«Питаемся тем, что есть»: что происходит во дворе дома, где обнаружили коронавирус (ФОТОРЕПОРТАЖ)

Жильцов дома по адресу мкр. Строитель, 1/3 изолировали от всего остального Уральска, оцепив двор лентами и приставив сотрудников полиции. Журналисты «УН» побывали на месте первого заражения в Уральске, чтобы пообщаться с людьми, находящимися в условиях карантина.

Вход во двор стерегли сотрудники полиции. В самом дворе в костюмах химзащиты ходили эпидемиологи.

Масштаб сложившейся ситуации ощущался уже на подходе к печально известному дому: угловое здание было огорожено забором по периметру, на всех возможных входах во двор дежурили сотрудники полиции. Внутри заблокированного «квадрата» ходили люди в костюмах химзащиты.

Вчера дом по адресу мкр. Строитель, 1/3 был оцеплен на карантин. Теперь жильцы сидят внутри, разве что видя улицу из окон.

Как выяснилось, информация, данная ранее эпидемиологом города, не совсем точна — из дома всё-таки не выпускают никого. Ни в магазин, ни в аптеку. Так сказал полицейский около дома.

— Никого из дома не выпускают, продукты жильцам привозят родственники, — сообщил один из дежуривших полицейских. В дальнейшем от каких-либо комментариев он отказался.

Вопреки словам заместителя руководителя Департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг, жильцов из дома никуда не выпускали.

Несмотря на всеобщее беспокойство уральцев, наблюдаемое в социальных сетях, люди на улице, казалось, вовсе не испытывали никакой тревожности, проходя мимо дома, в котором проживает заражённая коронавирусом. Магазины с торца дома по-прежнему работали, людей на улице было достаточно — в масках, при этом, были не все.

Периодически к забору подходили сотрудники различных городских служб, передавая что-то на ту сторону баррикад. Этот мужчина, к слову, передал маски.

Продавщица в одном из таких магазинов, Любовь, рассказала, что торговать в такое время она не боится.

— Торговать мне не страшно, наверное, массовых гуляний рядом с нами нет. Покупателей, конечно, стало меньше, но вчерашний случай никак на количество посетителей не повлиял, — поделилась женщина.

Казалось, что пообщаться с жителями заражённого дома нет никакой возможности, однако мы увидели женщину, наблюдавшую за улицей в окне второго этажа. Она словно жаждала момента, чтобы высказаться о своих переживаниях, поэтому активно начала говорить.

Тётя Женя пожаловалась, что никаких телефонов волонтёров им так и не сообщили.

— Живём мы в этом доме. Нашли [заражённую] во втором подъезде, а мы теперь в четвёртом страдаем. Весь дом закрыли. Питаемся тем, что есть, но у меня, например, ни картошки, ни лука нет. Кто привезти нам продукты должен, мы не знаем — вроде волонтёры были в обращении акима, но телефона нам не оставили, никто ничего не сказал. Полиция стоит, нас не выпускает. У меня товар в морозилке лежит, пропадает, я деньги не могу зарабатывать. Говорят, две недели нас держать будут, — охотно поделилась женщина, представившаяся как «тётя Женя».

После беседы с журналистом тётю Женю окликнула женщина с балкона 3-го этажа.

— Жень, у тебя хлеб есть? — поинтересовалась она.

— Нету хлеба. Я домой зашла, мне сказали, что я больше не выйду, — ответила тётя Женя.


Следующей о своих мыслях касательно близости с домом, где был обнаружен коронавирус, высказалась женщина, проходившая мимо.

— Я ничего не боюсь, суждено — так суждено. Я лекарства купила, несу их брату через дорогу на Северо-Восток, да и домой вернусь. Мы, пенсионеры, дома сидим, нам ничего не надо. Продукты в холодильнике есть, подъезд сейчас помыла с хлоркой, вернусь и буду снова лежать, — улыбнулась она, и пошла дальше по своим делам.

Иногда эпидемиологи, отвлекаясь от курсирования двора, о чём-то беседовали с полицейскими.

Тем временем к забору на машине подъехал ещё один человек, который, пообщавшись с дежурившими полицейскими, уехал. Я решил поинтересоваться у них, пока не уехал, кто это был, и между нами завязался неловкий диалог.

Дежурившим на месте сотрудникам полиции присутствие журналистов явно было не по душе.

— Это был один из родственников, принёсший продукты? — спросил я.

— Нет, — сухо ответил полицейский. — Ты записываешь? — сразу же поинтересовался он о возможной аудиозаписи нашего разговора.

— Нет, просто интересуюсь, работа у меня такая, — парировал я.

— Какая? Мешать? — усмехнулся полицейский, давая понять, что диалог окончен.

Сотрудники скорой помощи тоже соблюдали все правила безопасности и были в защитных костюмах.

Когда мы уже собирались уходить, во двор заехала машина скорой помощи с включенными огнями, и, развернувшись, остановилась, смотря по направлению к оцепленному дому. Врачи в кабине машины тоже были в костюмах химзащиты.

Алексей Воробьёв, фото Артём Букреев

x
2020-06-06
Утром18.34 ℃
Днем24.06 ℃
Вечером23.16 ℃
Ночью17.01 ℃
Влажность50 %
ДавлениеhPa 1018
Скорость ветра3.82 м/с
2020-06-07
Утром18.82 ℃
Днем23.27 ℃
Вечером16.39 ℃
Ночью15.72 ℃
Влажность58 %
ДавлениеhPa 1019
Скорость ветра3.34 м/с