«Соучастники». Специальный репортаж из села, в котором муж сжёг дом с женой и детьми

11 апреля в поселке Актау Таскалинского района похоронили 30-летнюю Жадыру Жумалиеву и двух ее дочерей – 8-летнюю Инабат и 6-летнюю Айшу. В ночь с 8 на 9 апреля их обгоревшие тела были обнаружены в руинах их сгоревшего дома. По подозрению в поджоге дома полиция задержала Серика Кафизова – супруга Жадыры и биологического отца погибших девочек. С той самой трагичной ночи в селе не прекращаются споры – что же заставило Серика убить свою семью?

Остатки сгоревшего дома, в котором жила Жадыра Жумалиева со своими детьми

Огонь

В школьной тетради в косую линию, неровным детским почерком записано: «Восьмое апреля. Классная работа. Сегодня погода пасмурная. На небе нет Солнышка». Это последняя запись в тетради 7 летней Инабат Кафизовой. В тот же день примерно в 10-ом часу вечера Инабат со своей младшей сестрой Айшой и с мамой Жадырой вышли из дома своего дедушки и отправились к себе домой, в 300 метрах на той же улице Сулейменова. Спустя четыре часа, примерно в 01.15 ночи, молодая девушка, проживающая на противоположной стороне улицы, увидела как ярко горит дом Жадыры.

Последняя запись в школьной тетради 8-летней Инабат

К тому моменту, когда к месту происшествия прибыла первая пожарная машина, охваченная огнем крыша обрушилась внутрь дома. Окончательно потушить огонь пожарным удалось после трех часов ночи. К тому времени перед домом собралось много местных жителей. Через несколько минут после того, как пожарные стали разбирать завалы обрушившейся крыши, кто-то крикнул в темноте, что нашли два сильно обгоревших тела – обгоревший труп ребенка и труп взрослого человека. Это были останки Жадыры и ее старшей дочери Инабат. Через несколько минут пожарные сообщили, что нашли третье тело – детское, в другой комнате, забившееся между стеной и печкой. Это были останки младшей – Айши, которая, видимо, пыталась спастись от огня в этом месте.

— Все ждали, что пожарные сейчас скажут, что нашли еще одно тело – Серика. Но когда пожарные разобрали все завалы, стало понятно, что Серика в горящем доме не было, — рассказывает Дамир, местный житель.

Серика нашли почти через шесть часов, когда уже было светло. Он шел в окровавленной футболке по степи в сторону соседнего села. На его шее и груди запеклась кровь. По одной из версий, Серик то ли пытался покончить с собой перерезав себе горло, то ли его кто-то ударил ножом в горло. Во всяком случае, рана оказалась не серьезной. Его доставили в больницу, где ему зашили рану, а утром 11 апреля, когда тела его дочерей и супруги предавали земле, следственный суд санкционировал арест Серика Кафизова по подозрению в убийстве двух и более лиц.

Не надо с ними разговаривать

На краю сельского кладбища в трех километрах от Актау, видна большая свежая могильная насыпь. Из нее торчат три свежеструганные доски, на которых написаны имена и даты смерти Жадыры и ее дочерей Айши и Инабат. Жадыру похоронили по центру, по бокам от нее покоятся останки дочерей. На всех трех досках одно общее – дата смерти.

На аульном кладбище Жадыру и двоих ее детей похоронили рядом. 

Те, кто был на похоронах, рассказывают, что когда из дома вынесли три завернутых савана, сначала было тихо. Когда по бокам от тела Жадыры на табыт положили два детских тела, завернутых в саван, к женскому плачу добавился гул мужских голосов.

Мы возвращаемся в село, к дому родителей Жадыры, где в этот день проходили похороны. К дому все еще тянутся люди. Внутри дома заканчивается поминальный ас для женщин. Мужчины топчутся кучками перед распахнутыми воротами. Несколько молодых парней, по возрасту ровесники задержанного Серика Кафизова, интересуются кто мы. Узнав, что мы журналисты, уже совсем без дружелюбия задают прямой вопрос:

— И чего вам надо?

— Поговорить с родными Жадыры.

— Не надо вам с ними разговаривать, — отрезает один из них.

— А вы что думаете? Почему Серик мог это сделать? – спрашиваю я.

— Да черт его знает. Он всегда с собой носил нож и, чуть что его не устраивало, кидался на всех с ножом, — бросает мой собеседник, молодой мужчина в спортивке, и демонстративно отворачивается, давая понять – разговор окончен.

Мы продолжаем стоять. Парни перебрасываются между собой короткими фразами. Все вертится вокруг того, что произошло. В их словах нет открытого осуждения того, что сделал Серик. Оно и понятно. Судя по тому, что мы слышим, многие из них так или иначе общались с ним. Кому-то он помогал резать скотину, с кем-то ездил за сеном, кого-то он на своей машине подвозил в райцентр или в город, с кем-то вместе был на застольях. Мы же терпеливо ждем, когда из дома выйдут женщины, чтобы поговорить с Жанией – тетей покойной Жадыры. Жания — единственный человек из числа родных Жадыры, которая несколько последних месяцев настаивала на ее разводе с Сериком. Тетя единственный человек, с которым Жадыра делилась своими бедами. Родителей она расстраивать не хотела, и видимо все-таки искала в ней защиту.

Встречное заявление

Жания на разговор с журналистом соглашается сразу и с первых слов подчеркивает, что об этой трагедии надо довести «до самого верха».

— Когда мне среди ночи позвонили и сообщили о том, что горит дом Жадыры, я была уверена, что его поджёг Серик. Еще я была уверена, что в доме никого не найдут и поэтому, пока пожарные тушили пожар, я с полицейскими поехала в сторону заброшенной фермы. Надеялась, что Серик вывез туда Жадыру и избивает ее там. И когда мне позвонили и сказали, что в доме нашли трупы Жадыры и двух детей, у меня внутри все оборвалось. Осталась только бешеное желание найти Серика, — рассказывает Жания.

Моя собеседница сама в прошлом сотрудница полиции. Три года назад вышла на пенсию. До этого успела поработать в инспекции по делам несовершеннолетних и следователем. Три года назад она от Жадыры узнала, что Серик ее жестоко избил.

— Тогда Серик вывез Жадыру в сторону заброшенной фермы, избил ее жестоко, и еще около часа гонял ее по полю на своей машине. Когда она обессиленная упала, он снова затащил ее в машину и отвез домой. Вот тогда она впервые мне рассказала о том, что Серик ее постоянно третирует. Я настояла на том, чтобы Жадыра подала заявление. Но там была проблема – Жадыра мне об этом рассказала спустя неделю после той кошмарной ночи. Следы побоев уже сошли, и доказать факт избиения было трудно. Тем не менее, заявление Жадыра подала. В дом к ее родителям зачастили родственники Серика, его друзья. Тогда и Жадыра, и я поступили глупо — простив его. Дело прекратили за примирением сторон. Помню, я тогда ее отчитала. Но там не только родственники и друзья Серика постарались. Родители Жадыры тоже стали говорить, что мол это чисто семейные дела, нужно любой ценой сохранить семью ради детей и прочую ерунду про традиции, семейные ценности и так далее. Короче они сошлись снова, — рассказывает Жания.

Как только Жадыра снова сошлась с Сериком, он снова стал периодически избивать ее. На этот раз Жадыра никому не жаловалась. Жания считает, что Жадыра не рассказывала об этом, потому что ей было неудобно это делать после того как сама же простила своего обидчика. Но на этот раз Жания стала регулярно названивать своей племяннице и интересоваться, как у нее складываются отношения с мужем.

— Я как-то раз встретила ее и увидела у нее на скуле ссадину. Насела на нее, мол, признавайся – Серик тебя бьет? Жадыра тогда сказала что ссадину получила когда ее боднула корова. Но чуть позже призналась, что да, Серик ее несколько раз избивал. Я ее отругала. Сказала ей, чтобы в следующий раз не скрывала ничего и при первом же случае сразу звонила мне, — рассказала Жания.

О тех, кто на похороны не пришел

Следующего раза долго ждать не пришлось. 29 февраля 2020 года Серик и Жадыра отправились в райцентр на юбилей Шырайлым, его двоюродной сестренки, в ресторан «Бахыт». На юбилее Серик напился и устроил драку с одним из гостей. Во время драки Жадыра вызвала такси и уехала в поселок. Дома с ее детьми ночевала ее свекровь, которая, зная характер и поведение своего сына, велела Жадыре идти ночевать в дом своих родителей.

— В 05.30 часов Серик приехал на своей машине к дому тестя, выломал две запертые изнутри двери и, подняв Жадыру за волосы из постели, со всей силы ударил ее головой об стену. Затем выволок ее на улицу, посадил в машину и уехал. Мама Жадыры (отца в тот момент дома не было) побежала за машиной и на бегу позвонила мне. Я тут же позвонила в дежурную часть полиции и сообщила о случившемся факте. Серик проехал на своей машине к своему дому и удерживал Жадыру внутри машины больше часа. Участковый приехал спустя час-полтора вместе с Нурбеком и Мирманом (общественные помощники). Вот в этот момент Жадыра и смогла выскочить из машины и убежать ко мне, — рассказывает Жания.

Серик Кафизов. Фото взято из социальных сетей 

Все это время Серик не просто удерживал свою жену в машине. Все это время он истязал её электрошокером. На ее руке и груди тогда насчитали около десяти следов от удара электрошокером. Жадыра подала заявление в полицию. Но Серика привлекли лишь по административной статье – причинение легкого вреда здоровью, и по уголовной статье за незаконное вторжение в чужой дом. Ни слова о пытках электрошокером, ни слова о незаконном лишении человека свободы. Дело передали в суд. Прокурор просил 10 суток ареста. Но суд пошел навстречу Серику и дал ему только 5 суток ареста, приняв во внимание, что он ранее не привлекался к административной ответственности.

— В первый же день ареста, Серик позвонил на сотовый телефон Жадыре. Пробовал угрожать, а потом просил прощения. Я когда об этом узнала, сразу же позвонила в полицию и стала разбираться, каким образом административно арестованный пользуется сотовым телефоном. Ко мне в тот же вечер приехали сотрудники полиции, стали просить прощения и объяснять, что кто-то допустил оплошность. После пяти суток Серик уехал на вахту. Жадыра подала заявление на развод. И вот тут опять начались бесконечные делегации от Серика. Ладно бы только его родственники и друзья собутыльники. Опять стали приходить руководители крестьянских хозяйств Аскар Мальтиев и Берик Темирбеков. Все просили Жадыру простить Серика и забрать заявление на развод. Твердили всякую ерунду, типа «бул халыктын алдында уйят болады», «отбасынды сакта кыздырын ушин». Все вроде бы взрослые мужчины, отцы семейств, мужья! И ведь ни один из этих ходоков и просителей на похороны сегодня не пришел. 3 апреля Серик пришел домой к родителям Жадыры. Умолял простить его. Обещал, что больше пальцем ее не тронет. Жадыра твердо ему сказала «нет» и сообщила, что больше с ним жить не намерена. И вот тогда, стоя перед ее родителями при своей матери Серик сказал: «Не думай, что от меня отделаешься. Я сожгу тебя», — рассказывает Жания.

Пусть он все увидит

Сегодня, в поселке Актау, смерть Жадыры и двух ее дочерей самая главная тема обсуждения. Немногочисленные наши собеседники вспоминают, что за два дня пожара, кто-то вроде бы видел, как Серик ходил по поселку и просил водителей отлить ему бензина в канистру. Кто-то говорит, что вроде как Серик ездил в райцентр и там купил 5 литров бензина на одной из АЗС. Практически всех интересует, знал ли он, что в доме кроме Жадыры есть дети, когда поджигал дом. И только одна Жания задается вопросом — что сделал Серик с Жадырой такого, что она не смогла спасти своих детей?

— Судмедэкспертиза не смогла точно ответить были ли на теле Жадыры следы побоев или травмы полученные при жизни. Там так и написано – «причина смерти не установлена в виду обугливания трупа». Но давайте мыслить логически. Огонь – не пуля, он не убивает моментально. Если бы Жадыра была живой и в сознании, то у нее было как минимум 2-3 минуты чтобы разбить окна и вытолкать девочек на улицу. Она этого не сделала. Ее тело нашли в зале на полу. Это значит, что Серик сначала избил ее до потери сознания и лишь потом поджег дом. Я уверена, что он облил ее и дом бензином. Потому что слишком быстро все загорелось и загорелось по всему дому. И он знал, что в доме девочки. Знал, что они живые и сгорят заживо, — убеждена Жания.

Многие сельчане обращают внимание на то, что в подворье Жадыры и Серика мужской руки не видно — забор никогда не ремонтировался, калитки старые. Все хозяйство держалось на плечах Жадыры, которая держала несколько коров, с десяток овец. После того, как дом осмотрели криминалисты, все двери и оконные проемы родственники заложили кирпичами. 

Мы разговариваем с Жанией спустя час после похорон. С того места где мы разговариваем хорошо виден дом Жадыры. Точнее то, что от него осталось.

— В следствии есть такое действие, когда подозреваемого привозят на место преступления и перепроверяют его показания на месте. Так вот я буду настаивать, чтобы с Сериком также сделали. Пусть своими глазами посмотрит, пусть ему покажут где нашли тела всех троих. Хочу посмотреть на него, когда ему будут говорить – вот тут обнаружили останки Жадыры и Инабат, а вот тут нашли маленькую Айшу. Точнее то, что от нее осталось. Пусть увидит, представит как девочки умирали в огне и пусть ему это видится до конца его дней, — рассказывает Жания.

Жила-была мама

В этой школе Жадыра последние несколько месяцев успела поработать библиотекарем. 

До поездки в Актау Жадыра мне представлялась в образе такой забитой женщины, без особых стремлений. Но оказалось, что последние несколько месяцев в ее жизни стали происходить большие изменения. За 10 лет замужества Серик не разрешал Жадыре работать. По словам соседей Жадыра все эти годы сама, без участия Серика вела хозяйство – держала пять коров, с десяток овец. Продавала молоко, сметану, масло. Практически все, с кем мы разговаривали в селе, интересовались у нас – «Вы их дом видели?». Глядя на подворье сгоревшего дома практически сразу обращаешь внимание на то, что мужской руки в нем не чувствуется.

Одна из последних прижизненных фотографий Жадыры. 

В сентябре прошлого года Жадыра устроилась в местную школу библиотекарем. По словам директора школы Баян Иргалиевой, Жадыра с первых дней сразу же включилась в работу.

— Я много лет работаю в сельской школе. Когда Жадыра пришла работать, я переживала, думала придется ее учить всему, ведь в системе образования за последние годы произошло очень много реформ. А Жадра 10 лет была домохозяйкой. А она пришла подготовленной: с ноутбуком, с хорошим знанием компьютерных технологий. Ухоженная, строгая , как будто всегда работала учительницей. За короткое время в нашей школе показала себя только с положительной стороны: добросовестная, ответственная, трудолюбивая, общительная, школьники и коллеги очень полюбили ее. Хорошо о ней отзывались и методисты районного отдела образования. Ко всем внеклассным мероприятиям она готовилась тщательно, продумывала все до мелочей, как будто за плечами у нее был опыт работы. И все это без особых подсказок. Жадыра была очень хорошей мамой, девочки ее всегда опрятные, аккуратные, учились на «отлично», активно участвовали в жизни класса. Когда узнала, что у Жадыры есть еще и хозяйство, очень поразилась ее работоспособности. Поверьте, не каждая женщина осилит такую нагрузку – смотреть за скотиной, держать дом, присматривать за детьми, еще и по работе все успевать, — рассказывает Баян Иргалиева.

Одна из немногих фотографий, где Жадыра сфотографировалась со своими детьми — Инабат (слева) и Айша (справа)

После того как случилась эта трагедия, Баян Иргалиева признается, что недавно только узнала, что у Жадыры семейные проблемы — узнай об этом раньше можно было бы как-то попытаться урегулировать ситуацию, поднять общественность.

— Но чужая семья — потемки, не знаешь что творится за закрытыми дверями. Никогда Жадыра не отпрашивалась с работы, ни разу не сказала, что ей пора коров доить или за детьми присмотреть, как это обычно бывает у сельских женщин. Но вот когда дело доходило побыть вместе с коллективом на фуршете или праздничном корпоративе, она всякий раз отказывалась. Говорила, что муж не разрешает. А для меня это всегда знак, что в семье что-то не так. В моей практике были случаи когда мне приходилось «воспитывать» таких мужей, объяснять им, что их жены должны участвовать в общественной жизни. А вот с Жадырой я не успела, — рассказывает Баян Иргалиева.

6-летняя Айша. Фото сделано перед торжественной линейкой 1 сентября 2019 года. 

Я поинтересовался у Жании, были ли у Жадыры подруги.

— Не было. Вы удивитесь, но у нее в телефоне никаких контактов не было, кроме родных и коллег. Она даже контактов своих одноклассников не сохраняла. И они, одноклассники, на похоронах говорили, что в последние годы перестали звать ее на встречи или на дни рождения, потому что все знали — ее муж не пустит. Мне Жадыра незадолго до смерти рассказывала, что она каждый день чистила в телефоне журнал звонков. Потому что Серик мог проверить телефон и устроить скандал из-за подозрительного незнакомого номера сохраненного. У нее не было ни Инстаграма, ни других приложений. Только звонки и уатс апп, в котором только переписка с родственниками и общение по работе. Больше ничего. Вот такая у нее жизнь была, — рассказывает Жания.

Аудиосообщения, которая отправляла Жадыра одной из своих коллег незадолго до смерти.

«Таких, как Жадыра, в нашем селе много»

Инабат, старшая дочь Жадыры и Серика

Сегодня Жания и коллеги Жадыры задаются вопросом, можно ли было предотвратить эту трагедию. По словам Жании, на похоронах сестры и тети Серика высказали ей упрек, мол если бы ты не вмешалась, то может и не случилось бы этого преступления. Сама Жания убеждена, что все без исключения оказались соучастниками Серика. И жалеет о том, что три года назад не настояла на разводе, а напротив приложила руки, чтобы они сошлись, ради двух девочек.

— Я не считаю себя виноватой в том, что настояла на разводе Жадыры и Серика. Но ругаю себя, что не вмешалась раньше, что не добилась их развода еще три года назад. Соседи знали о том, что происходит в их семье. Родственники. Друзья и братья Серика знали, что он ее избивает. Коллегам она, оказывается, рассказывала. Участковый знал. Аким сельский мог бы вмешаться. Но так получилось, что в ту ночь никого из нас рядом с Жадырой не оказалось. Поэтому все мы приложили руку к этому, — Жания в этом месте говорит абсолютно убежденным тоном. – На похороны приезжали аким сельский, из районного Нур Отана и депутат, женщина из районного маслихата. Я им напомнила, как в прошлом году акимат района попросил меня принять участие в каком-то круглом столе по теме бытового насилия. Хороший круглый стол был. Много важного обсудили. Но результатов не было. Продолжения не было. Потому что провели его для галочки, формально. Вот об этом я и высказала им. Я сейчас эту тему хочу поднять. Потому что самое страшное не только в том, что Жадыра и девочки сгорели в этом доме. Страшное в том, что прямо сейчас в этом же селе есть десятки женщин, которых мужья избивают. В районе есть такие женщины. И все они молчат. И все в их окружении молчат. И будут молчать, пока опять какой-нибудь такой же Серик не зарежет свою жену, или не спалит ее вместе с детьми. И все снова такие придут на похороны и будут твердить: «А ведь никто не знал, что в их семье такое происходит. Кто бы мог подумать?».

О том, можно ли было предотвратить убийство Жадыры и ее дочерей, мы хотели поговорить и с сельским акимом и с участковым. Но аким села во время нашего визита куда-то торопился и лишь сказал, что ничего не знал о том, что в семье Кафизовых муж избивает жену. Участковый во время нашего визита оказался недоступен. То ли ушел на больничный. То ли уехал в командировку.

О том, как местная власть относится к этой трагедии, красноречиво свидетельствует страница акима актауского сельского округа в Facebook. На этой странице ни слова об этой трагедии. Последняя запись от 10 марта. Там фото Назарбаева и малопонятный текст о коронавирусе. Гораздо интереснее запись на странице акимата от 18 марта. В этой записи сообщается что аким села Бельгин и участковый Губашев объездили все поселки входящие в сельский округ, встретились с местными жителями, поинтересовались их бытом и так далее. Пост сопровождает 13 фотографий, на которых запечатлен этот выход акима и участкового в люди. Лишь на одном фото есть местная жительница. Судя по остальным фото, аким и участковый предпочитают общаться исключительно с мужской частью населения.

P.S.

На протяжении последних 30 лет пропаганда уверяет жителей Таскалинского района что счастье не за горами. Со временем в этой агитации меняются лишь цифры в сроках «счастливого завтра»

Возле дома родителей Жадыры мы встретили Толегена, дальнего ее родственника. Он организовывал работу бригады, которая рыла могильную яму на кладбище. После того как мы сфотографировали могилы Жадыры и ее дочерей, Толеген повел нас по кладбищу.

— Вот здесь лежит мой двоюродный брат. Он повесился. Это мой курдас (ровесник – прим.авт.), тоже покончил с собой, — Толеген ведет нас по кладбищу, как по семейному фотоальбому. С могильных каменей на нас смотрят лица разных людей. Преимущественно молодых. Толеген насчитал три могилы людей, которые в разные годы свели счеты с жизнью, не дожив до 30 лет. Если к ним прибавить могилы местных парней, погибших в драках или в ДТП, то наберется еще пять могил людей, умерших молодыми. Многовато для села, в котором чуть больше сотни домов.

Словно отвечая на мой немой вопрос, Толеген дает свое короткое объяснение:

— От водки все это. И от тупняка…

Читайте также по этой теме: 

Текст Лукпан Ахмедьяров

фото: Рауль Упоров, Артем Букреев

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.
В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать – перейдите вот сюда

Можно поддержать нас и через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2021-01-12
Утром-22.33 ℃
Днем-20.04 ℃
Вечером-17.65 ℃
Ночью-17.45 ℃
Влажность87 %
ДавлениеhPa 1026
Скорость ветра1.65 м/с
2021-01-13
Утром-17.56 ℃
Днем-14.72 ℃
Вечером-14.39 ℃
Ночью-13.16 ℃
Влажность94 %
ДавлениеhPa 1031
Скорость ветра3.93 м/с