«Сколько отмерено — столько и живу» — 100 лет исполнилось жительнице Уральска

Галина Прохоровна Третьяк родилась в марте прошлого века, а в этом отметила 100-летие в кругу своей большой семьи. Женщина поделилась воспоминаниями о своей жизни и событиях, очевидцем которых она была.

 «Шесть лет ни весточки, ни письмеца, а я верила, что придёт, что живой… И дождалась»- Галина Прохоровна Третьяк.  // фото автора

Дверь квартиры в пятиэтажном доме в районе рынка открыла приветливая женщина Любовь Поликанова, младшая дочь Галины Прохоровны, и проводила в комнату своей мамы. В небольшой и светлой комнате, сидя на аккуратно застеленной кровати, сидела маленькая женщина в повязанном на голове ярком платочке. Она радостно поприветствовала меня и сразу же добавила: «Вот, дочка, я бы тебя сама встретила, но только ноги у меня больше года сами не ходят и слышу я плохо», а потом, смеясь, сказала: «Зато глаза у меня хорошо видят, и голова соображает, хоть мне и 100 лет исполнилось». Дочь Галины Прохоровны предложила мне присесть на стул, рядом с кроватью бабушки, та подождала, пока я устроюсь, и ещё раз напомнила, что плохо слышит.

— Дочка, ты же не забывай, что слух у меня плохой, так что говори громче, не стесняйся, — улыбаясь, попросила бабушка.

На стене над кроватью Галины Прохоровны висят две большие фотографии: на одной — молодая красивая женщина, на другой — приятный мужчина, постарше женщины. Чуть пониже на той же стене висит ещё одно фото того же мужчины, видно, что оно сделано на несколько лет позже.

Глядя на фотографию на стене, создавалось ощущение, что мужчина, запечатлённый на ней, безмолвно участвует в нашей беседе. Как оказалось, мужчина на фото — муж Галины Прохоровны Алексей Третьяк. Женщина уловила мой взгляд, рассматривающий фотографии, и с гордостью сообщила, что это её муж. 

— Знаете, в оккупации можно было жить, особенно, если работал у румынов. Они нормально к мирному населению относились, по-человечески,- вспоминает Галина Прохоровна

— Хороший он у меня был, очень хороший. Потом задумалась и добавила: «Ну вот ты же пришла поговорить со мной, тогда спрашивай, я отвечать буду. Хотя нет, слушай, а что непонятно — спрашивай», — сказала женщина и начала рассказывать.

Третьяки родом из Украины, из Кировоградской области. С 5 лет Галю воспитывала мачеха, родная мать девочки умерла от чахотки, и отец женился на другой женщине. В 15 лет девушка уехала учиться и работать в Одессу, с того момента у неё началась самостоятельная жизнь.

— Когда в Одессу приехала, пошла учиться в ФЗУ (Школа фабрично-заводского ученичества, профессионально-технические школы в СССР – с 1918 по 1940 годы — прим. автора). Там проучилась два года и пошла работать на завод «Большевик», работала в цеху, в котором изготавливали кожаные изделия. Работать я не ленилась и любила то, что делала, — вспоминает Галина Прохоровна.

С мужем своим женщина познакомилась на работе, он трудился на том же заводе, что и она. Когда Галина Прохоровна вспоминает мужа, на её лице появляется улыбка, а в глазах — радостные огоньки.

— Любила я своего Алёшу очень, мы в 1941 году в конце апреля поженились, а 30 июня его на фронт забрали. Шесть лет я с войны ждала его, осталась беременная, дочку старшую Лизу родила в 42-м году, уже когда Одесса в оккупации была, — рассказывает женщина.

Галина Прохоровна вспоминает, что в оккупации она работала очень много, но уже в колхозе. Жила она с родителями мужа, которые ей помогали с дочкой.

— Знаете, в оккупации можно было жить, особенно, если работал у румынов. Они нормально к мирному населению относились, по-человечески, а вот немцы «лютовали», чуть что не так — стреляли людей или забирали и уводили куда-то, откуда они больше не возвращались. Я работала у румынов, зерно молотила. Вот намолотишь два мешка, они один мешок мне отдавали, другой — себе оставляли. Я ведь во время оккупации и дом строить начала. В 1942 году мне в колхозе 50 соток земли дали. Землю на участке по весне перекопала и стройку начала, — говорит Галина Прохоровна.

По её словам, такого голода, как был в 1933 году в Украине во время оккупации, не было.

Голод женщина помнит очень хорошо, ей тогда 12 лет было, она с ужасом вспоминает, как на его глазах люди от голода умирали, как траву ели и водой запивали.

— Знаете, мне, можно сказать, повезло в голодные времена. Дело в том, что у моего отца была своя пчелиная пасека, тогда её у нас ещё советская власть не забрала. Так вот, мой отец ездил в Белоруссию и менял там мёд на продукты. Ведь такого голода, как в Украине, в других республиках не было. А мы в посёлке у себя от голода по 3-4 человека в день хоронили. Страшно, очень страшно, так почти до самой войны было, — вытирая платочком слёзы на глазах, рассказывает женщина.

На вопрос о том, какое время для неё было самым хорошим и радостным, Галина Прохоровна, не задумываясь, рассказала, что была по-настоящему счастлива, когда муж вернулся с фронта.

— Знаешь, дочка, шесть лет я его ждала. Шесть лет ни весточки, ни письмеца, а я верила, что придёт, что живой… И дождалась. Я думала, умру от счастья, когда увидела Алёшу своего. Помню, за водой пошла, а он на встречу идёт. Моя свекровь из ворот дома вышла и вслед мне говорит: «Галя, да никак твой человек идёт». Я её слышала и его видела, а ноги не шли. Бежать хотела ему навстречу, но шаг сделать не могла, вот тогда я была счастливой, — говорит Галина Прохоровна, и по лицу снова потекли слёзы.

С мужем вместе они закончили строить дом. Галина родила вторую дочку.

Галина Прохоровна, вспоминает родителей своего мужа, которые жили с её семьёй вместе. Отношения со свекровью ей до сих пор вспоминаются не самыми лучшими. Рассказывает, что свекровь всегда считала, что она её сыну не пара. «А жить хотела со мной не с дочерью». А вот у свёкра помнит по-доброму. «Он меня уважал и жалел, заступался за меня».

В конце 50-х годов семья Галины Прохоровны переехала в Казахстан.

— Мы поехали за лучшей жизнью. У моего мужа брат тут жил и сестра, всё звал нас, говорил, приезжайте, тут хорошо, лучше, чем у вас в Одессе. Ну мы и приехали. Тут муж долго работу не мог найти, мы приехали в область, помыкались по колхозам и совхозам. Тут у нас родились дочь и сын, — рассказывает женщина.

Я спрашиваю у Галины Прохоровны, как она узнала про Юрия Гагарина и про его первый полёт в космос. Она задумывается, а потом отвечает, что, гордость была, конечно, и добавляет «Долго праздновать и радоваться мне некогда было. Четверо детей, родители мужа старенькие и уже больные, за всеми уход нужен, и работала я — всё надо было успеть».

— Мы в посёлке у себя от голода по 3-4 человека в день хоронили. Страшно, очень страшно, так почти до самой войны было,- говорит Галина Прохоровна. 

Галина Прохоровна рассказала, как она ослепла на шесть лет и думала, что уже больше зрение к ней не вернётся. Но всё оказалось иначе, в 92 года её прооперировали и зрение восстановилось.

— Мне ж один врач сказал, что нельзя делать операцию, а другой сказал, что можно. Ну я и подумала, чем слепой жить, так уж лучше операцию сделать. И вот сделала. Я, когда в палате лежала, на меня приходили смотреть молодые врачи и пациенты, вроде как в таком возрасте операцию сделали и зрение вернулось, — смеясь, рассказывает женщина.

Сейчас Галина Прохоровна живёт в семье младшей дочери, у неё полтора года проблемы с ногами, варикоз вен, она сама не передвигается, и это женщину очень расстраивает. «Не привыкла я обузой быть, понимаю, что дочке тоже ведь тяжело» — считает женщина.

У Галины Прохоровны большая семья — на сегодняшний день у неё 7 внуков,16 правнуков и 11 праправнуков, всех она помнит и любит. Женщина с теплотой отзывается о своей большой семье, она ни о чём не жалеет и с благодарностью относится к каждому прожитому дню.

— Жить долго хорошо, когда ты можешь сам за собой ухаживать, а вот когда что-то болит, и ты не можешь обходиться без помощи близких, тогда вот не очень хорошо. Вот самое нормальное — жить до 80-85 лет. Нет, я на жизнь не жалуюсь…Вот сколько отмерено — столько и живу, — говорит Галина Прохоровна.

Мария Драчёва

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам. В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать.

Можете нас поддержать через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2024-06-19
Утром22.09 ℃
Днем31.99 ℃
Вечером29.27 ℃
Ночью21.54 ℃
Влажность43 %
ДавлениеhPa 1010
Скорость ветра7.93 м/с
2024-06-20
Утром19.21 ℃
Днем26.87 ℃
Вечером27.36 ℃
Ночью21.51 ℃
Влажность41 %
ДавлениеhPa 1011
Скорость ветра5.42 м/с