«Нас пострадавшие от наводнения спрашивают — а почему вы дали разрешение строить там дома?» — аким ЗКО Нариман Турегалиев

«Уральская неделя» поговорила с акимом области Нариманом Турегалиевым, и увы, у него нет хороших новостей для тех, кто стоит в очереди на землю.  И его тоже удивляет, почему жилье в Уральске стоит дороже, чем в Астане.  Но состояние экономики области он не считает слабым.

Аким ЗКО Нариман Турегалиев. Фото Темирлан Имангалиев

— Нариман Турегалиевич, вы мне рассказали о том большом количестве домов и квартир, которые строятся и приобретаются для пострадавших от наводнения домов, квартир. В городе создается давление на рынок жилья, это неизбежно повлияет на цены. Рассматривается ли акиматом выделение земли под отдельный новый поселок, чтобы люди строили себе дома?

— Такой вариант не рассматриваем. Нет столько земли, чтобы построить новый поселок. Если же будет, то мы должны провести туда всю инфраструктуру — свет, воду, газ. Это затратно. Тогда цена квартир намного увеличится.

Риэлторы сказали, что на вторичном рынке в городе есть около четырех тысяч квартир и домов. Квартиры пострадавшим от наводнения в садоводческих товариществах уже покупаются. У акимата города есть решение о сносе более тысячи домов. Их владельцы сами находят жилье, нанимают оценщика, и если площадь сходится с площадью утраченного жилья, то комиссия принимает окончательное решение. При этом сумма приобретаемого жилья не должна превышать 22 млн. тенге.

— Владельцы утраченных домов, которым покупается новое жилье, передают земельный участок государству. Будет ли у акимата новая политика по отношению к садоводческим товариществам?

— Многие, кто построил дома в садоводческих товариществах, и их затопило, задают нам вопрос: «А почему вы нам дали разрешение строить?» Дачный домик строить не запрещено. Дачный участок предназначен для занятия садоводством, это не ИЖС. По словам некоторых дачников, садоводческие общества сами продавали пустующие земли или перепродавали друг другу. В таких сложных случаях акимат не всегда бывает проинформирован. И здесь начинаются проблемы. Среди них, например, есть капитальные дома, двухэтажные коттеджи. Если у владельца есть документ о ведении дачного хозяйства, мы не можем ему запретить строиться.

Люди, которые только занимаются дачами, у кого есть жилье в другом месте, не претендуют ни на что. Они остаются на своих участках. Те, кому мы приобретаем жилье, передают свой земельный участок в коммунальную собственность.

— Люди строили дома на дачных участках, таким образом разрешали свою жилищную проблему, и это снимало напряжение с жильем в городе. Но теперь на территориях дачных товариществах строиться не будут. Значит, остро встает вопрос выделения земельных участков под ИЖС тем, кто многие годы стоит в очереди на землю. Как эту проблему думаете решать?

— Это самый сложный вопрос. У нас нет земли вокруг города, поэтому мы стали строить жилье в поселках. Мы строим 758 домов в районах для людей, стоящих в очереди на жилье. Когда так строили в районах? Так как у нас нет готовых участков под ИЖС, покупаем жилье в городе – планируем выкупить 100 квартир до конца года. Так будем решать. Кроме этого, мы строим многоэтажные дома. В микрорайоне «Акжайык», например, в этом году построим 7-8 многоэтажных домов. В Теректинском районе тоже будут строиться многоэтажные дома по госпрограмме..

— В Уральске жилье дороже, по сравнению с другими городами.

— Я сам удивляюсь, почему жилье у нас дороже. Я жил в Астане. Думаю, не дороже, в каких-то случаях, а наравне. Я исследовал эту проблему. У нас рынок зависит от спроса и предложений. Мы строим мало, покупателей много, цена, соответственно, растет. Есть люди, которые к нам переезжают жить из Атырау и Актау по разным обстоятельствам.

— Владельцы строительных компаний настроены строить больше, может, акимат не предлагает им содействия в части площадок и коммуникации?

— Предлагаем. Сейчас мы говорим застройщикам – завершайте строительство своих объектов, мы будем у вас покупать квартиры. Из-за паводка рынок жилья оживился.

— Последствия паводка долго будут влиять на все. Для вас лично стало неожиданностью, что пришла такая большая вода?

— Осенью мы всем дачникам направляли уведомления, что будет большая вода, надо выносить свои вещи в безопасное место. Мы знали о прогнозах по реке Жайык из информации соответствующих служб уже в марте текущего года и готовили город. Предупреждали, ездили по дачам, совершали облеты на вертолете в целях мониторинга ситуации. Весной начали поднимать дамбы, но не хватало техники. Обратились к правительству, и нам выделили 1300 единиц спецтехники. За счет этого мы отстояли 84 населенных пункта, включая город.

— Но в конце зимы правительство указывало, что в нашей области 73 гидротехнических сооружений не готовы, их состояние было оценено негативно.

— Они все на балансе, на учете в местных органах и центральных органов. В основном все эти сооружения были построены в 60-70-х годах, и они требуют ремонта, а это немаленькие деньги. Мы не получали достаточного финансирования на их ремонт.

— Работает комиссия по возмещению ущерба пострадавшим, а есть ли комиссия по разбору создавшейся во время паводка критической ситуации, которая разобралась бы в том, что случилось, оценила действия местных акиматов, определила узкие места- с тем, чтобы на следующий год, который тоже обещает быть многоводным, меньше было и масштабов разрушения, и расходов бюджета?

— Такую комиссию мы создали, она работает по направлениям и департаментам. Паводки показали нам слабые места на дорогах. Мы уже передали в «Казавтожол» перечень участков на республиканских дорогах, где надо доработать, расширить водопропускные устройства. Кроме того, необходимо проводить берегоукрепительные работы вдоль реки Жайык, также убедились в том, что на русле Чагана нужно построить водохранилище. Над этим мы сейчас работаем.

С прошлого года мы начали проверять проекты строительства дорог. Многие проектировщики, к сожалению, недобросовестны. После заключения госэкспертизы ПСД никто не имеет права проверять. Поэтому мы создали промежуточное звено, так называемый техсовет. Сейчас заказчик после получения предварительной ПСД на обьекты проверяет их с выездом на место, указывает на ошибки, если имеются. В прошлом году мы выявили много ошибок в проектах строительства теплотрасс, водопровода, канализации, после чего отдали проектирование для устранения замечаний до заключения экспертизы. Это, в свою очередь, минимизирует ошибки в ПСД.

— Расходов бюджета области стало больше, а ее доходная часть не растет в той же степени. Экономика области выглядит слабой, вы согласны?

— По итогам прошлого года мы вошли в число областей, выполнивших семь индикаторов-показателей. Почему у нас экономика слабее?

Основную долю занимает добывающая отрасль. Мы должны привлечь больше инвестиций в перерабатывающую отрасль, поэтому приглашаем инвесторов, даем им землю, инфраструктуру в индустриальной зоне в поселке Пойма в Теректинском районе. Но они просят специальную экономическую зону – там больше налоговых льгот для них. Пока мы не можем создать СЭЗ. Правительство говорит нам: сначала запустите индустриальную зону, покажите, что она стабильно работает.

Сейчас в индустриальной зоне работают 5-6 компаний. Еще несколько компаний начинают свое производство.

— Вы можете назвать один такой проект, который бы вас впечатлял и вдохновлял по размерам инвестиций и по масштабам производства? И который точно будет реализован. Есть такой?

— Да, очень много таких проектов.

Одним из крупных реализуемых проектов на территории области является проект расширения Карачаганакского месторождения (5 и 6 компрессоры). Проект предполагает увеличение мощностей по подготовке и закачке сырого газа обратно в пласт.

Ввод шестого компрессора запланирован на 2026 год с опережением, это позволит увеличить объем добычи сырого газа на 4 млрд кубических метров и обеспечить сырьем планируемый к строительству газоперерабатывающий комплекс мощностью 4 млрд кубометров.

Также реализуется проект по освоению Рожковского месторождения (ТОО «Урал Ойл энд Газ»), запущена первая скважина, начата добыча газа и газоконденсата. Реализация данного проекта позволяет обеспечить загрузкой ТОО «Жаикмунай».

Строится так же производство питьевой воды в Теректинском районе, в этом году мы его откроем. Кирпичный завод, в прошлом году хотели запустить, не получилось по техническим причинам. Оборудование налаживают, в этом году откроем.

Хороший инвестпроект должен пройти через отраслевое министерство, инвестиционную комиссию в Астане, там проверяют, насколько он эффективен. Проект проходит экспертизу. Все зависит от возможностей инвестора. Некоторые инвесторы приходят, красиво говорят о своих проектах, потом начинают требовать госфинансирование. У них, как выясняется, своих денег нет.

Не хватает качественных, финансово самодостаточных инвесторов.

— Полтора года назад вас назначили акимом области. Тогда для депутатов смена руководителя области стала неожиданностью. Они тогда сказали руководителю аппарата администрации президента, который представил вас, что хотели бы услышать от кандидата в акимы его программу развития области. Это ведь правильное желание депутатов, как вы считаете?

— Президент назначает акима области с согласия депутатов маслихатов. Законодательно нет такого, что новый аким должен представлять свою программу. Но если необходима такая программа, то это не проблема, я свои взгляды могу озвучить. Я знаю приоритеты. В первую очередь, надо восстановить изношенную коммунальную инфраструктуру – отопление, электричество и так далее. Также, привлечение инвестиций в регион. И таких приоретов у нас много.

Вторая проблема – дороги. Область находится на последнем месте по обеспеченности ими. Сейчас мы на это упор делаем. С 2019 года в южных районах по 30 километров дорог строились. Я, когда заступил на должность, сразу занялся этой проблемой. А там как было? Щебня нет, организация труда у подрядных компаний очень слабая. Я сразу представителя «Казавтожол» туда отправил, он все лето там находился. Строители должны были начать работать первого апреля. В конце марта приезжаю и вижу – у подрядных компаний недостаточно техники и рабочих. Через три дня приезжаю – опять ничего нет. Я сказал подрядчикам: такая работа не пойдет, привлекайте компании на субподряд. Они привлекли еще компании, людей. Пришлось мне этим заниматься.

— Вы любите ручное управление?

— Иногда приходится самому лично заниматься. Иначе мы дорогу не построим.

— Есть упрек, что у нас некачественно планировуется бюджета. Журналисты сравнивали бюджетные расходы регионов, так вот у нас на содержание акиматов, спорт в нашей области затраты из бюджета значительно больше, чем в почти двухмиллионной Алматы. Почему так?

— Это не так. Мы сделали план до 2026 года, трехлетний. Расписали каждый район, каждый поселок – что там будет строиться. Расходы бюджета как закладываются? Мы приезжаем в поселок на сход, жители говорят: нам школа нужна, в другом поселке: нам дорога нужна. Я все записал, проанализировал. Вижу – так не пойдет, системы нет. Поэтому мы сделали план, согласно бюджету, который мы сумеем обеспечить, по всем районам – где какую школу, какую дорогу строить. Все эти вопросы мы уже систематизировали, теперь у нас все четко по плану, исходя из приоритетов и из возможности финансирования. И на вопросы жителей мы сразу отвечаем – что у них будет строиться, в каком году.

— Многие задаются вопросом — не слишком ли много новых машин покупают акиматы, при том, что бюджет области очевидно дефицитный?

— Если вы помните, до этого все машины управлений отдали на такси. Все эти машины угробили, к сожалению. Пришлось управлениям восстанавливать. Я не могу сказать подчиненным по работе – берите такси, езжайте. По правилам есть лимит автомобилей, который положен, мы ничего лишнего не берем.

Два года назад примерно мы обновили автопарк, так как он был очень старый. Срок эксплуатации служебного автомобиля по правилам не должен превышать 10 лет. Эти машины были переданы в народное хозяйство. Взамен было закуплено пять автомобилей посредством проведения открытого тендера.

— Токаев подписал указ о либерализации экономики, предвидится большая приватизация на местах. Акимат области готовит свою программу реализации этого указа? Есть перечень государственных и коммунальных предприятий на передачу в частный сектор предпринимательства?

— Мы готовим такой план. Коммунальные стратегические предприятия решено не отдавать на приватизацию. Думаю, правительство с этим согласится. Это правильно. Например, РЭК и водоканал отдали в управление частной компании, ничего хорошего не вышло, и опять вернули. Никакой частный инвестор их не потянет – там низкие тарифы. Народ требует безаварийной работы теплосетей, водоснабжения. А их ремонт, реконструкция – это огромные затраты. А где взять эти деньги? В прошлом году мы из бюджета оплатили долг «АО «Жайыктеплоэнерго» в полтора миллиарда. А если бы нормальные тарифы были, которые закрывали себестоимость услуг, проблем бы не было.

— Но ведь зарплата 75 процентов населения до ста тысяч тенге не доходит. Это же ваша задача – поднимать благосостояние населения.

— Зарплата до ста тысяч у тех, кто в государственных органах работает. В частных компаниях за такие деньги работать, я думаю, многие не согласятся. В прошлом году «Орал таза сервис» за 170 тысяч не мог найти рабочих. Многие Нам пришлось обратиться в минтруда – дайте нам разрешение на иностранную рабочую силу. Сейчас строительные компании не могут найти водителей, трактористов. Руководители строительных и дорожных компаний при встрече часто говорят мне, что люди с такими специальностями есть, но они запрашивают очень большую зарплату – минимум 300 тысяч, максимум 800 тысяч тенге. По словам руководителей компаний, они такие зарплаты не могут обеспечить. Они тогда сезон на ноль сработают, у них другие расходы есть.

— Видите ли вы в городе сферы, где присутствует монополия и которые следует привести в рыночное состояние?

— Анализ покажет. Много таких объектов. Изначально в сфере образования, культуры, медицины, согласно политике правительства, учреждения передавали в доверительное управление. Помните, отдали 4-ю поликлинику в доверительное управление? А сейчас обратно возвращаем. Частные компании не всегда справляются с управлением.

— У акимата плохо получается с передачей госсобственности в доверительное управление. Аудиторы говорят, что управления финансов, образования, здравоохранения делали пустые договора, плохо прописывали обязательства тех, кому передали объекты в доверительное управление. В результате эти объекты приходится возвращать с убытками.

— Есть такая проблема. При передаче объектов в доверительное управление надо, чтобы четко были прописаны обязанности обеих сторон.В том числе, по инвестициям частной компании – сколько вложений, на что, в какие сроки. Такую задачу я поставил нашим департаментам. Вот по аэропорту срок договора заканчивается в следующем году. Есть вопросы по выполнению обязательств. В настоящее время ведутся переговоры по надлежающему ими обязательств по договорам и устранению имеющихся замечаний.

Тамара Еслямова

Помогите нам рассказывать правду

Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам. В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Мы хотим зависеть только от вас — тех, кто хочет знать правду, тех, кто не боится быть свободным. Помогите нам рассказать вам правду.

Пожалуйста, поддержите нас своим вкладом в независимую журналистику!

Это просто сделать.

Можете нас поддержать через KASPI GOLD, отправив свою сумму на номер 8 777 761 02 61

x
2024-07-18
Утром20.08 ℃
Днем29.49 ℃
Вечером30.99 ℃
Ночью24.41 ℃
Влажность34 %
ДавлениеhPa 1012
Скорость ветра6.12 м/с
2024-07-19
Утром19.84 ℃
Днем29.27 ℃
Вечером30.93 ℃
Ночью23.52 ℃
Влажность31 %
ДавлениеhPa 1007
Скорость ветра4.52 м/с