Напряжение выше нормы: как электрики пытаются добиться лучших условий труда

Для работников АО «Западно-Казахстанская РЭК» наступили тяжёлые времена. После карантина начальство решило ввести систему штрафов, урезая и так маленькую зарплату трудящихся. Работники предприятия решили объявить забастовку, а по итогам собрания руководство предложило сотрудникам выйти на мирный митинг.

Собрание сотрудников на заднем дворе предприятия.

Проблемы в АО «Западно-Казахстанская РЭК» начались после передачи предприятия в доверительное управление 3 года назад. Тогда компания перешла в руки ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy», которая выиграла тендер в августе.

Стоит объяснить: компания, получающая в доверительное управление какое-либо предприятие, должна обеспечивать его бесперебойную работу и проводить модернизацию. Однако, тут же возникает противоречие — ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy» не может сокращать работников предприятия, и без этого оно может прийти в стагнацию. Поэтому идентичная ситуация сложилась и в «ЗапКазРЭК» — у предприятия есть существенные проблемы, но руководство не в состоянии решить их на местном уровне.

Массовый протест на территории «ЗапКазРЭК» состоялся вчера, 17 июня. Тогда около ста сотрудников предприятия собрались на заднем дворе, требуя вызвать на переговоры начальство. Начальство же встретиться согласилось, но только наутро следующего дня.

Прибывшим журналистам, рабочие, находившиеся в цеху, объяснили, что протест прошёл, но следующий акт будет только завтра — и пригласили прийти на следующий день. С утра 18 июня журналисты прибыли на предприятие, где и смогли выслушать требования сотрудников и увидеть условия, в которых  они работают.

Тёмная сторона цеха


Полумрак одного из цехов компании.

«Вноси красоту в труд и жизнь» — гласит табличка, висящая на перилах, скорее всего, ещё с советских времён. Красота, судя по всему, заблудилась где-то между. Повсюду налито трансформаторное масло, испаряющееся и оседающее на одежде мужчин. Из-за плохого освещения мелкую работу становится выполнять ещё труднее, чем обычно. Юрий Ефремов, электрослесарь 5 разряда, говорит — в таких условиях действительно портится зрение, и он скоро будет вынужден носить очки на постоянной основе.

Табличка, висящая в цеху, осталась там ещё с советских времён.

— Обратите внимание на освещение, в котором мы полностью проводим рабочий день. Мы сидим в потёмках, — жалуется Юрий. — Перебираю я по 500 листов металла, каждый менее миллиметра толщиной. А при таком свете у меня уже минусовые очки — и надеваю я их не только в машине, а просто так, в повседневной жизни. Дальше будет хуже. 

Помимо проблемы с освещением, Юрий вынужден работать среди постоянных испарений трансформаторного масла. Он рассказывает — после того, как вернётся домой, целый день дыша трансформаторным маслом, дети бегут из дома от запаха, осевшего на одежде мужчины. «Как кусок мазута» — подтверждает его напарник.
Чтобы не быть голословным, Юрий Ефремов решает показать своё рабочее место.

[Трансформаторное масло используется для изоляции находящихся под напряжением частей и узлов силового трансформатора, отвода тепла от нагревающихся при работе трансформатора частей, а также предохранения изоляции от увлажнения]

— Везде масло, везде, открытые испарения. Мы в этом работаем постоянно. Вон, везде масло, — повторяет он, показывая на различные тары с жидкостью. — Оно очень не полезно для здоровья, очень. 

В ведре — масло…
…в бутылках — тоже.

При работе в таких условиях мужчине выдают молоко за вредность. Но кроме молока за такую работу хочется получать ещё что-то — как минимум хорошую зарплату и качественные трудовые условия. И именно два этих пункта заставили несколько десятков человек выйти на протест и перестать молчать.

[Молоко за вредность — молоко, выдаваемое работникам вредных производств. На работах с вредными условиями труда работникам выдаются бесплатно по установленным нормам молоко или другие равноценные пищевые продукты]

Полтонны вручную


Уже сегодня утром работники предприятия рассказывают о том, что для их условий не делается ровным счётом ничего. Встреча с руководством должна пройти в актовом зале — и разговоры с утра стоят лишь о предстоящем собрании.

— Нас взяла в доверительное управление ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy», и после этого начались проблемы. Нам даже не сообщили о том, что мы переданы в управление другой компании. Что теперь творится? Никогда такого не было, — сетует Юрий Иртикеев, водитель и электромонтёр.

Рядом с местом разговора стоит машина, на которой Юрий возит людей. Она всё никак не может поехать — сначала сломался мотор, после него сцепление. Мужчина говорит, что машина ломается на постоянной основе — ведь детали, которые закупают для починки автомобиля, некачественные и ненадёжные. Условий для починки транспорта тоже никаких не создано.

Справа на фото — постоянно ломающаяся машина.

— В ямах, из которых можно заглянуть под днище автомобиля, света нет. Когда идёт дождь, яма наполняется водой, чинить приходится стоя по колено в воде. Слесарей всех сократили, ремонтируем всё сами. Техники безопасности никакой нет, — рассказывает водитель и проходит с нами дальше, в глубину помещения. — Вот моторный цех, где мы все моторы собираем. Сейчас вообще никаких запчастей нет. Моторист у нас числится в штате или нет — бог его знает. Вот такие дела — никакой механизации, всё приходится делать руками, [моторы] весом по 500 килограмм переворачиваем вручную, так как подъёмник не работает. Оттуда тащим, — в этот момент он указывает на выход из цеха. — Сюда затаскиваем, и после уже перебираем.

Этот подъёмник в моторном цехе не работает — поднимать моторы приходится вручную.

Казалось бы, сложнее условий для работы уже не придумать и хуже уже не будет, но нет. Три дня назад руководство компании объявило о разделении зарплаты работников и вводимой системы штрафов. Эта новость и стала спусковым крючком для новой волны массового недовольства работников.

Один из документов, предоставленных на подпись рабочим предприятия.

Зарплату сотрудников разделят по принципу 75:25. 75% процентов заработанных денег будут устойчивыми, то есть работники будут стабильно получать их каждый месяц. А вот 25% — переменный оклад, из которого могут вычитаться деньги, к примеру за опоздание на работу либо деятельность в нетрезвом виде.

Юрий Иртикеев стал лидером инициативной группы, которая и призывала начальство к диалогу. Несколько дней назад он прошёлся по предприятию и собрал подписи сотрудников под требованиями об улучшении условий труда и повышении зарплаты. Количество подписавшихся вышло немаленьким — 139 человек. Могло быть и больше, но некоторые из рабочих были на выезде.
С этими подписями рабочие и собираются прийти на собрание к руководству.

Количество подписавшихся под письменным протестом — 139 человек.

Юрий считает, что подобными действиями руководство разваливает организацию изнутри. После развала предприятия — поделились мыслями работники — компания получит субсидию на восстановление и ничего не сделает, переведя деньги в оффшор.

Такое мнение среди работников предприятия небезосновательно — ещё 1 июля прошлого года журналисты «УН» выяснили, что компания «ЗапКазРЭК» ушла в оффшор.

Вот выдержка из статьи:

«Компания ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy», которая в августе прошлого выиграла тендер на доверительное управление Зап-Каз РЭК, зарегистрирована в Астане. Согласно законодательству, фирма, взявшая в доверительное управление предприятие, через 5 лет имеет право выкупить подшефную компанию.
ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy» была основана в июне прошлого года. Руководителем компании, согласно официальным документам, является Ерик Арипжанов. Зарегистрирована фирма в столице. Учредителями компании выступают два юридических лица: ТОО «Qazaqstan Qapital Cоrporation» и ТОО «Nomad Investment Group».

Шымкентской фирмой «Nomad Investment Group» владеют пять физических лиц – Еламан Ергешбек, Кайрат Бокенбаев, Ерсултан Орынбай, Оразгельды Туктибаев и Руслан Беденов.

Со вторым учредителем ТОО «Энергетическая компания Qazaq Energy» всё намного интереснее. В графе «учредители» там числится фирма – ТОО «Aglacore». В свою очередь, компанией «Aglacore» владеют два лица: физическое – Айнур Сулейменова и юридическое – «Brament Group Networks Incorporated».

И тут начинается самое интересное, потому что найти владелицу ТОО «Aglacore» Айнур Сулейменову нам в базах данных Казахстана так и не удалось. Такого человека нет в Реестре данных Департамента госдоходов страны. То есть человек с таким именем, владея компаниями, никогда не отчислял налогов в казну страны. Это даёт повод предположить, что Айнур Сулейменова не является гражданкой Республики Казахстан.

А вот фирма «Brament Group Networks Incorporated» — так, вообще, зарегистрирована в Панаме. Как известно, Панама – страна, где базируется большинство оффшорных компаний».

— Мы работаем, не бастуем. Нам в прошлом году обещали поднять зарплату, создать условия, но мы так ничего и не дождались. И то, что собираются ввести сейчас — стало контрольной точкой, — добавляет Юрий.

«Всё включено»


Собрание с руководством так и не начиналось, поэтому Юрий Иртикеев решил показать один из автомобилей, на котором сотрудники ездят в командировки по области. Подойдя к ЗИЛ-у, стоящему во дворе компании, по одному внешнему виду стало понятно — этот автомобиль старше некоторых работников. 

ЗИЛ, в котором сотрудники ездят в командировки по ЗКО.

— Это ЗИЛ-131, 71-го года выпуска. Вот в этой будке мы живём 10-15 дней, по пять-шесть человек. Здесь же мы и спим, и готовим, и возим необходимые для устранения поломок на подстанциях материалы. Грузовая машина конечно есть, но она уезжает после первой подстанции, после чего всё необходимое мы на другую подстанцию перевозим в одной кабине с нами, — показывает Юрий авто изнутри.

В машину грузят и масло, и краску, а после дышат всем этим в салоне автомобиля. В некоторых машинах вовсе не открываются окна. Воду и еду рабочие берут с собой. Когда ЗИЛ стоит на жаре, внутри будки температура поднимается до 60 градусов по Цельсию. Сейчас сотрудники «ЗапКазРЭК» берут с собой палатки, в которых и ночуют, а зимой они растапливают печку и ютиться в тесном помещении авто.

Вид будки ЗИЛ-а изнутри.

— Зимой постоянно спина простывает. Стою у плиты спиной к двери, готовлю нашим поесть, а рабочие выходят и создают сквозняк. В итоге после командировки колю уколы, — улыбается Юрий. — На этой машине я уже где-то 8 лет работаю. По документам машина 81 года, иначе её бы уже списали. Слесарей сократили, поэтому ремонтирую я её сам. Недавно вон менял самостоятельно все 6 колёс.

Внутренний вид ещё одной машины для поездок по области.

Магомед идёт к горе


Между тем, после 40 минут ожидания, наконец приехало начальство. Изначально планировалось вызвать 5 человек от рабочих, чтобы соблюсти социальную дистанцию, но сотрудники были непреклонны — и непременно хотели высказаться все вместе.
Кроме того, к «ЗапКазРЭК» прибыли сотрудники городской электросети, которые тоже жаловались на низкий оклад и неприемлемые условия труда. Все желающие встретиться с руководством разместились на заднем дворе компании.

Рабочие обсуждают предстоящее собрание.

— Так, наше письмо с протестом мы отдадим директору сейчас? — вопрошает Юрий у собравшихся.

— Да! Пусть выйдет к нам, либо идёмте все вместе к нему! — раздаются возгласы из толпы.

— Наши основные требования — повышение заработной платы и создания условий труда. Бывает, мы в командировках спим на голой земле, а за переработки нам вместо оплаты труда дают отгулы, которые мы никак не можем использовать, — говорит один из сотрудников.

— Идёмте к начальству! Если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе! — крикнул кто-то из собравшихся.

Все рабочие пошли в здание компании.

Работники предприятия идут на встречу с руководителем.

Сделаем всё, что можем


В актовый зал пустили не всех, из-за ограниченности количества сидячих мест. Тем не менее, те, кто не смог войти, наблюдали за происходящим собранием из-за открытой двери. После того, как все сели на места, собрание было начато.

— Думаю, пора начать наше собрание. Так понимаю, что у каждого накопились вопросы, поэтому давайте обсудим их, — начинает мероприятие Жакып Хайрушев, директор «ЗапКазРЭК».

Директор предприятия Жакып Хайрушев выслушал собравшихся и постарался дать ответы на вопросы.

— Хочу к вам обратиться. Вот наш коллективный протест, подписанный работниками. Дело в том, что ровно год назад мы с вами уже собирались. Целый год мы ждали повышения зарплаты. Прошёл год — зарплата руководства повысилась, а рабочим зарплату не повысили. Не знаю кто вас надоумил, но теперь нашу зарплату хотят разделить — какой в этом смысл? Если бы нам перед этим повысили оклад на 100%, было бы другое дело. У нас и так нет никаких условий для труда. 25% от нашей зарплаты — это и так ничего нет. У нас многие люди подрабатывают вечерами, потому что ипотеки, кредиты, а вы нас ещё лишаете денег. Вы нам ухудшаете условия труда. Так что мы всё подпишем, будем работать, но добьёмся улучшения условий труда и повышения заработной платы, — выступает инициатором диалога Юрий Иртикеев.

Юрий Иртикеев озвучивает претензии сотрудников «ЗапКазРЭК».

После выступления мужчины Жакып Хайрушев выделил 4 основных проблемы, которые усмотрел в требованиях рабочих. 

— Начну с того, что у 5 человек правления во главе со мной заработная плата не поднималась — мы отказались. Во-вторых, в июне прошлого года мы подняли работникам зарплату на 10% не по плану. Сразу скажу, что мы не можем поднимать оклад по своему усмотрению, так как являемся естественными монополистами — это попросту незаконно. Я понимаю, что зарплата у нас очень низкая. Поэтому последние 4 месяца мы ведём общение с коллегами из других областей, чтобы совместно поднять оклад всем энергопредприятиям. Для справки, в тарифе, утверждённом антимонопольным комитетом на 5 лет, средняя заработная плата персонала составляет порядка 65 тысяч, при этом зарплата, которую получаете вы — 88 тысяч тенге. То есть мы сознательно где-то экономим, чтобы производственный персонал получал выше положенного, — отвечает директор на претензию рабочих о заработной плате.

Относительно разделения зарплаты — как говорит Жакып Хайрушев, никакого закона нарушено не было

— Новым положением никакого снижения зарплаты не предусмотрено. Единственное, что есть — её разделение, но эта практика более современна, она принята в ведущих компаниях ЗКО и Казахстана. Сегодня выговоры уже не работают, поэтому мы вынуждены искать новые формы поощрения либо взыскания, — добавляет мужчина.

Один из сотрудников, высказывающийся о проблемах на производстве.

На возмущение о том, что вместо оплаты сверхурочных работникам дают отгулы, директор отвечает, что этот вопрос будет рассмотрен. Основная проблема в том, что многие работники не могут брать отгулы из-за постоянной работы — к примеру, если водитель уйдёт в отгул, то может встать работа всего предприятия.

— Мы с моей напарницей — уборщицы служебных помещений. Если одна из нас уйдёт в отпуск, а я буду работать за неё, то получу всего лишь 20% прибавки к зарплате. Вот и посчитайте, сколько я получу при моём окладе в 51700 тенге. Мы также не получаем дополнительное молоко за вредность за дополнительную работу. Если вы разделите зарплату, то мои 75% будут составлять как раз прожиточный минимум. Какая у меня тогда мотивация работать? — жалуется Юлия Сильвук, уборщица предприятия.

Уборщица предприятия возмущена низким окладом и отсутствием условий не меньше, чем все остальные.

Вопрос с молоком пообещал решить Аскар Джанибеков, председатель профсоюза АО «ЗапКазРЭК».

— Все вопросы мы стараемся решать по мере наших финансовых возможностей. Я не хотел говорить, но придётся — у нас есть многомилионные долги перед различными компаниями. Мы постарались увеличить оплату до среднеобластного значения в 160 тысяч тенге, подавая документы в антимонопольный комитет. Что будет от антимонопольного комитета — я не могу знать. Я хочу чтобы вы чётко понимали — я не могу самостоятельно поднять вам зарплату. У меня даже были мысли о том, что можно провести мирный митинг, — резюмирует Жакып Хайрушев, отвечая на вопросы собравшихся.

Он подтверждает, что в ЗКО самые низкие зарплаты на энергопредприятиях, но, по его словам, делает всё возможное, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Руководство каждый год подаёт заявку на обновление техники через антимонопольный комитет, и каждый год заявку возвращают — мол, не положено.

Собравшиеся выслушали руководителя и даже поддержали его в некоторых моментах: к примеру, в предложении выйти на мирный митинг.

— В том тарифе, который мы подаём в антимонопольный комитет с 2021 по 2025 годы, мы заложили повышение заработной платы. Просто так поднять зарплату я не могу. Но с разделением зарплаты ничего не изменится, как вы получали свой положенный оклад, так и будете. Я поддерживаю все ваши пожелания. Но министерство энергетики не поддерживает их. Я продолжу дальше стучаться в министерство и вышестоящие инстанции. Поэтому я говорю — давайте запишемся и проведём мирный митинг, если воз и ныне там, — заканчивает директор.

Среди толпы раздались одобрительные возгласы. 
Спустя несколько минут собрание закончилось.

P.S.


После собрания рабочие выходят на перекур перед зданием компании. Среди них всё ещё не утихают слова о прошедшем диалоге. Тем не менее, несмотря на то, что директор сказал людям то, что они хотели услышать, работники посчитали собрание безрезультатным.

После собрания работники вышли на улицу чтобы обсудить итоги мероприятия.

— Зарплату нам так и не поднимут, а всё, что он говорил — просто вода и снова обещания, — говорит один из мужчин.

Машина Алексея Фотинцева до сих пор без колеса и медленно гниёт в гараже.

Уже перед отъездом журналистов свой рабочий автомобиль решил показать и Алексей Фотинцев. Его УАЗ стоит в гараже без колёс — Алексей говорит, что во время одной командировки порвалась шина, и он с коллегами чуть не попал в аварию. Кроме того, машина ржавеет и гниёт. На вопрос о том, какую бы зарплату он хотел бы получать за свою работу, мужчина отвечает:

— Хотя бы 160 тысяч. То, что есть сейчас — на это не прокормить семью. Нужно ведь и ребёнка в школу готовить, а на дополнительные подработки времени не хватает, я уже даже не таксую. Мы с такими условиями не живём, а выживаем, — говорит он напоследок.

Алексей Воробьёв, фото Артёма Букреева

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.
В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать – перейдите вот сюда

Можно поддержать нас и через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2021-01-12
Утром-22.33 ℃
Днем-20.04 ℃
Вечером-17.65 ℃
Ночью-17.45 ℃
Влажность87 %
ДавлениеhPa 1026
Скорость ветра1.65 м/с
2021-01-13
Утром-17.56 ℃
Днем-14.72 ℃
Вечером-14.39 ℃
Ночью-13.16 ℃
Влажность94 %
ДавлениеhPa 1031
Скорость ветра3.93 м/с