«Мобильный интернет – не роскошь, а базовая потребность» — Евгений НАСТРАДИН, главный исполнительный директор Beeline Казахстан

Мобильный интернет стал частью нашей жизни, причём не просто средством для коммуникаций в социуме и получения информации, а занял значимое место в ряду базовых потребностей человека. Долго оставаться без мобильного интернета так же дискомфортно и тяжело, как без электричества или воды.

Понимание того, что роль мобильного оператора изменилась за последние два года, в компании Beeline Казахстан приняли с вдохновением и ещё большей ответственностью перед клиентом. Евгений Настрадин, главный исполнительный директор Beeline Казахстан, беседуя с журналистом, рассказал о важной роли мобильного оператора в нашей повседневной жизни, предназначении компании Beeline и ее стремлении к новым возможностям.

В чем заключается деятельность мобильного оператора?

На сегодняшний день в Казахстане работают три мобильных оператора, которые представляют шесть брендов. Начну с того, что наша компания предоставляет клиенту основной базовый сервис (звонки, смс и мобильный интернет). Однако с приходом пандемии выяснилось, что мобильный оператор – это не только провайдер и поставщик связи и интернет-услуг. Он вдруг превратился в неизбежного и обязательного поставщика базовых потребностей человека, таких как вода, электричество и еда. Да, в какой-то момент общество поняло, что без мобильного интернета представить сегодняшнюю жизнь невозможно. Невозможно работать, строить какие-то социальные отношения, невозможно находиться даже дома в одной семье. И это заметили не только пользователи интернета, но и государство. Поэтому сегодня, отвечая на вопрос, в чём заключается деятельность мобильного оператора, я говорю не только о базовой функции, которую упоминал выше, но ещё и об огромной социальной роли – обеспечить каждому жителю доступ к цифровым каналам и глобальной сети.

С появлением новых реалий для компании какие чувства у Вас возникли?

— С одной стороны, это меня очень сильно вдохновило. В телеком-компанию в первый раз я попал в 2005 году. Работать тогда в мобильном бизнесе было современно, прогрессивно и престижно. Во второй раз в телеком я пришел в 2016 году, и шёл в мобильную связь с таким же ожиданием. Но, когда пришёл, был удивлен тому, насколько престижность этой работы за минувших 11 лет девальвировалась, насколько рыночная оценка мобильных операторов упала. Стало гораздо престижнее работать в каком-нибудь Google или Facebook, в IT-проекте или стартапе, нежели у мобильного оператора. Для меня это выглядело так, что у мобильных операторов нет большого будущего не только в стране, но и в мире в целом. Однако пандемия расставила всё по своим местам. Нам стало совершенно понятно, что невозможно представить мир без интернета, а это значит, что у мобильных операторов всё же есть большое будущее и большая работа.

Но одновременно появилась и обратная сторона этого вдохновения – это обязательства. И, если раньше мобильный оператор предоставлял сервис, конкурируя между игроками на мобильном рынке, то сейчас это превратилось в обязанность. Нам никто не даёт права выбора между «я хочу» увеличить покрытие своей сети или «не хочу», хотя это нормальный подход в предпринимательской деятельности. К примеру, если я открыл пекарню, я сам решаю, какой хлеб буду печь, потому что это моё право. Так вот, сегодня мобильный оператор потерял это право выбора. Право превратилось в обременение.

Почему так произошло, как Вы думаете?

— Вы знаете, наверное, это сила мобильного интернета или площадь интеграции социума в цифровые миры и цифровые продукты, которые показали всем, что мобильный интернет – это не роскошь, а базовая потребность. И я не против этого, но для меня это было открытием. Если раньше наличие интернета в том или ином селе, на том или ином перекрёстке было моим конкурентным преимуществом, то сейчас всё перевернулось. Теперь отсутствие интернета в том или ином селе или по такому-то адресу стало моей проблемой, которую я должен очень быстро решить. Что это означает для мобильного оператора? Что нам нужно ещё больше работать, с одной стороны, и с другой, что роль мобильного оператора в экономике, в социальной жизни общества очень важна.

Кроме базовых продуктов, какие еще продукты планируете внедрять?

— Хороший вопрос. Я бы начал с того, что в какой-то момент мы поняли, что не должны быть обычным классическим оператором. Мы должны стать гибкой сервисной компанией с фокусом на клиента, а для этого мы должны превратиться в IT-компанию.

Классическая модель мобильного оператора – это уже прошлое. У нас в компании работают наши казахстанские разработчики, которые в состоянии переписывать солидные платформенные решения, и мы не платим деньги зарубежным вендорам, а платим зарплату нашим отечественным разработчикам. Соответственно, мы развиваем собственную экспертизу и инвестируем в развитие IT-отрасли в Казахстане. В нашей IT-команде работают 650 специалистов, которые уже создали 55 продуктов собственной разработки, то есть внутренних и внешних приложений. Думаю, в Казахстане мы определенно входим в топ-10 IT-компаний.

Тогда такой вопрос. В Казахстане – самый дешёвый интернет, и по качеству он один из лучших, даже среди европейских стран. Этот факт связан с появлением собственных IT-разработок?

— Прямой связи между развитием собственной IT-экспертизы и стоимостью мобильного интернета нет. Но вы абсолютно правы, говоря о низкой стоимости интернета в Казахстане. И то, что при такой низкой стоимости у нас очень достойное качество интернета, – это уже искусство, экспертиза и опыт мобильных операторов, которые при таких условно небольших ежемесячных платежах обеспечивают качественную связь! Я говорю «достойное» качество, потому что есть международные рейтинги, которые измеряют скорость и покрытие интернета, а также есть личный опыт использования связи в других странах. И я с уверенностью могу сказать, что можно легко обнаружить себя без связи в центре одной из столиц Европы. Катаясь по трассам где-то вокруг этих столиц, можно часами оставаться без доступа в интернет. В Казахстане ситуация намного лучше. И это как раз за счёт экспертизы, которая есть у нас на местном рынке. А если еще учесть такой параметр как размеры страны и плотность населения, то тогда то, что делают мобильные операторы, заслуживает очень высокой оценки.

Сколько у Beeline абонентов по Казахстану и, в частности, в ЗКО?

— У нас больше 10 миллионов клиентов. А в ЗКО каждый второй житель является абонентом Beeline. И стоит отметить, что ваш регион является очень лояльным по отношению к нашей компании. Поэтому для вас у нас есть хорошая новость. Мы обсудили с технической дирекцией компании и договорились, что до конца года в ЗКО, везде, где есть базовая станция Beeline, появится LTE. Как вы знаете, в каких-то далёких населённых пунктах или по трассам не всегда есть мобильный интернет 3G, а теперь там появится 4G.

А почему начали именно с ЗКО?

— Потому что здесь самое большое количество лояльных клиентов. И мы хотим ответить нашим клиентам взаимностью. Поэтому везде, где мы присутствуем, будет высокоскоростной мобильный интернет.

Предвидится ли подорожание услуг мобильной связи? Расскажите, из чего складывается цена на тарифы?

— Я обычно отвечаю так: сколько клиент будет платить за связь, в первую очередь, решает он сам. Потому что из года в год количество потребляемых гигабайтов растёт. Я приведу пример: за прошлый год потребление интернета выросло почти на 33% в целом по стране, при этом в ЗКО этот рост составил 42%. В 2021 году весной житель Уральска, в среднем, потреблял 15 Гб в месяц, а уже в марте этого года тот же житель Уральска потребляет 19 Гб. И это очень много, потому что за пределами Казахстана, в среднем, потребляют 8-9 Гб в месяц. Трафик растёт из-за того, что мы делаем связь более качественной, средняя скорость увеличивается, покрытие становится более плотным, у телефонов появляются экраны бОльших размеров и видео-контент становится более «тяжёлым». В итоге, если вы, к примеру, смотрите YouTubе на телефоне с большим экраном, то вы за час потратите больше гигабайтов, чем при просмотре того же контента, но на телефоне с маленьким экраном. Поэтому стоимость услуг напрямую зависит от того, как часто вы смотрите определенный контент, на какой скорости и какой размер экрана у вашего телефона.

Кроме того, цена зависит от постоянных инвестиций в развитие. Мы регулярно покупаем новое оборудование — это антенны, модули, аккумуляторы, которых нет в Казахстане, а продаются они в Европе или Китае. И для того, чтобы эти элементы могли в своей цепочке пропустить растущий трафик, необходимо постоянно наращивать и расширять его.

К тому же на рост и себестоимость сети влияют девальвация, инфляция и элементарное подорожание электричества, так как базовая станция не может работать без него.

Расскажите о проекте «250+», чем он важен для обычных граждан?

— Это совместный проект государства и мобильных операторов по строительству Сети в маленьких населённых пунктах, где проживает от 250 человек. Проект назван «250+» по числу жителей в каждом из таких поселков, и стартовал он в 2020 году.

В списке проекта – порядка 1500 сел, и все локации были поделены между тремя телеком-операторами. При этом мы сразу договорились, что по завершении строительства каждый из нас делает свою часть доступной для конкурентов, то есть для других мобильных операторов. Нами было принято решение не конкурировать между собой, а решить социальную задачу. Мы даём клиенту доступ к сети любого оператора, а он сам выбирает, какую связь использовать.

Проект «250+» признан одним из лучших кейсов Международной ассоциацией мобильных операторов (GSMA). Ассоциация посчитала ее одной из наиболее эффективных.

Знаете, как по мне, то я тоже считаю, что это одна из самых эффективных программ, потому что её можно «пощупать». Можно с уверенностью сказать, что два года назад у этих 1500 поселков не было мобильного интернета. Более того, во многих этих селах и сегодня есть сложности, например, с подачей воды, а интернет и мобильная связь там уже есть.

Какие ещё есть программы?

— Я рассказал про мотивирующую программу, но есть и другие. Например, штрафы в отношении мобильных операторов. В новых правилах предоставления сервиса появились требования по минимальной скорости интернета. Как я сказал ранее, в ЗКО, где есть базовые станции Beeline, там до конца года появится 4G. И, если мы декларируем, что в определенном населенном пункте есть LTE, то, согласно новым правилам, скорость не может быть меньше 5 Мбит в секунду. То есть, если там будет 4 Мбит в секунду, нас за это будут штрафовать. А размер штрафа при этом повысили в 10 раз. Кстати, количество проверок после того, как увеличили размер штрафа, тоже увеличилось в разы. Если в прошлом году мы как отрасль заплатили штраф в 100 млн тенге, то в этом году это превратится в миллиарды. Мы ведем диалог с регулятором и правительством о том, что нам нужно больше программ, которые помогают улучшать качество связи через те же инвестиции, в отличие от программ, которые отбирают нашу прибыль в виде штрафов, что в последующем приведет к удорожанию связи или сокращению инвестиций в сеть.

Более того, мы консультировались по этому вопросу с GSMA. Их мнение солидарно с нашим: наказывать операторов – это всегда не конструктивная позиция. Мы считаем, что государство и регулятор должны больше уделять внимание тому, чтобы создавать операторам условия для развития и более быстрого строительства сети. Например, в Уральске есть микрорайоны, где мы не можем поставить наши антенны, потому что там живут радиофобы. При этом эти же жители жалуются, что ухудшилась связь. В итоге проводится проверка – и мы получаем штраф. Одним словом, из-за деструктивной позиции радиофобов нам постоянно приходится то строить, то демонтировать наши базовые станции. А это немалые затраты, которые ложатся на абонента.

В последнее время часто обсуждается технология 5G. Что это и для чего она нужна?

— Я вам скажу, что значит 5G для клиента. Если у вас есть телефон, который поддерживает 5G, и, если вы будете находиться в зоне покрытия 5G, то значит, вы будете смотреть фильм с еще лучшим качеством на еще более высокой скорости. Только нужно учесть два момента. Момент номер один: высокая скорость – это значит больше трафика. И второй момент: на экране ваш глаз не будет отличать улучшения качества. И тут мы с вами попадаем в ситуацию, когда для вас ничего не поменялось, только вырос расход гигабайтов. А вырос расход, значит, вырос платеж. Чем выше скорость, тем быстрее расходуются гигабайты. Если раньше вам хватало 5Гб на месяц, теперь вам не будет хватать на месяц и 20 Гб. Хотя человеку кажется, что он как смотрел YouTube, так его и смотрит.

А зачем тогда 5G? Есть три его отличия от LTE. Первое – это скорость. Второе отличие – это задержка, которая составляет 15 миллисекунд во время передачи информации. И третье – это возможность поддерживать 1 миллион устройств на квадратный километр. Обратите внимание, какая высокая плотность. Теперь давайте подумаем, где вам как физлицу может понадобиться такая скорость? Наверное, только, если вы будете использовать очки с виртуальной реальностью. А сколько человек хотят потреблять контент в очках с виртуальной реальностью? Пока очень немного, в том числе и потому, что такого контента просто нет.

5G больше нужен для В2В сегмента, но только в том случае, если предприятия будут инвестировать в свою модернизацию. Вариант, например, строительства 100% покрытия 5G в Нур-Султане – финансово нецелесообразен. Для того чтобы покрыть столицу, я должен инвестировать десятки миллионов долларов, только чтобы поставить базовые станции. 5G работает на высоком диапазоне частот. Чем выше диапазон, тем плотнее должна быть сетка, то есть антенны должны быть недалеко друг от друга. Например, не каждый километр, а каждые 500 метров. А с радиофобами это просто невозможно.

Что отличает Beeline Казахстан от конкурентов?

Назову три параметра. Во-первых, мы регулярно проводим замеры качества нашего мобильного интернета и сравниваем его с качеством мобильного интернета на рынке, то есть с другими операторами. По результатам компании Vigo, за прошлый год у нас самое лучшее качество мобильного интернета.

Второе, чем мы отличаемся, – это сервис. Мы обеспечиваем очень много точек касания с клиентом, чтобы оперативно решить его вопросы. Это мобильное приложение, это возможность дозвониться в наш колл-центр, это возможность зайти в магазин электроники и встретить там сотрудника Beeline. Приложением «Мой Beeline» на сегодняшний день пользуются 3,2 млн. клиентов ежемесячно. В нем можно получить полное самообслуживание, сделать платежи, поиграть в игры, узнать новости, а также купить в кредит телефон.

Ну и номер три: мы – IT-компания. Мы не только переписываем платформы чужих поставщиков, мы еще и создаем собственные продукты для клиентов. Приведу только несколько примеров: приложение Мой Beeline, приложение BeeTV, приложение Simply, музыкальное приложение Hitter – кстати, презентация его будет летом. И это всё делают наши ребята, наша команда. Поэтому мы не просто телеком-компания, мы – цифровой мобильный оператор. И это дает нам уверенность, что и у телеком-индустрии, и у Beeline в Казахстане – очень яркое будущее.

Мария ДРАЧЁВА

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам. В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать – перейдите вот сюда

Можно поддержать нас и через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

шестнадцать + одиннадцать =

x
2022-12-03
Утром-11.09 ℃
Днем-9.08 ℃
Вечером-10.42 ℃
Ночью-11.33 ℃
Влажность41 %
ДавлениеhPa 1049
Скорость ветра6.21 м/с
2022-12-04
Утром-12.15 ℃
Днем-8.75 ℃
Вечером-9.87 ℃
Ночью-10.92 ℃
Влажность45 %
ДавлениеhPa 1051
Скорость ветра4.01 м/с