«Миленькие, всё скажу, только меня не трогайте» — бабушка из посёлка Щапово рассказала, как её грабили (ВИДЕО)

29 сентября в посёлке Щапово Байтерекского района двое неизвестных залезли в дом к 86-летней Анне Масяновой и, связав её, забрали 300 тысяч тенге, 2 тысячи рублей и мобильный телефон. Старушка смогла сама развязаться и дойти до соседей, после чего на место были вызваны сотрудники полиции. Сейчас Анна Васильевна уже не надеется вернуть украденные деньги – ей просто хочется взглянуть в глаза тем, кто в тот злополучный вечер пробрался к ней в дом, угрожая ножом.

Анна Масянова перед своим домом

Посёлок Щапово находится в 20 километрах южнее Уральска. Здесь пустые улицы и необычная для таких мест тишина. Здание местного акимата стоит прямо на повороте от въезда. Рядом с ним несколько мужчин проводили какие-то работы с проводами. Во дворе перед зданием акимата стояла полицейская машина.

Внутри акимата так же немноголюдно, как и в самом посёлке. Местного акима не было на месте, он, как оказалось, уехал на встречу с руководителями крестьянских хозяйств. Сотрудница акимата, женщина 40 лет, сидящая в кабинете напротив входа, рассказала, что новость об ограблении старушки стала шоком для всех сельчан.

Здание местного акимата в посёлке Щапово. На территории двора видна полицейская машина

— Анну Васильевну все знают, она тыловичка. Мы были в шоке, когда узнали о том, что её ограбили. Полиция ездит, ищет виновных, подключились полицейские области. Репортёры уже третий день к ней приезжают. Езжайте до стадиона, и там до конца улицы, — объяснила женщина нам дорогу.

В самом акимате на призывы проехать с журналистами, чтобы показать путь до пенсионерки, никто не отозвался – кто-то говорил, что не знает, где она живёт, кто-то просто молча отводил взгляд.

Более-менее людно было на самом «стадионе» — огороженным забором поле со сценой посреди посёлка. Ходили местные жители, бегали, играя, дети.

Улица, на которой проживает ограбленная бабушка

Дорога до дома старушки была найдена с первого раза. Шедшая по улице девушка, услышав, кого мы ищем, спросила: «Это та, которую ограбили?», и указала на дом по правой стороне улицы с припаркованной рядом машиной. На указанном доме висела табличка «Здесь живёт труженик тыла МАСЯНОВА Анна Васильевна».

Табличка на доме Анны Масяновой

После стука в калитку за забором раздался мужской голос: «Входите!». Немолодой мужчина чинил во дворе оконную раму. Услышав, что мы хотим поговорить с Анной Васильевной, он представился Александром, старшим сыном бабушки, и провёл нас в дом.

Анна Масянова выглядела доброй и спокойной, казалось, что никаких страшных событий с ней совсем не происходило. Выслушав, зачем мы приехали, она, сев на кровать, начала рассказывать о событиях того страшного вечера.

Анна Масянова во дворе своего дома, рядом с одним из двух выходов

— Я одна здесь живу. Старший сын приехал со Свердловска. Я как раз подкопила денежки с пенсии на веранду – мне воду провели, и нужно было унитаз установить, подключить к септику. Складывала денежки в одно место, в ящик, накопила, припасла. Копила два года. Ко мне до этого ходили лишь соседи да друзья сына, помогали по дому, покупали продукты, я им деньги давала. Ещё приходят врач, газовик, электрик, — не спеша рассказывала старушка.

В тот вечер, 29 сентября, уже к 20:00 она выключила телевизор и легла спать. Проснулась она от того, что ей в лицо светили фонариком.

— Я думаю: во сне, что ли, увидела? А потом второй зашёл. Вот тут я уже руки [крестом] сложила, и говорю: «Всё, мне капут». А они меня всю фонариком осветили, за руки-за ноги взяли и скинули с койки на пол. Потом взяли ножичек и порезали мне руку, — показывает Анна Масянова уже почти заживший, но достаточно глубокий порез на кисти. – Кровь брызнула и на меня, и на пододеяльник, всё кровью облила, они опять положили меня на койку. Потом говорят: «Бабушка, говори, где деньги». Миленькие, говорю, мои, сейчас скажу, только меня не трогайте, — продолжала рассказ о событиях того вечера пенсионерка.

Рана от пореза ножом на руке Анны Масяновой

Как рассказала бабушка, преступники были в чёрных балаклавах и на лицах у них были видны только глаза. У обоих были фонарики и грабители не включали свет в доме – видимо, чтобы не привлечь внимание прохожих или соседей. Общались ворвавшиеся в дом между собой шёпотом.

— Они спросили, где деньги, я им сказала подвести меня к ящику, где они хранятся. Пока я ящик открывала, тоже всё залила кровью из раны. Открыли ящик – я им сказала: «Вот, сыночки, где деньги мои лежат, возьмите». Они их взяли, снова положили меня на кровать, и начали обматывать руки и ноги скотчем. Сильно-сильно меня замотали. У меня аж руки почернели. Замотали и говорят: «Лежи и не кричи, а то дом сожжём». И пошли дальше искать что-нибудь. Мебели никакой дорогой у меня нет, они из шифоньера все мои вещи выкинули, раскидали всё по всему дому. Нашли ещё 2 тысячи рублей, тоже забрали, они у меня в гаманке (самодельном кошельке для денег – прим. ред.) были. Потом, уходя, забрали мобильник, — делилась воспоминаниями об ограблении Анна Масянова.

В этом ящике напротив кровати Анна Масянова хранила деньги

Потом преступники даже залезли за печную перегородку, но бабушка сказала им, что больше денег нет и искать бесполезно.

— Подошли они тогда ко мне и говорят: «Мы сейчас уйдём, а через 20 минут придём и тебя развяжем». Пришли они ко мне в итоге в полдевятого, а ушли в полдесятого. Они нашли замок, который мне сын купил и хотел на дверь повесить, и ушли из дома, закрыв меня на замок. Я попыталась выбраться, высвободила один палец из скотча, растягивая его туда-сюда, сначала руки освободила, потом ноги. Я вся трясусь, ну что делать, я вышла через второй выход, еле дверь открыла. Пошла к соседу босиком, а его дома нет. Нашла какую-то палку, пошла к следующему дому, там семья новая живёт. Начала стучать палкой по углу дома, они выбежали, кричат: «Тёть Нюр, тёть Нюр!», а я не могу ничего сказать, вся трясусь. Они меня затащили в дом и начали звонить знакомым, — рассказывала старушка о том, как выбиралась из дома.

Старушка говорит, что ей не нужна материальная помощь — она лишь хочет, чтобы полиция нашла грабителей

Анна Масянова рассказала, что знакомые позвонили участковому и тут же приехали сами. Потом приехала полиция с собакой из посёлка Перемётное, а старушка поехала ночевать к знакомым, боясь остаться у себя дома. Позже старушку забрали на допрос, опросили насчёт грабителей, как они выглядели, и вернули обратно к знакомым.

— Весь дом обмазали краской, искали отпечатки пальцев. Нашли только отпечатки пальцев моей внучки и знакомой, которые приходили мне помогать. Внучка прилетела, мы с ней обе плачем, что тут натворили – всё было в краске, и умывальник, и пол. Преступников потом видели в посёлке тем вечером. Изначально они хотели мою калитку сломать, дверь царапали, но она у меня на крючке была, и тот соскочил, они и вошли. Двери тоже на крючках были, всё открыли, я даже не слышала ничего, — добавила бабушка.

В течение следующих нескольких дней к дому старушки стали приходить люди и выражать свои соболезнования о случившемся. Приходили все, в том числе местный аким. Один из не знакомых Анне Масяновой людей по имени Сабит даже передал ей 20 тысяч тенге.

— А мне и не нужна никакая помощь. Только хочу, чтоб нашли тех, кто меня ограбил. У меня всё есть, продукты я к приезду сына до ограбления накупила. Утром следующим сын уже у меня был. Мясо у меня есть, сыр, малина есть, слава богу. Знакомые предложили ночевать у них в коттедже, но я с сыном пока ночую, — закончила она свой рассказ.

Бабушка считает, что преступление совершил кто-то из местных жителей – ведь только они знали, что дом почти не защищён и из замков у неё только крючки на дверях.

Анна Масянова во дворе своего дома с котами Чернушкой и Кузьмой

После разговора старушка вышла проводить нас во двор. К ногам сразу подбежали два небольших кота. «Это Чернушка» — показала Анна Масянова на чёрного. «А этот, как его, Кузьма!» — вспомнила она и показала на жёлтого кота, которого с собой привёз старший сын.

— Да бог с ними, с деньгами. Умру, всё равно похоронят, я труженица тыла. Хорошо, что сказала им [грабителям], где деньги лежат, а то связали и задушили бы меня ещё, — добавила старушка, опираясь на трость.

Анна Масянова рассуждает, что хорошо, что сообщила грабителям о том, где деньги

После разговора с Анной Масяновой мы вернулись в акимат – на случай, если местный аким всё-таки вернулся. Но, как оказалось, на работе он появлялся лишь с утра. Не было и участкового, кабинет которого расположен в том же здании.

Табличка с розыском преступников рядом с кабинетом участкового в посёлке Щапово

— Каждая бабушка, естественно, откладывает на похороны. 200-300 тысяч. Но из-за таких денег кто может к ней залезть и ограбить? Не знаю, — обсуждала с нами ситуацию та же самая сотрудница акимата, с которой мы разговаривали ранее. – Кражи были. Быка украли у одной женщины. А так не сказать, чтобы у нас какие-то «подвиги» были. Но так, чтоб к бабушке врывались, – никогда такого не было.

Уже на выходе из здания она добавляет:

— Дай бог, что она жива осталась. Вот это дай бог…

Алексей Воробьёв, фото Артёма Букреева

x
2020-10-26
Утром3.82 ℃
Днем6.97 ℃
Вечером6.51 ℃
Ночью5.04 ℃
Влажность60 %
ДавлениеhPa 1019
Скорость ветра7.16 м/с
2020-10-27
Утром-0.57 ℃
Днем4.92 ℃
Вечером1.97 ℃
Ночью0.63 ℃
Влажность64 %
ДавлениеhPa 1030
Скорость ветра5.24 м/с