— Нашу семью моя мать испортила. Все интриги и стравливание родственников между собой идут от нее.

— Вы имеете в виду Даригу Назарбаеву?

— Естественно. Как она это делает? А вы у Сары Алпысовны спросите, у Алии Назарбаевой и Динары Нурсултановны. Они все всё знают, но боятся что-то говорить.

— Но вашего деда никак не назовешь слабым человеком, чтобы он мог допустить манипулировать собой.

— Он — очень добрый человек и любящий отец, готовый для всех своих детей сделать всё, что угодно.

— Кого вы сегодня считаете самым близким человеком или другом?

— У меня нет ни одного друга, кроме Аллаха.

— А в Казахстан не собираетесь возвращаться?

— Очень хочу вернуться, чтобы сказать там правду. Меня сам Бог к этому призывает. Я и сам в шоке от того, что именно на меня пал его выбор. Я ведь не самый лучший из людей. Я ему (Богу) благодарен за то, что он привел меня в наркоманию.

— ?!

— Когда стоишь на краю обрыва и видишь смерть, начинаешь меняться и становиться человеком. Если бы вы сюда приехали, я бы вам рассказал, как и почему я подсел на наркотики. Это очень долгий рассказ, он займет много времени.

— Но кто вас подсадил на наркотики?

— Это был мой выбор. Я был слаб и одинок. Отца, с которым я был близок, потерял. Дед был далек от меня. Ему было не до меня — у него всегда работы было много. Если честно, в Казахстане я работал на Альнура Мусаева. Один из немногих специалистов, кто прошёл в школу КГБ еще при СССР, единственный казах, работавший в Москве в системе 8 Главного управления МВД СССР, он умел вербовать. Мусаев отправил меня в Австрию, чтобы я смог вернуть отца на родину. Но я эту задачу не выполнил, и тогда они с матерью сами убили его в тюрьме.

— Но Рахат Алиев покончил ведь жизнь самоубийством!

— Заключения от следственных органов о том, что это было именно так, до сих пор нет. В его смерти очень много дырок.

— Насколько мы знаем, у вашего отца руки у самого по локоть в крови безвинных людей.

— Я не могу отвечать за него. Это его жизнь, его путь. Если честно, я даже не знаю, верить мне или нет в то, что он кого-то убивал. Если да, то перед Аллахом он сам за это будет отвечать.

— Когда вы первый раз все-таки попробовали наркотики?

— Первый раз? Я был еще очень молод, когда это случилось. Потом смог отойти от этого. Но когда отца не стало, снова провалился в наркотики. Выйти из них очень тяжело. Возможно, это самое слабое место во мне. Поэтому я и не понимаю, почему Бог помогает мне.

— А как вы прокомментируете драку с полицейским в Лондоне?

— Я расскажу, какая там была ситуация на самом деле. Мать прислала в Англию своих людей, чтобы они, скрутив мне руки, увезли в Казахстан, чтобы затем засунуть в тюрьму в России. Вы знаете о том, что я больше года провел в тюрьме?

— Да, мы знаем, что английское правосудие приговорило вас к году условно.

— Это было потом. Я до этого в Орле сидел 14 месяцев. Затолкали меня туда без суда и следствия. И в этот раз моя мать решила повторить то же самое. Благодаря хорошей физической форме мне удалось бежать от ее людей. Я был счастлив проснуться в английской тюрьме. Благодарил Бога за то, что он уберёт меня от них. В этот раз, попади в руки матери, все закончилось бы хуже, чем первый раз. Если вы в этом поглубже покопаетесь, то такое узнаете!

— А что там было на самом деле?

— А вы свяжитесь с Ксенией Шевелевой, это хозяйка квартиры, в которую я вломился. Не знаю, жива она сейчас или нет, но, если жива, то расскажет, что там произошло на самом деле.

— Ну а зачем вы ломились в чужую квартиру, если у вас в Лондоне есть своя?

— Ха! Потому что не хотел на пару лет попасть в тюрьму где-нибудь в Екатеринбурге просто за то, что я есть, живу, хожу по земле.

— А сколько времени вы провели в английской тюрьме, после того, как подрались с английским полицейским?

— Всего месяц.

Но зачем вы били полицейского?

— Это они меня били, ну я и укусил за руку одного из них, а дальше люди стали придумывать какие-то истории. Спасибо скажите мне, что я вам, журналистам, дал такой повод.

— Сегодня вы в своей семье считаетесь, кажется, изгоем?

— Я бы не сказал. Спросите у деда. Мудрый человек, он прожил в тысячу раз больше таких ситуаций, чем я. Если у меня хватило духу сказать правду, то у него — тем более. Вот на западе его называют хитрым лисом, но, если честно, никакой он не лис. Дед просто очень добрый человек. Естественно, в его характере есть какие-то недостатки, как и в любом другом человеке. Я его люблю за то, что в нем нет этой вот прожженной корысти.

— А вот в Казахстане его обвиняют в том, что вся страна приватизирована его ближайшими родственниками.

— Вы не задавались вопросом — кто его нагинал на приватизацию?

— Кто же?

— Да опять же она – моя мать. Но она действовала не теми методами, которые применяют мужики. У женщин другое — хитрость, оговоры, натравливание друг на друга.

— Вы были на похоронах отца?

— Был. Мы его хоронили втроем — я, брат и вторая жена отца.

— А с братом отношения поддерживаете?

— С братом? Э-э… В общем, семья меня долго-долго гоняла, чтобы я отвернулся от Аллаха и поклонился всему черному. Ну, вы понимаете, о чём я. Отношения с братом пытаюсь наладить. Я его люблю, несмотря ни на что.

— Вы созваниваетесь?

— Бывает, но редко.

— А с дедом?

— Мы с ним разругались больше года назад, и я уехал. Мне еще много чего предстоит рассказать вам, журналистам.

— А как вы восприняли 19 марта прошлого года, когда дед ушёл с поста?

— Его мать заставила.

— Какой в этом был резон? Она ведь не села на трон.

— Но она очень надеялась, что сядет.

— А теперь как вы воспринимаете всё то, что происходит на родине?

— Пока дед хоть как-то правит страной, у Казахстана есть будущее.

— Вы можете вспомнить случай, связанный с дедом?

— Врать не буду, в детстве я ещё скот был скот. Мне было лет шесть, когда он сказал мне: «Говори только правду. Будь всегда честен, вне зависимости от ситуации».

— А с другим дедом, академиком Алиевым, общались?

— Я об этом очень сильно сожалею, но в то время нет. Когда между дедом-президентом и отцом случилась эта последняя заварушка (тогда, кажется, был 2016 год, когда мать их стравила в очередной раз между собой), я находился на футбольном поле. Отец позвонил мне, сказал, чтобы ехал домой. Приехал, мы с ним немного поругались. Я ведь тогда на Альнура Мусаева работал. Этот человек перевернул у меня многие взгляды, но у меня была цель — спасти отца. На всё остальное на тот период мне было похер. Маму я видел редко, у нее никогда не было времени на меня, а с отцом мы были друзьями. «Как ты такое допустил?».  А он: «Щенок! Куда ты лезешь?».

— А с какой целью Альнур Мусаев вас, в ту пору почти подростка, вербовал?

— Чтобы быть ближе к президенту, и чтобы «пасти» отца. Я быстро приучился к такой политике. Мне методам работы КНБ отец еще в детстве учил. Интриговал, лицемерил, играл какие-то роли, был кем угодно, но только не самим собой. Потом, когда отца рядом не стало, я в какой-то момент стал с дедом общаться настолько близко, что как-то незаметно для себя полюбил его так же, как и отца. И внутри меня начался какой-то непонятный дисбаланс. То ли с дедом быть, то ли с отцом. Они мне оба были одинаково дороги.

— Ваш отец написал несколько разоблачительных книг про Нурсултана Назарбаева. Насколько они соответствуют действительности?

— Я не читал их. Пока отец находился за границей, они с дедом тихо общались между собой, хотя на людях строили из себя непримиримых врагов. Им просто нужно было, чтобы моя мать верила в их якобы ссору.

— Ходят слухи, что Дарига Нурсултановна — не родная дочь вашего деда.

— Я не знаю. Мои ДНК есть везде, что касается её, то, думаю, тоже есть смысл сделать анализ где-нибудь в европейской стране.

— Так как понимать ваше заявление о том, что Рахат Алиев, возможно, не является вашим отцом? Чей вы тогда отпрыск?

— Спросите об этом у Нурсултана Абишевича.

— О чём, Айсултан, вы сейчас мечтаете?

— О том, чтобы избежать конца света. Я-то готов уже уйти, но думаю о других людях. Господи, как я устал от всего этого… Мне очень грустно смотреть на землю, на людей…

Мерей Сугирбаева

x
2020-06-03
Утром28 ℃
Днем28 ℃
Вечером28 ℃
Ночью21.6 ℃
Влажность26 %
ДавлениеhPa 1008
Скорость ветра7.24 м/с
2020-06-04
Утром20.77 ℃
Днем20.75 ℃
Вечером19.31 ℃
Ночью16.87 ℃
Влажность73 %
ДавлениеhPa 1008
Скорость ветра6.21 м/с