«Они хотели погрома акимата: Лукпан Ахмедьяров о мирном протесте в Уральске и провокаторах (ВИДЕО)

Накануне задержания Лукпана полицией утром 7-го января мы записали его рассказ о том, как проходил мирный митинг в Уральске, какие требования выдвигали его участники, и о действиях провокаторов ночью на главной площади города.

 7 января суд наказал Ахмедьярова сроком на 10 суток по статье 488 части 6 КоАП РК «Участие в митинге в нарушение казахстанского законодательства».

«Они хотели, чтобы был погром акимата»

— С чего началось началось.

Третьего января в половине одиннадцатого ночи мне на ватсап прислали видео. На этом видео я вижу площадь Абая, там стоят несколько припаркованных «ГАЗелей», люди в окружении сотрудников полиции. Тогда же я сел в машину и поехал на площадь. Там были, на мой взгляд, где-то человек восемьдесят, в основном, молодые мужчины – «газелисты». По периметру их окружили собровцы, но без оружия, даже без дубинок, в черной одежде, в бронежилетах. Я думал, что меня к собравшимся не пустят. Но правоохранители расступились и пропустили. Хотя обычно они жестко действуют.

Люди на площади мне рассказали, что собрались в поддержку жанаозенцев. В течение двух часов я вёл с площади прямые эфиры для соцсетей.

К митингующим приезжали первый заместитель начальника департамента полиции Жанболат Жаншин, заместитель акима города. Они убеждали людей разойтись. Но они приняли решение выйти на митинг в поддержку жителей Жанаозена утром 4 января. Были споры – собраться на площади Абая или же возле гипермаркета «Дина».

Уже утром мне позвонил активист Исатай Утепов: «Перед «Диной» стоим, здесь люди собрались».

Перед «Диной» на тот момент было человек 100-150. Примерно через полчаса туда приехали Жаншин, полиция, представители акимата города. Полицейские перекрыли движение возле гипермаркета. Но люди продолжали прибывать, они шли к «Дине» пешком, по одному, группами. В течение трех часов парковка заполнилась полностью, здесь стояли уже не меньше 500 человек.

В какой момент люди решили переместиться на площадь Абая, я не помню. Я сидел в машине, заряжал телефон, сам отогревался. Смотрю, вся эта масса пошла в сторону выхода. Собровцы начали перекрывать выход из «Дины», куда люди шли. Масса людей уперлась в эту цепь полицейских. И там начался стихийный митинг. Люди забирались на горку снега, и оттуда выступали. Они сначала говорили о том, чтобы цену на газ снизили, «мы поддерживаем жанаозенцев». А вот когда уже в цепь полицейских уткнулись, тогда речь уже шла не про газ, речь пошла уже про отставку правительства, «Шал, кет» — про Назарбаева». Помню, тогда какая-то женщина начала говорить: «Цену на газ надо снизить до 50 тенге», и те, кто стоял, они начали говорить: «Зачем тебе газ? Не про газ сейчас вообще. Сейчас надо ставить политические требования».

Кто в толпе?

— Я ходил в толпе и спрашивал: «А вы кто? Откуда вы узнали про митинг, как пришли?». Я познакомился с двумя женщинами, они были владельцы частных продуктовых магазинов. Потом еще одна молодая женщина, русская, подъехала, у нее бутик в «Универмаге». Несколько мужчин было, я так понял, они все занимаются грузоперевозками. Маруа Ескендирова одна из спикеров основных была. И, когда я спрашивал, как они узнали про митинг, все отвечали: «По ватсапу писали».

Все это продолжалось где-то час, наверное. И люди прорвались через цепь полицейских и пошли к дороге в город. А собровцы стоят на месте. Я подбежал к ним и крикнул: «А вы будете и дальше тут стоять?». И один полицейский ответил: «Другого приказа не было».

И я догнал самых последних и говорю: «Куда идете?», они говорят: «Мы идем в центр».

Я двигался на машине вслед за ними. Эта толпа прорывает полицейских раза четыре.

Мы ехали вслед за ними: сначала – по Сырыма Датова, потом – по Абулхаир хана. К этому шествию прибавилась огромное количество людей. Толпа росла прямо на глазах. Так люди дошли до деповского моста.

Тогда я увидел, насколько неуклюже, оказывается, работает система управления в полиции. Полицейские выстроились перед мостом, а собровцам дают приказ обойти эту собравшую толпу с той стороны и взять в кольцо. Какая-то часть людей под мостом прорвалась и ушла. Меньшая часть протестующих осталась на месте заблокированной.

Я увидел акима области Гали Искалиева. Он стоял сбоку, и люди с ним дискутировали о чем-то. И в какой-то момент Гали перемещается в другую сторону дороги, там стоят Абат Шыныбеков и начальник ДП Махсудхан Аблазимов. И Гали Искалиев говорит: «Да пропустите вы их… Все равно же они прошли». И тут Аблазимов дает странный приказ, говорит: «Дорогу не освобождайте, а вот два тротуара по бокам моста освободите, пусть люди там идут». Смешная ситуация: здесь стоят спецназовцы, полицейские, напротив них стоят, вцепившись, собровцы. Люди начали смеяться: «Собровцы с ментами собираются драться стенка на стенку». А им не дают другого приказа.

Дальше уже по проспекту шла огромная колонна людей. И тут я первый раз увидел, что в колонне есть разгорячённые молодые парни. Два или три человека из них стали пинать проезжавшую машину довольно агрессивно. Но большая часть людей, которые шли, были нормальные люди, адекватные. Довольно часто попадались люди, которые держали в руках казахстанские флажки, махали ими, пели гимн хором. Я видел, что люди были очень воодушевлены. Они говорили: «Первый раз же такое. Мы наконец-то собрались все вместе».

Мы дошли до площади. Там выстроилась со стороны Педколледжа цепочка полицейских. Толпа потихоньку успокаивалась. В этой большой массе людей периодически кто-то выступал громко. Потом кто-то догадался использовать в качестве постамента фонтан, который за памятником Абаю.

Молодые и агрессивные

А примерно часам к 8-ми, уже было темно, я обратил внимание, что перед зданием облакимата какое-то роение началось. Там человек 40 начали клубиться. Я пошел посмотреть, что там происходит. Это были все молодые ребята, большинство из них с такими бородками, как у практикующих мусульман, и они очень агрессивно были настроены.

Снимок с дрона сделан незадолго перед разгоном людей с площади. 

Кто-то из них пнул одного собровца. Мы с Абзалом Куспан пытаемся отодвинуть эту толпу, успокоить их. Я говорю: «Что делаете? Это же позор! Не делайте этого! Зайдете вы в этот областной акимат, что вы там будете делать?! Смысла нет никакого». Парень из этой толпы подошел и спрашивает: «Ты кто такой?». И Абзал Куспан говорит: «Лукпан же это, Лукпан!». И этот молодей парень, и с ним еще кто-то, говорят: «Кто такой Лукпан? Мы что тебя знаем, что ли? Не знаем мы никакого журналиста». И начинают меня толкать. Кто-то схватил меня за грудки. Это был острый момент. Тут Азбал говорит мне: «Перестань, здесь, кажется, что-то нездоровое, давай отойдем». Он предложил отойти туда и найти мегафон, и оттуда кричать, чтобы они ушли.

Эти парни были все одеты в спецовки брезентовые цвета хаки. И от того, кто на меня кричал, от него разил свежий перегар. Где-то здесь распивалось спиртное.

Мы с гражданскими активистами стали обсуждать, что делать.

И тут Абзал обращает мое внимание на то, что полицейские сворачиваются и уходят с площади в сторону педколледжа. Около Каздрамтеатра стоял «КамАЗ», и он тоже отъезжает. А толпа агрессирует. Осталась лишь цепочка собровцев перед входом в акимат.

Мы отошли снова к памятнику Абаю, и оттуда начали кричать по мегафону: «Парни, давайте здесь соберемся, обсудим важные вопросы. Какие наши требования?». Люди начали уходить от входа в акимат. Мы собрали большую часть людей на площади. Но те, которые стояли перед входом, они продолжали там стоять, человек 30. Я начал говорить: «Очень важно нам сохранять наше достоинство. Если мы сюда пришли, мы должны достойно все провести: без драк, без беспорядков. Пожалуйста, если вы видите, что кто-то пьет или выпивает, пожалуйста, выводите его, сдавайте полицейским. Нам не нужны здесь пьяные». Люди начали нас поддерживать.

О действиях полицейских

Часам к двум ночи я уже основательно продрог. Нужно было подзарядить телефон. Я решил съездить домой – переодеться, ботинки подсушить, подзарядить батареи. Я только приехал домой, и в это время мне позвонил человек по имени Талгат, он из Жангалы, и говорит: «Лукпан, у нас здесь война начинается. Перестрелка здесь, все убегают».

Что обращало внимание в тот день – растерянный, даже испуганный вид замначальника департамента полиции Жанболата Жаншина. Он явно не знал, что делать.

Второе – поведение полицейских. Они никого не хватали, хотя у них была возможность. На следующий день в горотделе ко мне подошел замначальника горотдела Азамат, фамилию не помню, и он приносит свои извинения и говорит: «Мы все это время смотрели видео с вашими выступлениями, у нас к вам никаких претензий нет». Я задал ему вопрос: «Вы же видели молодых парней перед входом в акимат, готовых туда ворваться. Почему вы их не задержали и не вывели с площади?». И он произносит вещь, в которую мне очень трудно было поверить. «Мы боялись рисковать, потому что, если бы мы начали их задерживать, тогда вот та толпа, она бросилась бы на нас. Мы бы не сдержали их, потому что наших сил там было мало».

Это было откровенное вранье. Потому что я видел – силы полицейских были, но они сознательно их уменьшали, уводили весь вечер.

Мое ощущение было такое: они ждали, чтобы остальные протестующие вовлеклись в прорыв в акимат и устроили там погром. Они этого хотели, как минимум.

На мирном митинге в Уральске 4 января собралось более 500 человек. 

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам. В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать.

Можете нас поддержать через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

2 + 6 =

x
2024-02-23
Утром-25.04 ℃
Днем-15.01 ℃
Вечером-17.81 ℃
Ночью-23.32 ℃
Влажность82 %
ДавлениеhPa 1041
Скорость ветра2.53 м/с
2024-02-24
Утром-24 ℃
Днем-14 ℃
Вечером-16.54 ℃
Ночью-21.32 ℃
Влажность82 %
ДавлениеhPa 1047
Скорость ветра3.07 м/с